ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы часто говорим о борьбе с буржуазными фальсификаторами истории войны. И правильно говорим: на их совести немало грехов. Но вот парадокс: козыри им нередко мы даем сами. Уж очень легко, в угоду сиюминутной конъюнктуре, мы "выстригали" историю. Этим подрывали собственные же позиции, подрывали всю нашу историческую науку, занимающуюся Великой Отечественной войной. Выступать в таких случаях против фальсификаторов очень трудно.

Например, в свое время Воениздат выпустил хронику Великой Отечественной войны [Речь идет о книге "СССР в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. (краткая хроника)". М., 1964]. В целом это была хорошая, добротная работа. Но одна деталь - среди командующих фронтами не упоминался маршал Георгий Константинович Жуков. Именно эта деталь и дала возможность зарубежным историкам всю книгу перечеркнуть крест-накрест.

Обращаясь к истории минувшей войны, включая и наиболее сложные ее явления, каждый раз убеждаешься, что только пристальное исследование широкого круга источников позволяет понять истинную природу явлений. Почему, например, летом 1942 года вермахт вторично захватил стратегическую инициативу на советско-германском фронте, а его войска оказались под Сталинградом и на Кавказе? Ведь временные факторы первоначальных успехов противника к тому времени уже перестали существовать.

Почему повторилась тогда трагедия отступления наших войск и захвата врагом советской территории? Едва ли можно все объяснить только тем, что наши союзники не открыли тогда второго фронта. Значение самого этого факта несомненно, но известно и то, что позже Красная Армия один на один одержала выдающиеся победы под Сталинградом и Курском, когда второго фронта в Европе все еще не существовало.

Факты требуют от историка объективного анализа. Видимо, тут необходимо сказать об отрицательной роли, которую сыграла неправильная оценка Ставкой Верховного Главнокомандования и Генштабом фашистских планов на летнюю кампанию 1942 года. Такой анализ проведен в исторической литературе, и он сделан на основе изучения прежде всего документов. Помогли в этом и мемуарные труды Маршалов Советского Союза Г. К. Жукова, А. М. Василевского, И. X. Баграмяна, К. С. Москаленко.

НЕ ВСЕ ЕЩЕ ЯСНО

Изучение, исследование событий Великой Отечественной войны продолжается. Существуют принципиальные вопросы, ждущие дальнейшего глубокого проникновения и раскрытия. Остановлюсь еще на одном примере. В мемуарах Маршала Советского Союза Г. К. Жукова рассказывается, как Ставка ВГК 5 января 1942 года решала вопрос о переходе Красной Армии в общее наступление после разгрома крупнейшей группировки вермахта на подступах к Москве. Г. К. Жуков был единственным, кто на этом заседании высказался против одновременного наступления советских войск на всех трех главных стратегических направлениях. Для такого наступления недоставало резервов. "Это обстоятельство, конечно, было хорошо известно Верховному, - писал Г. К. Жуков. - Однако он верил, что и при имеющихся у фронтов возможностях нам удастся сокрушить оборону немецко-фашистских войск, если строго руководствоваться принципом массирования сил в ударные группировки и умело проводить артиллерийское наступление" [Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2-х т. М., 1974, т. 2, с. 49].

Ставка приняла решение - наступать. На ее решение оказал влияние, несомненно, и морально-политический фактор. 1942 год начинался трудно. Победа над врагом нужна была как воздух. Требовалось укрепить моральный дух народа, ведущего смертельный поединок с грозным противником. Надо было показать личному составу Вооруженных Сил, каждому советскому человеку, что на смену неудачам и поражениям, обусловленным неблагоприятными условиями начала войны, вступили в действие постоянные факторы. То, что прорвавшаяся к Москве крупная группировка немецко-фашистских войск потерпела поражение, было уже ясно: она все дальше отбрасывалась от стен столицы на запад. Но над Ленинградом по-прежнему нависала смертельная опасность. Положение на юге страны было сложным и трудным.

