ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Дурачье! - рявкнул шеф. - Есть еще такая машинка? В погоню! Эта свинья разорит меня!

- Другой нету... - сказал Шейлок.

- Очень интересно, - сказал слабым, но ясным голосом старичок Бреддисон.

- Что тебе интересно, гад? - спросил Шейлок.

Бреддисон держал в руках планку с двумя циферблатами, которую снял с машинки как раз перед тем, как Фруктер ее схватил.

Глядя на левый циферблат, на котором бешено крутилась стрелка, старичок сказал:

- Объект задал себе слишком большую скорость, так-так, это очень глупо... Ему теперь пять... четыре... три года, два, один... Одиннадцать месяцев, девять, восемь, шесть, четыре, три месяца! Так... Так... Так! А теперь он еще не родился. Кончено.

И планка с циферблатами в руках Бреддисона рассыпалась в пыль.

- Значит, он не вернется? - неуверенно произнес шеф.

- Ему трудновато будет вернуться, - хихикнул Шейлок.

- Что же, неплохо, - сказал шеф. - Теперь займемся всем остальным. Тебе, Шейлок, придется распрощаться с Бреддисоном.

- Но, сэр!.. - в отчаянии завопил Шейлок, вскакивая с места. Зоркие парни схватили его, отшвырнули назад.

- Ты получил за него достаточно, - сказал шеф. - Теперь я сам буду его опекать. Создам условия и прочее. Понял?

- Понял, - сказал сыщик. - Я вам больше не нужен. Со всеми вытекающими.

- Ну что ты, - мягко сказал шеф. - Мы ведь компаньоны, верно? Скоро узнаем, получился ли толк из этой нашей петрушки, а потом раскрутим настоящую программу. Идет? А теперь - пока! До встречи. Твоя машина здесь? Садись и поезжай. Тебе, голубчик, пора отдохнуть.

Последние слова он произнес с ударением. Парни ухмыльнулись. И Шейлок все понял. Он встал.

- Хорошо, я иду. Будьте здоровы, сэр. Желаю вам счастья. Ультра. Бреддисон, дурачок, веди себя хорошо. Слушайся этого джентльмена. Это... и Шейлок Хамс назвал фамилию шефа.

Пронзительный, полный смертельной муки вопль ударился в бетонные стены. В этот вопль - стон убиваемого зайца - Бреддисон вложил остатки своих силенок и повалился на пол, словно длинная тряпичная кукла. Ультра была в обмороке. Шеф сидел мучнисто-бледный. У парней на губах повисли сигареты.

Открылась дверь. Шейлок поклонился и вышел. Ему не пришлось раскручивать настоящую программу. В ту же ночь он попал в автомобильную аварию. Из сильно изуродованного трупа было к тому же извлечено пять разрывных пуль. Старина Боб работал с гарантией.

Наступило тридцатое июня. Вернувшийся из свадебного путешествия шеф сидел в своем кабинете и ждал событий. В этот день он не принимал посетителей и все телефоны были отключены, кроме одного, номер которого знал только узкий круг лиц. Но телефон молчал, и это значило, что пока ничего не известно.

Между тем ракета должна была взорваться в густонаселенном районе. "Они не смогут, да и не станут держать это в секрете! - думал шеф. - Если бы и захотели - не получится. А вдруг? А все-таки?"

Шеф не выдержал, сам позвонил сейсмологам.

- Нет, сэр, старушка Земля ведет себя на редкость спокойно. Подозрительных? Нет, подозрительных толчков тем более не отмечено. Да-да, непременно сразу же сообщим.

Шеф в оцепенении глядел перед собой на большие стенные часы в драгоценном футляре, а телефон молчал, молчал... Наконец, взгляд шефа снова стал осмысленным. По-прежнему глядя на часы, он зашевелил губами, подсчитывал... Потом изо всей силы трахнул по столу громадным кулаком.

- Так ведь там уже полночь! Тридцатое кончилось, о ч-черт!

Он поднял трубку внутреннего телефона.

