ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Миссия дракона: вернуть любовь!
Пусть об этом знают все
Демонический рубеж (Эгида-7)
Олимпийские игры
Неидеальный психолог. Работа над ошибками
В капкане у зверя
Искажающие реальность. Книга 5
Ведьма
2000000 километров до любви. Одиссея грешника
A
A

Павлов Д. Г. выступал против арестов 1937 - 1938 гг.

В 1938 г. летом Павлов Д. Г., Аллилуев Павел Сергеевич (комиссар Автобронетанкового управления) и Кулик Г. И.

(начальник арт. управления) подавали лично товарищу Сталину петицию с просьбой прекратить массовые аресты старых кадровых командиров. Из этих трех человек - не знаю, жив ли Кулик Г. И., а что касается Аллилуева, то он скоропостижно скончался в том же году, на другой день после приезда с курорта. Но о факте подачи петиции лично Сталину, вероятно, известно К. Е. Ворошилову. Я предполагаю это потому, что перед тем, как пойти к тов. Сталину, Аллилуев и Павлов ездили на дачу к К. Е. Ворошилову (лето 1938 г.).

Второй факт: в 1938 г., по словам мужа, товарищу Мерецкову угрожала неприятность. Тов. Сталин спрашивал мнение Павлова о Мерецкове. Павлов сказал, что очень хорошо его знает как смелого и преданного человека, особенно по войне в Испании.

То, что убрали Павлова Д. Г. в начале войны, было отрадно для врагов. Об этом свидетельствует следующий факт: когда семья была сослана в Красноярский край и проживала в поселке Тея Енисейского района, к нам пришла высланная туда же гражданка Постникова А. И. (1944 г.).

Она очень удивилась, почему мы здесь (семья Павлова - и в таком же положении, как они). Постникова рассказала следующее: она - жительница г. Боровска, в период оккупации у них на квартире стояли немецкие офицеры. Так один из них похвалился, что русские никого не могут противопоставить генералу Гудериану. Был, дескать, у них генерал Павлов, да и этого убрали. Представьте, как тяжело было это слышать![Очень вероятно, что немецкие офицеры могли знать Павлова по боям в Испании.] Первое, что приходило на ум, - лучше бы Павлов погиб тогда, в начале войны, когда была сброшена на штаб округа бомба, наверняка предназначенная для него, пробившая воронку, которую я видела своими глазами, рядом с кабинетом Павлова в зале заседаний!

И наконец, как обстояло дело. Перед самой войной Павлову сообщили, что немцы готовятся к маневрам, и Павлов получил приказ тоже проводить маневры. Начало войны, состояние и соотношение сил известно Вам больше, чем мне.

Павлову Верховное Командование не разрешило выезжать на линию фронта, а послали маршала Кулика Г. И., который попал в окружение.

2 июля Павлов был вызван в Москву. Был на приеме у Молотова В. М. Вернувшись с приема, муж сказал мне, что давал В. М. Молотову объяснение причин отступления после боя на Березине: сдерживать было нечем, подкрепления не предвиделось, оставаться - означало погубить всех людей и остатки техники. Затем муж сказал мне, что его направляют командовать танковыми войсками к Тимошенко С. К., а вопрос об отступлении разберут на бюро.

3 июля, собираясь на фронт, муж сказал: "Поеду бить Гудериана, он мне знаком по Испании". А на мой вопрос:

"Положить ли тебе парадную форму?" - ответил: "Победим, приедешь в Берлин и привезешь!"

Всякий раз, до самой смерти, не могу без волнения вспоминать эти последние слова мужа.

На фронт Павлов Д. Г. выехал 3 июля в 9 часов утра в сопровождении полковника для поручений Яновицкого А. В. и шофера Науменко Н. по автостраде Москва - Минск, в сторону Смоленска. Больше от мужа я ничего не получала, никаких известий. Единственные вести-слухи дошли до меня, что якобы вслед за мужем была послана машина, чтобы его арестовать, а арестовывал кто-то из заместителей Берии (выходит, до Смоленска он не доехал). Кроме слухов меня тогда удивил еще факт: сопровождавший Павлова на фронт полковник Яновицкий написал мне открытку с просьбой ответить в Тамбов, до востребования. Это был тыл - и не госпиталь, а время - конец июля 1941 г.

Вот и все.

