ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

а горечь, позор поражений и отступлений падет на тех, кто попадет в плен и не подохнет там, а останется жив". Сказав это, полковник застрелился.

Вот Вам информация к размышлению.

25 марта 1987 г.

В. Н. Мирошниченко, г. Подольск

Московской обл.

ЛИШЬ ИЗМЕННИКИ

НЕ ВЕРИЛИ В СТАЛИНА

В 50-е годы кому-то надо было растоптать авторитет Сталина, втоптать в грязь его имя, сделать так, чтобы наше поколение забыло о нем, забыло, что с именем Сталина связаны грандиозные свершения советского народа. Враги хорошо понимали, что с таким большим авторитетом, настоящим вождем народа Советский Союз достигнет таких вершин, что разговаривать с нами придется стоя на коленях. И они отняли у нас этот авторитет, а с ним и значительную часть нашей героической истории. Получилось так, что не оказалось положительных примеров, на которых должно строиться коммунистическое воспитание. В кино, на телевидении, в литературе творились дикие вещи: исчезли патриотические советские фильмы, по телевизору выступали какие-то хулиганы с длинными волосами и блатными песнями, в книжных магазинах не найти книг "Как закалялась сталь", "Чапаев". Неужели кто-то серьезно думал, что можно воспитывать людей на песнях в исполнении А. Пугачевой?

Но зато Сталина никто из современной молодежи не знает. И это не вина нашей молодежи, а беда. В недавно вышедшем собрании сочинений А. Толстого не оказалось рассказа о героической обороне Царицына. А ведь не случайно Царицын был в свое время переименован в Сталинград и под этим именем вошел золотой страницей в историю нашей Родины. Кто-то без согласия автора вырвал эти страницы.

Этот кто-то имеет имя. Те, кто не верил в Сталина, в дни войны изменили Родине, народу, а в наши дни продолжают свою разрушительную работу. О, как они боятся появления нового Сталина и как он нужен всем честным советским людям!

26 марта 1987 г.

В. В. Тарунтаев, инженер.

член К.ПСС с 1953 года, г. Москва

НУЖНА ПОЛНАЯ

ПРАВДА

...Тезис о войне на чужой территории основывался на мнимой подготовленности нас к войне и был выработан угодниками и очковтирателями соответствующих наших служб. В связи с этим мне припоминается речь К. Е. Ворошилова осенью 1939 года (кажется, на сессии Верховного Совета СССР), в которой он сравнивал огневую мощь наших стрелковых соединений с мощью соединений воевавших тогда европейских армий. Сравнение убедительнейше свидетельствовало о нашем превосходстве.

В этой же речи он сообщил, что у нас есть самолеты, скорость которых превышает 800 километров в час.

Заключив договор с Гитлером, Сталин решил, что он удачно столкнул англо-французов с немцами. С подачи тех же угодников он выработал мнение, что силы англо-французов, поддерживаемых американцами, превосходят силы немцев (это я слышал на лекциях о международном положении еще до войны). И, как мне кажется, опираясь на это мнение, "подпитывал" немцев продовольствием и топливом, с тем чтобы те подольше продержались и посильнее измотали противника до того, как последний их разгромит.

Открыть глаза Сталину в то время было смертельно опасно. Как восточный властелин, он внимал только благоприятным вестям, только тому, что соответствовало выработанной им точке зрения. Этому умело подыгрывали многие из его окружения.

Во время так называемой "странной войны" в Европе в конце 1939 - начале 1940 года Сталину не терпелось столкнуть лбами на линиях Зигфрида и Мажино англо-французов с немцами. Это нетерпение отражалось на тоне нашей пропаганды: чуть ли не с эстрады высмеивалась нерешительность противников ринуться на укрепления друг друга. Не с целью ли доказать воюющим сторонам, что укрепленные линии - бумажный тигр, он бросил наших солдат чуть ли не в штыковую атаку на линию Маннергейма? Не война ли с Финляндией дала повод Гитлеру назвать наших военных и политических руководителей неполноценными? Не эта ли война стимулировала нападение Гитлера на нас еще до разгрома Англии? Эта война до сих пор если не "белое", то "туманное" пятно в нашей истории.

