ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Краткая история. М., 1984, с. 34, 39 - 41, 48 - 50].

Работу, которая была проделана под руководством И. В. Сталина, трудно переоценить. Это эвакуация заводов в тыл и пуск их в кратчайший срок, это его умение и выдержка и, наконец, вера народа в него в то время. Именно в такую годину трудно даже представить другого человека на его месте.

21 марта 1987г.

М. Я. Постол, ст. Атаманская

Краснодарского края

МОЛОДЕЖЬ НЕ ЗНАЕТ

ИСТОРИИ

14 июня 1986 года в телепередаче "Служу Советскому Союзу" мне довелось прослушать пресс-конференцию для молодежи, посвященную 45-летию со дня начала Великой Отечественной войны. Скажу откровенно, она произвела на меня тягостное впечатление.

Особенно поразила беспомощность ответов старших. Впрочем, столь же поразительны были и вопросы молодых.

К примеру: "Наша Красная Армия в первые месяцы войны показала свою небоеспособность. Чем это объясняется?"

Вот так! Ни больше ни меньше: "показала свою небоеспособность". Это о героях Бреста! Это о бесстрашных пограничниках, бойцах заставы А. В. Лопатина, павших, но не склонивших головы. Это о мужественных защитниках Лиепаи и Таллина, Минска и Смоленска, Киева и Одессы, сорвавших расчеты фашистов на молниеносный ход войны.

О Николае Гастелло и Евгении Никонове. Об участниках первого крупного танкового сражения 23 июня под Ровно, в котором схлестнулось с обеих сторон до двух тысяч танков [По мнению Г. К. Жукова, "сведения о танках оказались сильно преувеличенными" (в переговорах по "бодо" с командующим 5-й армией). - Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М., 1974, т. 1, с. 276]. А далее? Это битва под Москвой, Ленинград, не сломленный блокадой. Это Одесса, Севастополь! Это, наконец, легендарный Сталинград!.. Как же вышло, что определенная часть нашей молодежи так плохо информирована о таких очевидных истинах? Не потому ли, что мы забыли элементарную обязанность старших: суметь и через горечь неудач донести до молодежи, до всех грядущих поколений непревзойденный героизм первых дней самой суровой, самой жестокой войны из тех, какие пришлось вести нашему народу.

Нашим идеологическим врагам нужно было принизить, оболгать наш подвиг, умалить значение нашей победы.

Солдаты 42-го выполнили свой долг перед нами. А мы - мы еще нет!

Странно до сих пор слышать обывательскую трактовку заявления ТАСС от 14 июня 1941 года. Говорится, к примеру, что оно сыграло чуть ли не роковую роль в неудачном начале войны, так как дезориентировало страну (А. М. Василевский) [См.: Василевский А. М. Дело всей жизни. В 2-х книгах. М., 1988, кн. 1, с. 119]. Помню, простые, малограмотные старики колхозники, ознакомившись с этим заявлением, глубокомысленно и убежденно говорили: "По всему - воевать с немцем будем!"

Мы должны быть предельно объективны в оценке своих исторических деятелей, в трактовке тех или иных событий, периодов нашей истории. Нельзя, чтобы мерилом в этом важном деле стали суждения обывателя, взгляды и воззрения воинствующего мещанства, чтобы, крича о культе личности Сталина, создавали культ безличности. Деятели, игравшие во многих великих событиях довольно-таки второстепенную, просто незначительную роль, стали выпячиваться на передний план истории...

Дорогие товарищи! Я понимаю, что статью Вы не напечатаете: очень уж она сердитая вышла. Но и отмолчаться я не смог.

21 марта 1987г.

Е. А. Ушаков, ветеран войны,

член КПСС с апреля 1943 года,

г. Волжский Волгоградской обл.

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА

Я верю, что рано или поздно (и чем скорее, тем лучше) историография Великой Отечественной войны будет очищена от многих ошибок и умышленных искажений, без чего нельзя произвести и полностью завершить начатую апрельским (1985 года) Пленумом и XXVII съездом КПСС перестройку. Тогда только ее можно будет назвать революционной, если будет сказана вся правда о Великой Отечественной войне и дана оценка ее уроков. Делается в этом направлении мало и робко, а жаль: все меньше и меньше остается участников тех событий, без свидетельства которых обойтись нельзя.

