ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

***

Дамло выслушал рассказ аптекаря, скептически сопя. По-настоящему заинтересовала его только одна подробность: - Автомат, вы говорите, имеется у сторожа? - Он так сказал, - безразлично ответствовал г-н Эстеффан. - А он не сказал - пулемет? - осведомился Дамло, ухмыляясь до ушей. - Может быть, - сказал аптекарь не слишком уверенно. - Понятно, - со значением произнес Дамло. - Знамения, знамения ниспосланы нам! - забормотал опять взахлеб г-н Эстеффан. - Чудеса, которые мы видим, ВООЧИЮ! . - Я тебе повопю! - заорал вдруг Дамло. - Встать! В чем собирался признаться на площади? Живо! - Покаяться, - уточнил г-н Эстеффан, - это разные вещи! Покаяться в мерзком грехе неверия!.. Он пал на колена, чем окончательно вывел Дамло из себя. - Марш в камеру! Одумаетесь, пожелаете запротоколировать признание постучите в стенку. - Благодарю тебя, господи! - благостно прошептал г-н Эстеффан, направляясь проповедовать клопам, но не им одним, как вскоре оказалось. Дамло же, водворив мученика в темницу, мрачный, уселся за стол. "Не по правилам, - с тоской думал он, - все не по правилам". Отчаянно захотелось есть. Взгляд его нечаянно упал на строку в газете: "Интересно, что на это скажет г-н Дамло?" - А вот что! - взревел Дамло. Его клешни смяли газету и затрамбовали ее в мусорную корзину.

***

- Истинное здравомыслие! - так прокомментировала президентша поведение Дамло. - Мало ли что выдумает сумасшедший аптекарь и настучит этот ваш... - ..реципиент, - с бледной улыбкой подсказал гипнотизер. - Вот именно, - сказала президентша. - Может быть, вы сами это обоим внушили, чтоб выкрутиться! - Ваше превосходительство!.. - запротестовал собеседник. - Прослушайте на всякий случай сторожа, - приказала она. - Сторож опять без сознания... Мне кажется, другие доказательства не замедлят поступить. - Когда поступят, доложите. И отправьте кого-нибудь или пойдите лучше сами на место происшествия. Если труп в самом деле исчез.., то уж не знаю, что и думать! - Так мы свободны, ваше превосходительство? - Убирайтесь: опротивели! Пропустить! - крикнула она телохранителю, явившемуся на вызов. Дверь за всеми закрылась. - Ну денек! Устал? Соскучился? - Дама положила голову молодому человеку на плечо. - Теперь ты тоже слишком много знаешь.., и тебе придется любить меня вечно!..

