ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Словом, нельзя забывать, что мы вступили в войну, еще продолжая быть отсталой в промышленном отношении страной по сравнению с Германией...

Наконец, надо добавить, что Гитлер со дня своего прихода к власти абсолютно все подчинил интересам будущей войны, все строилось в расчете на победу в этой войне, все делалось для этого, и только для этого. А мы такой позиции не заняли, остановились на полумерах. Сталкивались друг с другом интересы ведомств, шла бесконечная торговля по каждому вопросу, связанному с вооружением армии и подготовкой к войне. Все это тоже надо класть на чашу весов, объясняя причины наших поражений и неудач первого года войны" [Симонов К. К биографии Г. К. Жукова, с. 102 - 103].

При всем высочайшем авторитете маршала Г. К. Жукова не могу считать все положения этого высказывания полностью бесспорными.

События советско-германской войны показали, что СССР в экономическом, морально-политическом и военном отношениях обладал такой мощью, которая позволила ему даже в кризисных фронтовых ситуациях выдержать натиск, а затем и сокрушить агрессора. Мобилизация наших сил проходила в экстремальных условиях потери огромной территории, 70 миллионов человек, неисчислимых экономических ресурсов, в условиях трагических потрясений 1941 - 1942 годов.

Мы имели на подготовку к войне 20 лет, а Гитлер - девять. Экономика Германии оставалась капиталистической, поставить ее полностью в подчинение государству не удалось даже Гитлеру. И если бы подготовка нашей армии и страны к войне шла в соответствии с разработанной к середине 30-х годов под руководством М. Н. Тухачевского, А. И. Егорова, И. Э. Якира, И. П. Уборевича и других программой, то и события первого периода войны не получили бы такого драматического развития, как это произошло в действительности.

Таковы горькие страницы минувшего - и наступило время прочесть их не приукрашивая.

ГОД 1941-й:

ФРАГМЕНТЫ ИСТИНЫ

Тот страшный год во многом еще не освещен в исторических исследованиях. Выше я отметил общие причины драматического для нашей страны начального периода войны с фашистской Германией. Для размышлений о 1941-м я отобрал лишь ряд фрагментов из писем, авторы которых характеризуют причины трагического развития событий на первом этапе войны и меру ответственности в этом И. В. Сталина, затрагивают проблему народа, армии, полководцев, касаются и более частных вопросов: о судьбе первого состава командования войсками Западного фронта, возникновении призыва "За Родину, за Сталина!".

Итак, 22 июня 1941 года. Во-первых, запоздалые директивы о приведении войск западных приграничных округов в полную боевую готовность. Отсюда для них - оперативная и тактическая внезапность. Об этом совершенно недвусмысленно свидетельствуют и участники событий с немецко-фашистской стороны, которых в данном случае никакие заподозришь в фальсификации. Так, командующий 2-й танковой группой генерал-полковник Ганс Гудериан вспоминает: "...20 и 21 июня находился в передовых частях моих корпусов, проверяя их готовность к наступлению. Тщательное наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста, который просматривался с наших наблюдательных пунктов, под звуки оркестра они проводили развод караулов. Береговые укрепления вдоль Западного Буга не были заняты русскими войсками...

Перспективы сохранения момента внезапности были настолько велики, что возник вопрос, стоит ли при таких обстоятельствах проводить артиллерийскую подготовку?.." [Гудериан Г. Воспоминания солдата. М., 1954, с. 146 - 147.]

Во-вторых, роковые последствия имело то, что вражеская разведка (это при нашей-то сверхбдительности!) досконально вскрыла систему дислокации наших сил и средств, как и инфраструктуру их обеспечения, коммуникаций, связи и т. п., в приграничной зоне примерно на глубину 300 километров. Приведу лишь один пример. Советские ВВС в первый день войны потеряли около 1200 самолетов, главным образом новых конструкций, преимущественно на аэродромах. Только Западный фронт лишился 738 самолетов [См.: Великая Отечественная война. 1941 - 1945. Энциклопедия, с. 147.].