- Док, это я. Как там Бреддисон? Молчит? Целыми днями молчит? За что же я вам деньги плачу, а? Вы хоть следите, чем он там занимается? Что? Только химией? Как? Все, что приготовит, тут же сам и выпивает, я не ослышался? Ха-ха-ха! Не отравился бы... нет, не мешайте, пускай, пускай... тем более поздоровел, говорите? Даже так? Пудовую гирю одной рукой? Док, послушайте, если вы хотите сделать его штангистом, так убирайтесь к чертовой матери! Меня интересует рецепт одного порошочка и конструкция одной машинки, я вам это сто раз говорил! Вы обязаны у него выведать и то, и другое. Не можете? А еще в очках! Чему только вас учили! Ну ладно. Вот что, док. Спросите-ка у Бреддисона, какой нынче год по его мнению. Так... Ка-ак?! Тысяча девятьсот восьмой?! Да он что, с ума...

Шеф уронил трубку, запустил руки в остатки волос за ушами, остервенело задергал:

- Вот тебе, вот тебе, старый дурак! Тысяча девятьсот восьмой! Эх, девятьсот восьмой!..

В эту минуту приемник, заранее настроенный на определенную волну, автоматически включился, и диктор с чуть заметным иностранным акцентом произнес:

- Передаем последние известия. Уже знакомая радиослушателям доярка Иванова...

Шеф тихо завыл и полез под стол.

Он не увидел, как произошло чудо: из гладкой капитальной стены выступило человеческое лицо. Это было лицо Бреддисона, только шеф его, пожалуй, не узнал бы: на нем было совершенно незнакомое выражение. Потом из стены появились руки. С минуту Бреддисон стоял так, напоминая живой барельеф, потом вышел из стены весь. Мягко ступая, приблизился... Шеф не услышал, как со стола сняли массивную, украшенную резьбой крышку. Он не увидел, как Бреддисон ухватил кресло, в котором в былые времена сиживал Шейлок Хамс, как кресло это взметнулось в воздухе над его головой, и...

...он так и не узнал, что сорок семь лет назад, тридцатого июня тысяча девятьсот восьмого года, в семь часов утра по местному времени его ракета достигла цели. Правда, попадание было не слишком точным. Пройдя далеко от заданных густонаселенных мест, она взорвалась над сибирской тайгой вблизи крохотного поселка Ванавары, что на реке Тунгуске, и стала легендой, тунгусским дивом, о котором и сейчас еще спорят ученые.

[Следует отдать должное исследователям, которые занимались этим явлением: они сразу заметили, что поваленные взрывом деревья лежат верхушками - образно говоря, головами - в разные стороны, но мы считаем, что должной оценки в их трудах этот факт не получил. А ведь в нем-то и заключалась разгадка. Указанное недружелюбное расположение деревьев является несомненным результатом действия порошочка, изобретенного Бреддисоном.

Правда, исследователи добрались до этих мест не сразу, порошочек повыветрился, его химические и физические свойства изменились, действие порядком ослабело. Однако, по нашему мнению, исследования вообще пошли не по тому руслу. Вместо того, чтобы гадать, метеорит взорвался или комета (в свете сообщенных выше фактов этот вопрос становится совершенно ясным), надо было заняться чисто психологическими последствиями Тунгусского взрыва.

Научно установлено, что с 1908 года в прилегающем районе произошло немало ссор, неприятностей и прочих неурядиц. Доказано, что не только воздух в районе катастрофы, но даже и сам вопрос о Тунгусском метеорите легко доводит здоровых людей до расстройства чувств, мышления и отношений. Бывает даже, что у одного и того же человека левое мозговое полушарие крупно ссорится с правым, результатом чего являются противоречащие одна другой гипотезы, которые автор порождает чуть не одновременно, как близнецов, и одинаково страстно защищает, передергивая в пользу каждой одни и те же факты. Примеров подобной несолидности много в статье писателей Гусыниной и Кларнетова (журнал "Светило", N 2 за 1964 год). Мы не будем на них останавливаться.

Известно, что Тунгусская проблема не объединяет, а разъединяет умы. Особенно печальны последствия в области расстройства отношений. У всех свежа еще в памяти смешная история спора писателя Астраханцева с учеными по поводу того, что мол вблизи Ванавары взорвался марсианский космический корабль...

Порошочек Бреддисона продолжает действовать.]

Это и был так называемый Тунгусский метеорит.

5
{"b":"38065","o":1}