До сих пор нет полной и правильной оценки роли И. В. Сталина в жизни нашего государства и в войне. До последнего времени в художественной и мемуарной литературе, в кинофильмах и публицистике чувствовался отход от той оценки деятельности И. В. Сталина, которую дал XX съезд КПСС. Создается впечатление, что кто-то упорно хочет обелить деятельность И. В. Сталина. Как рядовой участник событий тех лет, я бы хотел предложить свой ответ на вопрос о неподготовленности нашей страны к Великой Отечественной войне и о вине в этом И. В. Сталина.

Да, к обороне в войне мы были не готовы. Более того, мы к ней на деле (а не на словах) и не готовились [См. раздел "Размышления о читательских письмах", с. 319 - 323] (даже винтовками, как выяснилось, мы не были обеспечены в нужном количестве!). В вопросе об обороноспособности наш народ не просто обманывали - это не то слово, - а оболванивали. Все средства массовой информации и пропаганды гиперболически преувеличивали нашу военную мощь. До сих пор не перестаешь удивляться, как мы только могли в это верить! А к войне мы шли сами, к ней тянули нас предпосылки, создаваемые персонально И. В. Сталиным, и только им. Рассмотрим эти предпосылки.

В период 1937 - 1938 годов было уничтожено (давайте так называть это) 80 процентов высшего и 50 процентов старшего командного состава РККА (такие цифры приводил К. Симонов). В результате к началу войны недавние лихие командиры рот стали командирами дивизий, а вчерашние комбаты стали командовать военными округами.

Люди делали головокружительную карьеру (замещать уничтоженных-то надо!). К. Симонов приводил пример, как за 14 месяцев старший политрук (капитан) вырос до корпусного комиссара (генерал-лейтенанта), оставаясь в душе все тем же старшим политруком. Также, видимо, оставался в душе старшим лейтенантом застрелившийся генерал Копец, командующий ВВС Белорусского военного округа, и комбатом - расстрелянный Павлов, командующий Западным фронтом. К началу войны командный состав РККА на всех уровнях в подавляющем большинстве своем был малоквалифицированным, не имел опыта командования, не говоря уже о боевом опыте. Очень многим командующим ноша была не по плечу. В целом командный состав РККА был запуган, морально подавлен, в гнетущей атмосфере всеобщей подозрительности и неуверенности не мог принимать ответственные решения и проявлять инициативу, что сразу же выявилось в первые дни войны. Красная Армия оказалась обезглавленной, что, бесспорно, учитывалось немцами. Если к началу войны в Испании мы шли наравне с Германией в техническом вооружении, то к концу начали значительно отставать. Наши неудачи в фипской войне в какой-то степени побудили И. В Сталина заняться перевооружением (что некоторые литераторы преподносят сейчас как его великое деяние), но начатые в 1940 году работы в этом направлении поправить положение уже не смогли. Это тоже учитывали немцы. В еще большей степени, чем военные, гибли на всех уровнях партийные и хозяйственные работники, специалисты народного хозяйства, деятели науки и техники (в том числе и создатели военной техники). Атмосфера была создана такая, что люди боялись брать на себя решения, проявлять инициативу, подозрительность глушила их мысли и действия. Все это не могло не сказаться на состоянии народного хозяйства.

Уменьшение темпов экономического роста перед войной стало очевидным. И этого тоже не могли не заметить немцы.

Таким образом, кадровая политика Сталина (как не вспомнить демагогический лозунг "Кадры решают все" [Лозунг "Кадры решают все" сам по себе правилен, но его сушество в рассматриваемое время во многом извратилось])

создала на каком-то отрезке времени снижение нашей экономической и военной мощи, чем и рискнули воспользоваться немцы. Именно рискнули, так как они сами прекрасно понимали авантюрность этой войны, но уж очень велик был соблазн воспользоваться результатами руководства Сталина. Мы сами создали предпосылки, сами "соблазнили"

16
{"b":"38063","o":1}