ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Окна были закрыты, двери заперты, и все же по комнате пронесся ветер. И не какое-нибудь легкое дуновение, нет, настоящий крепкий вихрь, который оборвал и швырнул на пол тяжелые гардины, смел со столов скатерти, бумаги голубями полетели во все углы. Но это было еще не все: Вэрнисэж своими глазами увидел, как мебель принялась разгуливать по комнате. Тяжелые шкафы, как конькобежцы, заскользили вдоль стен, массивная крышка стола встала на ребро, тумбы разъехались.

- Это спиритический сеанс? - проговорил Вэрнисэж, цепляясь за остатки чувства юмора. Но никто ему не ответил. Испуганно вскрикнул шеф: он почувствовал, как неумолимо раскрывается сама собой дверца бронированного сейфа, и беспомощно замолотил по ней слоновьими ногами. Испуганно вскрикнула Ультра, но по другой причине. Вэрнисэж сам едва удержался от крика, увидев, что ковер, на котором в беспамятстве валялся Фруктер Бродт, одетый в смирительную рубашку, что этот ковер медленно поднимался над полом, как был - сбитый и смятый, и остановился, распластавшись на высоте человеческого роста. А Фруктер Бродт, по-прежнему не шевелясь, лежал на этом ковре.

- Прекратите! - задыхаясь, выкрикнул шеф.

Тут Шейлок Хамс, который один спокойно и с любопытством принимал это зрелище, спохватился.

- Бреддисон, фиксируйте! - сказал он.

Но Бреддисон как будто не услышал. Он стоял, держа в руках крохотную машинку - подобие дрели, с медным зубчатым колесиком, упрятанным в прозрачный футляр. Бреддисон вращал рукоятку, которая приводила в движение колесико и стрелку, укрепленную на одном зубце, острую, как рыбий зуб. И сам Бреддисон медленно поворачивался, следя за стрелкой. Уже вся мебель в кабинете затанцевала, шкафы прыгали, как живые, танец становился бешеным и опасным, кресло-сейф вместе с шефом пронеслось под висящим в воздухе ковром, под самой спиной Фруктера Бродта и еле проскочило между двумя шкафами, которые в следующую секунду сшиблись, как деревянные слоны.

- Хватит! - закричал шеф женским голосом.

- Фиксируйте, Бреддисон! - надрывался Шейлок. Нэш Вэрнисэж очутился лицом к лицу с Бреддисоном и его машинкой, и ветер дунул ему в лицо. Но Вэрнисэж тут же перестал его ощущать и увидел, что в комнате прежний порядок, только сам он почему-то идет задом, пятится, как после аудиенции у короля. Странно: воспоминания, теряя смутность, с бешеной скоростью понеслись у него в голове, красиво, отчетливо, но в обратном порядке - как фильм, запущенный не с начала, а с конца, когда убитый траппер оживает и стрела из его груди возвращается на тетиву и снова прячется в колчан индейца. Нэш не слышал, как Шейлок снова закричал:

- Фиксируйте, Бреддисон! - но Бреддисон не повиновался, и Шейлок внезапно сообразил: "Он же не понимает по-хорошему!" - и рявкнул: Фиксируйте, идиот этакий!

Бреддисон вздрогнул, затоптался на месте и направил свою дрель на кресло, в котором перед тем сидел Шейлок Хамс. Тут Вэрнисэж пришел в себя, замерев возле самой двери. И увидел, что в полу под креслом образовалась дыра.

- Немного не в фокусе, - произнес Бреддисон своим слабым голосом. Сейчас...

Дыра исчезла. Зато кресло поднялось и, колыхаясь, будто кто-то его нес, помчалось к двери. Нэш Вэрнисэж отскочил. Ножки кресла вонзились в запертую дверь, прошили ее насквозь, потом сквозь дверь прошли сиденье и спинка. А на двери не осталось ни единой царапины. Фруктер Бродт, который только что пришел в себя и тупо глядел на это, сказал:

- Унм - глих. Этого не было. - Он улегся на бок и принялся старательно храпеть, по-прежнему вися в воздухе. Шеф вытер лысину и сказал жалобным голосом:

- Шейлок, я не желаю иметь дело с невидимками, обокрадут еще!

Но упоенный своей властью Шейлок не слышал.

- Мы отправили его в прошлое! - орал он. - А теперь в будущее! Бреддисон, скотинка моя, в будущее!

