ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скажу несколько слов о руководстве Сталина обороной страны. Мне как офицеру 313-го артполка 115-й стрелковой дивизии пришлось в начале войны занять оборону на линии Выборг - станция Хиитола. Несмотря на вражеские огневые налеты и бомбежку, дивизия получила указание "ответного огня не открывать". Якобы из тех соображений, что немцы должны быть лишены возможности обвинить советскую сторону в нападении. И мы, затаившись, молчали, а нас в это время поливали огнем. После первых настоящих шквалов войны дивизия, пройдя Ленинград, попала в Невскую Дубровку, где и начала собственно боевые действия. Плацдармом был клочок земли на левом берегу Невы - "пятачок", окруженный со всех сторон противником, который имел в сравнении с нами многократное превосходство и в людях, и в технике. Приказом Ставки нашей дивизии при содействии некоторых других частей было предложено прорвать оборону противника (13 полос укреплений!). На этом "пятачке" мы потеряли, только по официальным данным, 75 тысяч солдат и офицеров! [Наступательные операции на Северо-Западном направлении зимой 1941/42 года подготовили условия для прорыва блокады Ленинграда.

Точные цифры наших потерь не опубликованы.] Стояла суровая зима. Одежда - летнее обмундирование! Промерзшую землю не раскопать ни зубами, ни лопатой. Делали укрытия из трупов погибших. Снабжение боеприпасами было поставлено из рук вон плохо. Например, боекомплект на орудие составлял всего пять снарядов. И стрелять позволялось только с особого разрешения! Не хватало даже винтовок и патронов к ним.

Продснабжение: на сутки один сухарь и в лучшем случае (если удастся переправить с другого берега) суп - котелок мутной жидкости, про которую бойцы говаривали: "Крупина за крупиной гоняется с дубиной". Настроение в войсках, прямо скажу, было подавленное. Бытовало мнение о бездарности и неспособности нашего командования. А что иначе подумаешь, если почти повсюду мы отступали.

Трагическим итогом просчетов Сталина явилось и то, что агрессор потерял вдвое меньше людей, нежели советская сторона, тогда как при должной подготовке обороны это соотношение всегда обратное. Необоснованные репрессии многих выдающихся военачальников также явились причиной неудач первых лет войны.

История - мост в будущее. Без ее познания можно снова попасть в такое же положение, в каком мы оказались 22 июня 1941 года.

23 марта 1987 г.

В. Я. Грачев, член КПСС с 1952 года,

г. Ленинград

НЕ ПРОТИВОПОСТАВЛЯТЬ

НАРОД И ПОЛКОВОДЦЕВ

Я не согласен с академиком А. Самсоновым, когда он говорит, что не военачальники, не полководцы выиграли войну, а народ. При жизни И. В. Сталина победу в Великой Отечественной приписывали ему, роль народа крайне принижалась. В интервью А. Самсонова крайне принижена роль полководцев. Крайности нам ни к чему. Войну выиграл народ, руководимый полководцами, и прежде всего такими, как маршал Г. К. Жуков. Наши потомки будут чтить его так же, как мы чтим Александра Невского, Дмитрия Донского, Михаила Кутузова. И все победы, одержанные русскими войсками, были одержаны под руководством полководцев, и противопоставлять одних другим в корне неверно.

В репрессиях 1937 - 1939 годов повинен в основном И. В. Сталин. Его формула о том, что с победой социализма классовая борьба обостряется, легла в основу деятельности соответствующих органов.

Все это пережито, главное - не повторить ошибок прошлого. Тех лиц, которые преднамеренно или в угоду кому бы то ни было искажают историю, предлагаю в законодательном порядке привлекать к уголовной ответственности,

23 марта 1987 г.

Г. А. Пушкарев, инженер,

г. Свердловск

УВЕКОВЕЧИТЬ ПАМЯТЬ

Н. С. ХРУЩЕВА

Несколько раз приходилось слышать в разговорах, что сейчас к руководству страной пришли, образно говоря, "дети Хрущева" и что они собираются довести до конца те реформы в экономической и социальной жизни, которые ему не дала в свое время провести организованная бюрократия.

Волюнтаризм волюнтаризмом, но, видимо, светлые моменты того периода в памяти современников живы. Как известно, в бытность Н. С. Хрущева получила право на жительство в современных условиях идея мирного сосуществования, реализован целый комплекс социально-экономических мероприятий (переход на 7-часовой рабочий день, новое пенсионное законодательство), дали первые всходы ростки гласности. Можно рассуждать о волюптаристичности решений Н. С. Хрущева в последние годы его пребывания на посту Первого секретаря ЦК КПСС, но, думается, никто не может оспаривать его мужества в деле развенчания культа личности и признания связанных с ним трагических событий. За одно это он заслуживает глубокого уважения. Отрадно, что наконец-то в прессе появляются публикации, призывающие объективно оценить деятельность Н. С. Хрущева (одна из последних - в "Советской культуре" от 21 марта 1987 года - беседа с профессором Ю. Н. Афанасьевым).