Глава 10

А события развивались своим чередом. Долго еще сидел Дамло за столом, мечтая о бутербродах. Когда, наконец, прибыло пиво, бережно несомое постовым, он машинально вскрыл жестянку, но и не подумал приложиться: пропал интерес. Постовому же вяло махнул: иди, хотя мерзавца стоило распечь. Но постовой не уходил, он топтался возле двери, как цирковой медведь, зачем-то шарил по карманам, и Дамло в конце концов усмотрел в этом наглый намек на долю пива. - Чего тебе? - сурово спросил он. Постовой задрожал. - Ну? - сказал Дамло, добрея. - Господин Дамло, - еле слышно произнес постовой, - вы не велели никого впускать... - Да знаю, знаю! - перебил Дамло, разнежась от его почтительности. Не тушуйся, парень, я на тебя не сержусь, в полицейской службе есть, как бы это сказать, свои маленькие радости. Пользуйся на здоровье, пока имеешь такого начальника. Я, брат, сам был постовым и, не поверишь, запросто готов поменяться с тобой местами. Не возражать! Знаю, что говорю. А сам думал: "Что это я за чушь такую несу?" Видать, он проголодался до того, что осовел от одного вида пивных жестянок. Постовой воспользовался паузой. - Господин Дамло, - опять забормотал он, - я усвоил приказ, вы все понятно приказали, я ничего... Не ругайте меня, господин Дамло! Я... - Ты?.. - сказал Дамло. - Я понял, что нельзя впускать, но вы... Господин Дамло, не сердитесь, вы не сказали, можно ли выпускать! Дамло уронил жестянку на себя и подскочил, чтоб пиво не испортило мундира. Постовой помертвел. - С ума сошел, парень? - Дамло захохотал - Так что: ты его впустил, но не выпустил? - Кого? - хлопая глазами, спросил постовой. - А кого же еще - газетчика из "Сплетницы"! - Нет, - сказал постовой, - что мне - жить надоело? Вы бы сразу узнали, что нарушен приказ, я не хотел... Но вы всегда все узнаете... Вы гордость полиции, господин Дамло, мне ужасно перед вами совестно! Я не его, господин Дамло, его я сразу выпустил. А этот стучится, стучится, я ему говорю: не положено, он опять... - Кто стучится? - спросил сбитый с толку Дамло. - Да жилец, - ответил постовой. - Постоялец! - Из какого номера? - Из того, где мой пост, остальные меня не касаются! - Постоялец? - Так точно! - Но ты его не впускал? - Никак нет! - Откуда же он взялся? - Не могу знать! - Почему газетчик его не видел? - Постоялец говорит: спрятался в шкафу. Не успел одеться, голый был, совестно! - А как ты за пивом пошел, не доложив? Запер его? Постовой судорожно сглотнул слюну. - Он тут, в коридорчике дожидается... С собой привел. Я ему говорю: если господин Дамло разрешит, я, вас Выпущу, нет - не обижайтесь, больше не проситесь!.. Вместо за пивом сходили. - Ну-ка выгляни! - приказал Дамло. - Еще тут? Введи! Постовой открыл дверь. Вошел человек в очках и рыбацкой обвисшей шляпепке. Так, приезжий, конечно. Но где-то Дамло его видел... - Надрызгались, - определил Дамло, - и заблудились, Стыдно? Как проникли в номер? - Он спал, - отвечал задержанный ясным слабым голосом, - я не хотел будить, обошел. Была ночь... - В каком номере проживаете сами? - В триста девятнадцатом! - Ошибаетесь! - Нет ошибки Вот. - Он показал цифры, написанные на шляпе шариковой ручкой. - Что?! - взвился Дамло. - Уже поселили? Пустых номеров у них мало! Мешать следствию!.. - Он схватил телефонную трубку. - Надоел! - сказал задержанный постовому, указывая на Дамло. - Прошу объяснить дураку: второй день там живу. Постовой чуть не рухнул. Дамло, пропустив оскорбление мимо ушей, уронил трубку. - Что?! - сказал он. - Вы хотите сказать: вы тот самый.., гм. - Я тот самый, гм, - отвечал собеседник, и тут Дамло увидел, что вроде бы так оно и есть, хотя очки и шляпенка здорово изменили внешность. Но нет, подобного не бывает, нигде не указано, следует прекратить! - Документы! - потребовал он. Ему ответили недоуменным взглядом. Строго засопев, Дамло отворил дверцу сейфа - убедиться, что хотя бы изъятое находится на месте. Книга была там. Предъявить для опознания? Он протянул было руку, но тут же отдернул ее. "Свихнулся я, что ли? - подумал он, и эта мысль даже его успокоила. - Если свихнулся, то мне все равно, не понесу ответственности... А не свихнулся, так выкручусь, соображу..." Он вытащил из сейфа книжку. Задержанный встрепенулся: - Отдайте! - Ваша? - Моя! "А что? - продолжал Дамло размышлять. - В Библии почище случаи запротоколированы, хоть и не по форме, однако слово божие... Теперь взять этого субчика. Если он вправду помер, что официально удостоверено, имеется документ, то он лежит сейчас в морге с целью быть похороненным по христианскому обряду. Так какого лешего он тогда тут вертится? А если их все-таки двое: один тут, другой там? Сходство ничего не значит. С Эстеффаном состояли в предварительном сговоре... Зачем? Как говорится в газете, "г-ну Дамло предстоит раскусить очень крепкий орешек". Ничего, следствие установит!" - Одна шайка, - вслух сказал он. - Пошли! Задержанный в недоумении повиновался. Перед камерой Дамло чуть помешкал, выбирая ключ из связки, отпер дверь. - Прошу! - Зачем? - Вы арестованы! - Груб и глуп, - сказал задержанный. - Его я уважал, слушался, - он указал на постового, - вас не буду. Так-перетак, отдайте книгу, я уйду! - Веди! - приказал Дамло постовому. Запер дверь. Прислушался, не начнет ли арестованный буянить, чтобы сразу пресечь. Но в коридорчике было тихо. Лишь за дверью камеры г-на Эстеффана слышалось кроткое бормотание. "Птички в клетке!" - умиленно подумал Дамло. Звеня ключами, вернулся вместе с постовым в свой кабинет. - Как ты там? - сочувственно спросил он постового. - Газетчиков пруд пруди понаехало? Не загрызли тебя? - Никак нет! - бодро доложил постовой. - Газетчиков пет и не будет! Не пропускают к нам никого! - По чьему указанию? - Чрезвычайное положение, господин Дамло! Разве не знаете? Было же сообщение! Дамло выгреб из корзины газету, расправил. - Где? Покажи! - По радио передавали... - Ничего себе! - сказал Дамло. - Марш на пост! С минуту он просидел молча. Потом, с отвращением покосившись на пиво, налил теплой воды из графина, жадно выпил. Подошел к оконной решетке, толкнул раму, выдохнул казенный воздух, глотнул свежего, уличного. Короткий ливень кончился, опять подступала жара. - Жабры бы, - с тоской сказал Дамло. - Жабры бы - и в воду! Вернулся к столу, вырезал из газеты статью о происшествии в гостинице и отдельно напечатанную заметку про загадочный гипнотический сеанс в аптеке г-на Эстеффана. Этого он не понял, буркнул только: - Опять Эстеффан! Допрыгается!.. О дальнейших приключениях репортера - на пятом этаже - в газете ничего напечатано не было. Дамло сложил вырезки в папку, швырнул ее на полку для пива, запер сейф, надвинул каску и направился в городской морг.

26
{"b":"38073","o":1}