В этой обстановке Ставка стремилась не только закрепить и углубить победу на подступах к столице, но и значительно изменить положение на всех главных участках фронта. Однако достичь цели в задуманных масштабах не удалось. Маршал Г. К. Жуков об этом писал: "...мы не имели реальных сил и средств, чтобы... разгромить в 1942 году такого мощного и опытного врага, как гитлеровский вермахт" [Там же, с. 51].

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ФАКТ

Смотреть правде в глаза, ни на шаг не отступать от факта - закон истории, а в военной истории - закон дважды. Я видел, как именно этому закону следовали творцы нашей Победы в Отечественной войне. Много лет работал над рукописью своей книги "Воспоминания и размышления" маршал Георгий Жуков. Он регулярно приезжал в подмосковный Подольск, в Центральный архив Министерства обороны СССР. Всего им было изучено за это время свыше полутора тысяч документов.

А ведь он обладал прекрасной памятью, многие сообщаемые им сведения носили уникальный характер.

Во время одной из наших встреч с маршалом зашла речь о готовящихся его воспоминаниях. "Не хочу приглаживать события, - сказал Георгий Константинович. - Свои взгляды и выводы я аргументирую и подтверждаю документами. Считаю, что при наличии другой точки зрения она также должна быть аргументирована и обоснована, навязывание чужих мнений мне претит. Я хочу, чтобы за моей подписью высказывались мои соображения. В противном случае печатать вообще не надо".

Приведу еще пример. Вскоре после выхода в свет мемуаров Г. К- Жукова я навестил А. М. Василевского в больнице. "Теперь и не знаю, нужны ли мои воспоминания, - сказал Александр Михайлович. - Георгий Константинович так полно и хорошо обо всем написал". Он достал из стоявшей у кровати тумбочки большую папку с рукописью и протянул мне. Это была его будущая книга "Дело всей жизни" (она вышла в Политиздате в 1973 году).

ТРУДНЫЕ ВОПРОСЫ

Военная история содержит немало трудных вопросов. Боязнь их приводит к умолчанию или скороговорке там, где от историка требуется честная констатация фактов минувшего. Нельзя, например, не писать об ущербе, понесенном нашим обществом в предвоенные годы от необоснованных репрессий 1937 года, распространившихся и на высшие военные кадры. А мы по-прежнему смягченно говорим в литературе о просчетах накануне войны, о масштабах последствий этого.

Война СССР против фашистских агрессоров вызвала потерю многих миллионов человеческих жизней, гибель гигантских материальных и духовных ценностей, неисчислимые страдания и беды народных масс. Виновником всего этого являлся германский империализм и фашизм вместе с их пособниками. Такой вывод неопровержим. Но все ли потери были неизбежны? Это неизученный аспект событий минувшей войны. Каким образом решались задачи в каждом бою, сражении, битве, при эвакуации материальных и людских ресурсов? Полностью ли были разработаны в советском военном искусстве вопросы руководства вооруженными действиями в условиях тяжелых оборонительных боев и вынужденного отхода войск в глубь советской территории? Какой ценой приобретался и накапливался боевой опыт? Все это имеет прямое отношение к изучению уроков истории.

Настало время углубленно обратиться к слагаемым цифрам потерь - 20 миллионов. Сколько воинов пало и в каких боях, сражениях, битвах, при окружениях наших войск в 1941 - 1942 годах? В фашистских концлагерях только на оккупированной врагом советской территории погибло почти 4 миллиона [См.: Пособники лжи. Историческая версия Н. Дэвиса с подачи Би-би-си. - Советская Россия, 1988, 14 февраля]. А жертвы концлагерей Дахау, Бухенвальда, Освенцима, Заксенхаузена, Треблинки? И не пора ли и их считать погибшими на Великой Отечественной войне?

Хочу подчеркнуть: история войн не знает такого крупного противоборства воюющих сторон, в котором обе стороны не допустили бы крупных просчетов. Нам важно показать, как преодолевались трудности и исправлялись ошибки, как накапливаемый опыт повышал мощь Советской страны и ее Вооруженных Сил. Решающим явилось то, что Советский Союз одержал историческую победу в Отечественной войне, опираясь на преимущества социализма и используя их.

5
{"b":"38063","o":1}