Восстановление имени Н. С. Хрущева в истории - это хорошо. Но, думается, необходим и другой шаг. Сейчас, как известно, идет коренная ломка устоявшихся стереотипов в истории нашего государства, объективное осмысление деятельности того или иного лидера страны. Было бы справедливо, на мой взгляд, в развитие этого увековечить память Н. С. Хрущева, как это делалось в отношении других крупных деятелей нашего государства. Я бы предложил даже более решительный шаг - перенести прах Н. С. Хрущева к Кремлевской стене.

Я понимаю, что Вашему изданию ("Аргументы и факты". - А. С.) не по плечу решать подобные задачи. По ведь Вы высказываетесь на подобные острые темы... Каково Ваше мнение на этот счет?

23 марта 1987 г,

В. В. Бендюков, инженер,

35 лет, г. Уфа

РАССКАЖИТЕ О ХРУЩЕВЕ.

СУСЛОВЕ, КОСЫГИНЕ,

БРЕЖНЕВЕ

В ответах академика А. М. Самсонова содержится анализ деятельности И. В. Сталина. Но...

1. До сих пор нет какой-либо серьезной оценки работы Н. С. Хрущева. В учебниках по истории КПСС, справочниках и энциклопедиях (например: Советская военная энциклопедия. М, 1976 - 1980) ничего хорошего не говорится об этом человеке, он предстает как субъективист и волюнтарист. Разве только в этом правда? Никита Сергеевич сделал много доброго для партии и народа. Именно при нем получили начало многие стороны нашей жизни, которые возрождаются сейчас: гласность, демократизация. Руководящие партийные кадры систематически обновлялись. Быстрыми темпами решалась жилищная проблема, обострившаяся теперь снова. Было бы несправедливо забывать обо всем хорошем, связанном с именем Н. С. Хрущева.

2. Нет вообще никакой оценки деятельности Суслова, длительное время отвечавшего за идеологическую работу.

А ведь в материалах январского (1987 года) Пленума сказано о плачевном состоянии и догматизме идейно-теоретической работы. Нет ясности об отношении Суслова к деятелям культуры (В. Высоцкому, А. Тарковскому, Э. Климову), подвергавшимся гонениям и травле.

3. Нет объективной оценки роли А. Н. Косыгина, который 10 - 15 лет назад пытался перевести экономику на путь интенсивного развития и коренной перестройки. Но его рекомендации так и не были приняты. Алексей Николаевич умер, так и не увидев ценности и значимости своих выводов и оценок. А вклад Косыгина в реализацию внешнеполитического курса СССР? Он способствовал ликвидации индийско-пакистанского конфликта (1971 год). Но в вышедшем недавно "Дипломатическом словаре" нет статьи об А. Н. Косыгине.

4. Непонятна оценка и роли Л. И. Брежнева. Ведь если прочитать материалы последних партийных документов, то критика его деятельности в области внутренней политики, особенно конца 70 - начала 80-х годов, вытекает сама собой, но почему-то не фигурирует нигде, разве что намек есть в статье в "Правде" от 19 декабря 1986 года.

23 марта 1987 г.

А. Сафонов, г. Кишинев

ОПУБЛИКОВАТЬ

СТЕНОГРАММЫ

В последнее время многие авторы касаются вопроса о репрессиях 1937 1938 годов. Этот вопрос не надо обходить. Но скажу прямо: мне, например, все же непонятны причины ареста Тухачевского, Якира, Корка, Уборевича и других. Неужели это было совершенно необоснованно, без всяких причин? Суд над военными в июне 1937 года был закрытым. Но и при реабилитации 1957 года никаких конкретных обстоятельств сообщено не было. Просто вчера виновны, а сегодня нет. Неужели суть в том, что этих военных просто оклеветали? Ведь на процессе находились К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, Б. М. Шапошников, другие руководители РККА, они бы не позволили чинить явное беззаконие, да и правительство пристально следило за ходом следствия. В воспоминаниях К. А. Мерецкова говорится, что в июне 1937 года состоялось совещание в Кремле с участием И. В. Сталина. После того как присутствующих ознакомили с материалами следствия, Сталин предложил каждому откровенно высказать свое мнение. Мерецков сказал, что, например, за Уборевичем он ничего не замечал и верил ему. Сталин ответил: "Мы тоже верили им, а вас я понял правильно". Процесс, повторяю, был закрытым, но за 50 лет степень секретности, видимо, снизилась.

19
{"b":"38063","o":1}