Нашу неподготовленность к войне и истинную мощь немецко-фашистской армии Сталин осознал только после сокрушительного разгрома англо-французов на континенте и взятия немцами Парижа.

Самодовольство и уверенность в ожидании истощения воюющих сторон сменились у Сталина страхом перед Гитлером. Боязнь "прогневить" Гитлера побудила Сталина не подводить войска к границам и дать категорический приказ военным "не отвечать на провокации". Он сознательно допускал разведывательные полеты немецкой авиации над нашей территорией, с тем чтобы убедить немцев в отсутствии наших войск на границах с Германией. Не желание выиграть время для подготовки к войне, а наивная надежда на то, что немцы все-таки решатся ринуться через Ла-Манш на Англию, руководила действиями Сталина в то время.

Именно поэтому эшелоны с хлебом и нефтью шли в Германию до 22 июня 1941 года.

Страх лишил Сталина способности оценивать обстановку, всякие объективные (но неприятные его слуху) сведения его раздражали. Он не только не внимал донесениям разведки, но (я уверен) и расправлялся с особенно настойчивыми работниками разведорганов.

Во всем этом - причина уничтожения значительной части нашей авиации в первый день войны и неудачи первых месяцев.

В Вашей беседе более или менее откровенно, но не до конца говорится о роли Сталина в войне. Ведь самые тяжкие страницы истории Отечественной войны связаны с именем Сталина. Даже во многих военных мемуарах, выдержанных в благоприятном для Сталина ключе, прослеживается мысль: убедили Сталина - успех, не убедили - катастрофа. Надо прямо сказать, что всю войну он путался под ногами военных и мешал. Один мой сослуживец как-то мрачно сострил: "...единственное предложение Сталина, не приведшее к катастрофе, - это назвать операцию 1944 года в Белоруссии именем Багратиона". О каком еще полководчестве Сталина можно говорить?!

Видимо, груз старого определяет Ваши объяснения "ошибок" Сталина происками немецкой разведки. Я имею в виду "ошибку" в определении направления главного удара немцев в 1942 году, а особенно "ошибку" в расправе над выдающимися советскими военачальниками в 1937 году. Вопервых, грош цена государственному руководителю, способному "клюнуть" на такие дешевые приманки. Во-вторых, гибель Тухачевского и других не зависела от желаний немцев.

Ведь Блюхер, Егоров, Дыбенко и тысячи других командиров погибли без вмешательства немцев. Были ли вообще эти фашистские фальшивки? Кто их видел? Не немецкая дезинформация, а несостоятельность Сталина как военного руководителя определила катастрофу киевской группировки в 1941 году.

В прямой связи с войной следует сказать хотя бы о политических издержках "дружбы" с Германией в 1939 - 1941 годах. Не касаясь самого договора, нелишне вспомнить о непонятной доброжелательности нашей печати и радио к фашистам, о неразумном и бестактном отношении к будущим союзникам (значит, Сталин тогда еще не знал, против кого и в союзе с кем мы будем воевать), о поздравлениях Гитлера с успехами в разбойных акциях в Европе, об оскорбительном отношении к польской нации после разгрома Польши Гитлером, о политическом цинизме с выдачей Сталиным Гитлеру немецких и других антифашистов, нашедших убежище в нашей стране [См, об этом: Письмо "исторического оптимиста". - Дружба народов, 1988, No 3, с. 238].

В порядке ликвидации "белых пятен" следует прекратить наводить тень на плетень с пленением немцами сына Сталина Якова. Есть тенденция выставить Якова чуть ли не героем. В фильме "Освобождение" есть сцена, где Власов предлагает Якову поступить на службу к нему (июль 1943 года). Позже в литературном произведении И. Стаднюка "Война" сказано, что Яков был убит 14 апреля 1943 года в лагере Заксенхаузен. Где правда? Было ли в действительности почти наполеоновское: "Я фельдмаршала на солдата не меняю"?

Я знаю, что многие мои сверстники, чьи родители стали жертвами сталинских зверств в 1937 году и позже, честно воевали, не сдавались в плен, не перебегали к врагу, достойно прожили жизнь, а некоторые добыли себе добрую славу и в стране, и за рубежом.

22
{"b":"38063","o":1}