15 лет прошло, как нет в живых Павлова. У меня осталась последняя надежда: смыть посмертно грязное пятно с имени честного человека и убрать тень с семьи. Еще раз прошу ЦК КПСС разобрать вопрос о реабилитации Павлова Д. Г." [Возможно, не все факты, изложенные в письме, точны. Так, И. Стаднюк утверждает, что Д. Г. Павлов вернулся на Западный фронт и был арестован там. Может быть, прав Стаднюк, ибо, по данным А. И. Еременко, принимавшего 30 июня 1941 года Западный фронт у Д. Г. Павлова, последний в тот же день уехал в Москву. По данным Главного управления кадров Министерства обороны СССР, Павлов был арестован 4 июля 1941 года. Это значит, что он мог вернуться в Смоленск и быть арестованным там].

Жалоба А. Ф. Павловой была рассмотрена. Каких-либо доказательств, подтверждающих преступления, за которые были осуждены Д. Г. Павлов, В. Е. Климовских, А. Т. Григорьев и А. А. Коробков, добыто не было. По заключению Генерального прокурора СССР 31 июля 1957 года приговор в отношении Д. Г. Павлова и других Военная коллегия Верховного суда отменила и дело прекратила за отсутствием состава преступления.

Хочу привести здесь выдержку из посмертно опубликованной статьи К. М. Симонова, где сказано следующее:

"Последним трагическим аккордом того отношения к кадрам, которое сложилось у Сталина до войны, были обвинения в измене и предательстве, выдвинутые им летом против командования Западным фронтом - Павлова, Климовских и ряда других генералов, среди которых, как потом выяснилось, были и люди, погибшие в первых боях, и люди, до конца непримиримо державшие себя в плену.

Труднее сказать, что двигало Сталиным, когда он объявлял этих людей изменниками и предателями: расчет отвести от себя и обрушить на их головы гнев и недоумение народа, не ожидавшего такого начала войны? Или действительные подозрения? Думается, и то и другое - и расчет, и подозрение, ибо ему уже давно было свойственно искать объяснения тех или иных неудач не в ошибках своих и чужих, а в измене, вредительстве и тому подобном" [Симонов К. Уроки истории и долг писателя. - Наука и жизнь, 1987, No 6, с. 46.].

В народе говорят: время рассудит. Почти полвека прошло со дня гибели генерала Д. Г. Павлова. Правда и ложь, легенды и слухи, рассказы очевидцев и крупицы научных исследований - через все это проходим мы сегодня к истинному пониманию его личности. И понимание это дал в своем письме краевед Г. В. Родченко из г. Слуцка Белорусской ССР: "Д. Г. Павлов был храбрым генералом. Просчет его в том, что ошибся в направлении главного удара немцев:

сильно укрепил барановичское направление и оголил левый фланг фронта... [Автор письма в данном случае противоречит сам себе, ибо брестско-барановичское направление как раз и находилось на левом (южном) фланге. При этом его укрепление было вполне оправдано, ибо здесь враг имел четырехкратное превосходство. Крайний правый (северный) фланг был действительно слаб (одна дивизия на 40 километров фронта), но обеспечение стыка было поручено соседу - 11-й армии Северо-Западного фронта.] Танкисты Павлова сражались отчаянно...

Надо бы улицу в Москве назвать именем Павлова". От себя добавлю: не вина его - беда состояла в том, что из-за массовых репрессий среди высшего командного состава Красной Армии перед самой войной на их должности были назначены люди без достаточного военного опыта и знаний.

К их числу принадлежал и генерал Павлов - человек исключительного личного мужества, храбрости, ответственности, но не подготовленный всем предыдущим опытом к командованию фронтом, тем более таким, каким стал в 1941 году Западный фронт.

Клевета в отношении Героя Советского Союза Д. Г. Павлова и других несправедливо осужденных генералов первого командования Западного фронта не должна распространяться ни прямо, ни косвенно. В том числе и в печати.

ТРУДНЫЙ ПУТЬ

К ПОБЕДЕ

Анализируя события Великой Отечественной, читатели справедливо напоминают о том, с каким грозным и опасным врагом мы единоборствовали в минувшей войне. Они, бесспорно, правы. Фашистская Германия действительно обладала огромным военным потенциалом, а ее вермахт являлся самой мощной армией капиталистического мира.

Развязав вторую мировую войну, нацисты оккупировали Польшу, Бельгию, Голландию, Люксембург, вынудили капитулировать такую великую державу, как Франция.

86
{"b":"38063","o":1}