Бреддисон заморгал, стал крутить рукоятку в обратную сторону. Тихо жужжало колесико, кресло явилось обратно сквозь запертую дверь, зигзагом пронеслось по комнате, на миг очутившись между Бреддисоном и Вэрнисэжэм. В этот самый миг Вэрнисэжа ослепило еще одно виденье. Это не было воспоминание, ничего подобного с Нэшем никогда не приключалось. Он увидел себя в бетонной конуре, услышал противный писк вокруг и почувствовал, что изо всех сил отбивается - ногами, исцарапанными руками отбивается от полчища крыс. Сквозь прямоугольную щель в стене в конуру проникал лунный лучик. Щель была забрана решеткой. Вэрнисэж откуда-то издали услыхал голос шефа:

- Кончайте эту петрушку, ребята. Мне надоело.

Кресло стало на место и долго не двигалось. Шеф успокоенно подумал, что машинка, слава богу, отказала. Он прикрыл утомленные глаза. Фруктер Бродт храпел, Вэрнисэж стоял, охватив руками склоненную голову. И поэтому только Ультра Мод и Шейлок Хамс - Бреддисон, понятно, не в счет - видели, как кресло вдруг дернулось, взлетело ножками вверх и со страшной силой обрушилось на голову шефа! Но он ничего не увидел и не почувствовал. Когда он снова открыл глаза, обломки кресла были собраны и вынесены невидимыми руками.

Ультра и Шейлок обменялись быстрым взглядом. И оба промолчали.

- Все? - спросил шеф.

- Да, все, - сказал Шейлок. - Теперь вам понятно? Ракету, которая движется во времени, никакие радары не засекут. Все средства перехвата против нее не помогут. Мы можем послать ракету с любой начинкой прямо в будущее...

- И там она взорвется! - подхватил шеф. - И никто не подкопается! Тьфу, да что это я! Дать один залп в это самое будущее, один-единственный... с водородным зарядом, чтобы там осталось одно кладбище...

- Или с нашим порошочком: они сами истребят друг друга!

- ...а потом согласиться на всеобщее и полное разоружение!

Хамс хихикнул.

- И честно соблюсти условия договора, да, шеф? Я согласен даже сдать свой пистолет!

- У тебя, конечно, есть запасной. Да, мы сдадим все. Перекуем... мечи... на орала! - шеф давился смехом.

- Человечество в едином порыве... - пробормотал Нэш Вэрнисэж, еще глядя дикими глазами. - Лев рядом с ягненком и дитя... Братские объятья...

- Во-во! - сказал шеф. - Только эти братские объятья надо будет своевременно разомкнуть. Так, небольшое охлаждение. Однако пути для переговоров остаются открытыми, и ведутся переговоры о том, когда начать эти самые переговоры, а тут...

- ...как трахнет! - восхищенно взвизгнул Хамс. Шеф мечтательно кивнул. Мягкая улыбка и затуманенные глаза были в эту минуту у шефа. Он доброжелательно посмотрел на Хамса.

- Вот так, милый Шейлок, - сказал шеф. - Но ведь вам, конечно, не терпится перейти к делу?

- Само собой, - заторопился Шейлок. - Учтите, опекуном Бреддисона по всем бумагам считаюсь теперь лично я. Товар вы видели, и я так считаю, что за машинку своя цена, за порошочек...

- Мы сговоримся, - сказал шеф.

- Без свидетелей, - сказал Хамс.

Подробности их разговора с глазу на глаз неизвестны и теперь уже никогда не станут известными. Выяснено, что в итоге было выписано два чека на очень крупные суммы. Да еще, уже гораздо позднее в одном тайнике Шейлока Хамса нашли обрывок миниатюрной магнитофонной ленты, неведомо как уцелевшей. Вот что на этом обрывке было записано:

Хамс: ...касается старикашки Бредди, не беспокойтесь. О вашем участии в деле я знаю, правда, все, но, сами понимаете...

Шеф: Бросьте трепаться, Хамс. Если бы я полсотни лет тому назад выкинул штуку и похуже, мне за это все равно ничего бы не было. Мы его не убили даже. Подумаешь, похищение, немного тумаков... Ерунда, существует закон о давности...

Хамс: Конечно! Правда, это могло бы произвести невыгодное впечатление на избирателей. Отдать свой голос за главаря провинциальной шайки... гм... (Пауза.)

Шеф: Ты невыносим, Хамс. Ты настоящая акула. Держи, вот чек, и покончим с этим. Где бумаги?

Хамс: Я расцениваю этот чек как небольшой дружеский подарок. И прошу расценивать эти бумаги как ответный дар, только и всего. Вот они.

3
{"b":"38065","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Горничная-криминалист: дело о вампире-аллергике
Серьга Артемиды
Дерзкий, юный и мертвый
Московская стена
Видок. Чужая боль
Энциклопедия русской кухни
Firefly. Великолепная девятка
Она – его собственность
О жизни: Воспоминания