В-третьих, ослабление нашего сопротивления первым ударам врага повлек за собой и массовый отрыв от своих частей на учебные сборы артиллерийских, в том числе зенитных, средств.

В-четвертых, организацию прочной обороны затруднило совершенно недостаточное оперативное обустройство территории, вновь вошедшей в состав страны, где развернулись первые сражения.

В-пятых, существовал просчет И. В. Сталина в определении вероятного направления главного удара агрессора, чем была вызвана относительная слабость Западного фронта по сравнению с Юго-Западным.

Читатель В. Горбунов (г. Белгород) напоминает некоторые конкретные факты. 22 июня 1941 года в 00 часов 30 минут директива No 1 из Москвы предупреждала командующих западными округами о возможности внезапного нападения, но тут же указывала: "Нападение немцев может начаться с провокационных действий". Директива No 2, переданная в 7 часов 15 минут, когда противник уже совершил вторжение, предписывала всеми силами обрушиться на врага.

И опять оговорка: впредь до особого распоряжения наземными войсками границу не переходить, а удары авиации наносить на глубину германской территории до 100 - 150 километров [Приводя фрагменты из писем, с которыми я в основном согласен, хочу отметить, что в них имеются некоторые фактические неточности].

В. Горбунов продолжает: "Сталин повинен в трагических неудачах 1941 1942 годов. Он сосредоточил всю полноту власти в своих руках, ни к чьим мнениям не прислушивался и допускал одну ошибку за другой. Отдельные примеры:

Сентябрь 1941 года. Сражение за Киев. Сталин отклонил предложение об отводе войск ЮЗФ на подготовленный рубеж по р. Псёл. Результат: около 600 тысяч наших войск окружены.

Май 1942 года. Неудачное наступление на Харьков. Генерал А. М. Василевский дважды предлагал остановить наступление. Сталин и Тимошенко не согласились. Результат:

окружение наших войск в Барвенковском выступе. В Харьковской наступательной операции войска ЮЗФ и ЮФ потеряли 229 тысяч человек, 5060 орудий и минометов, 775 танков" [В нашей открытой печати этих цифр я не нашел. По немецким, не вполне достоверным, источникам было взято в плен 240 тысяч человек, 2026 орудий и 1249 танков. - См.: Типпельскирх К. История второй мировой войны. М., 1956, с. 232.].

Справедливость требует сказать, что печальный итог Харьковской операции был обусловлен более глубокими причинами. Главная из них в том, что гитлеровское командование готовилось на юге к операции стратегического характера и стягивало сюда соответствующие резервы, в то время как наши войска Юго-Западного и Южного фронтов были готовы лишь к ограниченной операции оперативного масштаба.

Стоит напомнить, что не кто другой, как сам И. В. Сталин, вынужден был признать в своей речи сразу после окончания войны: "У нашего правительства было не мало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941 - 1942 годах... Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство..." [Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1947, с. 196 - 197]

Был ли Сталин великим полководцем? На этот вопрос поступило чрезвычайно много откликов. Читатель И. В. Горобец (г. Новочеркасск Ростовской обл.), отвергая мое мнение ("великим полководцем я его не считаю"), пишет:

"А вот маршал А. М. Василевский написал свои воспоминания о войне уже в 1973 году, то есть после XX съезда КПСС. У него была большая возможность написать о Сталине и были, и небылицы, однако он написал: "И. В. Сталин стал хорошо разбираться не только в военной стратегии, что давалось ему легко, так как он был мастером политической стратегии, но и в оперативном искусстве... Полагаю, что И. В. Сталина, несомненно, можно отнести к разряду выдающихся полководцев" [См.: Василевский А. М. Дело всей жизни. М., 1973, с, 127 - 128].

82
{"b":"38063","o":1}