ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

***

- Сограждане, друзья и пациенты, судный день приближается! Имеющий уши да слышит! - взывал из окошка г-н Эстеффан, звеня оковами. Голос его не годился для проповеди - неприятного тембра, что возмещалось пронзительностью, но слушатели прибывали. Приезд супруги г-на президента событие, можно сказать, историческое - волновал теперь разве что одного мэра, которому это было положено по должности. До того ли, когда убитый в гостинице человек мало что воскрес, но еще и удрал, а по городу шмыгают таинственные личности, которые всех гипнотизируют, подслушивают мысли, и вообще черт знает что делается! В слухах рождались леденящие кровь подробности, но хватило бы и основы. Почва была взрыхлена, час сеятеля настал. Семена из окошка кутузки падали во взбаламученные души и расцветали в них диким цветом. Обращение г-на аптекаря пришлось весьма кстати, отсюда и явился чудовищный успех его проповеди, коему задним числом удивлялись. - Всю жизнь, сограждане, я лишен был Веры, - продолжал г-н Эстеффан, - и молился одной Науке! Никто не мог снять бельма с этих слепых глаз, тут он ткнулся очесами в наручники. - Только насильственная смерть Моего Высокочтимого Друга и воскресение его из мертвых... Далее аптекарь живописал, как помянутые бельма - он сравнил их со бронею танковою - сваливались с его глаз. - И я прозрел, и оглянулся вокруг, и черное стало светло, белое же темно... Задумайтесь: кто Тот, призвавший нас сюда, благодеяниями своими осыпавший, ничего взамен не требуя? Отчего скрывается Он, отчего не видим Лика Его, не слышим Гласа? Помыслите! Следующие минуты были посвящены оригинальной концепции, посвященной так называемому Некто. Из милосердия не станем ее излагать. Народу все прибывало, но напрасно г-н Эстеффан рыскал огненным взором по лицам в поисках г-на булочника или хотя бы кого-нибудь из семейства. Зато под окном, глядящим на другую улицу, не было никого, если не считать оборванца, трусцой поспешающего к "Золотому фазану"... - Эй! Профессор Аусель! - вдруг раздалось из окна. Г-н Аусель остановился, попятился... - Боже мой, - вымолвил он потрясенно. - Я слыхал, вы умерли!.. - Глупости, так-перетак, - прозвучал невозмутимый ответ из окна. - Я арестован. Я возьму сейчас мою книгу, и мы уйдем!

***

Секретарша г-на мэра сидела у окна ратуши, дивясь пустоте улиц и размышляя об отсутствующем шефе, который - да, тут аптекарь был в своих догадках прав! - действительно волновал ее, не то что этот рохля Эстеффан... Внизу по мостовой загремели сапоги. Дамло остановился под окошком, завопил: - Мамзель, газетчика не видели? От него даже издали разило потом. Секретарша, будучи сама приезжей, почти что заграничной штучкой, вообще не терпела Дамло за бескультурье, но сейчас была готова со скуки даже и с ним побеседовать. Ведь в ратушу с самого утра не заглянула живая душа. Во всем городе одна секретарша не знала ошеломляющих новостей. - Сегодня еще не видела, - с готовностью ответила она. - Наверное, он в гостинице. Господин мэр тоже там, - добавила она, не утерпев. - А скажите, Дамло... Но Дамло опять показал свой предельно низкий культурный уровень, а заодно пропотевший на лопатках сюртук. Сапожищи загремели, унося его прочь, к семиэтажному зданию напротив. Секретарша положила зеркальце в сумочку и с изяществом, по-кошачьи зевнула. Дамло прыжками одолел крыльцо, ворвался в вестибюль, проскочил, не здороваясь, мимо г-на мэра, который, со шляпой на коленях, в благостной задумчивости чего-то здесь дожидался, не смея развалиться в креслах. Около лифта дежурил сыщик. Дамло ухнул в кабину, сыщик засуетился, заскулил и стремглав кинулся вверх по лестнице, вслед за лифтом.

***

Газетчики в своем номере спокойно пили кофе. Не чающий видеть начальство в живых, оператор в конце концов рискнул сюда вернуться и застал репортера сладко спящим после ночных приключений. Не удалось его поднять и ко второму завтраку. Лишенный указаний, оператор принялся за монтаж, и когда в номере прозвучал голос вчерашнего незнакомца: "Начинайте очухиваться, просыпайтесь, проснитесь", послышался роскошнейший зевок. Начальник и товарищ сидел на постели, тараща круглые, святые спросонок глаза. Что было с ним на пятом этаже, он не помнил, но тем больше заинтересовался. - Давай пленку! - сказал репортер. Его внимание сразу привлекло то, что осветились почти одновременно два соседних окна. Было о чем призадуматься!.. Но тут в номер ворвался Дамло.

***

- Так-так, работаем? - гаркнул Дамло. - Вы слышите голос нашего славного блюстителя порядка, - невозмутимо отреагировал репортер, мгновенно переключаясь и подсовывая Дамло микрофон. - Блюститель взволнован!.. Чем, хотелось бы знать? - Уберите к чертям эту штуковину! - услыхали радиослушатели: репортер, по указанию свыше, прямиком гнал теперь передачи в эфир. Одна сенсация сменяла другую, было не до обработки! В приемниках грохнуло: Дамло каблуком превратил микрофон в металлический блин. Репортер и глазом не моргнул: запасных микрофонов у него хватало. А Дамло обрушил свой зад на кровать, едва не проломив ее, скинул каску, рукавом отполировал докрасна лицо. Потный ежик седеющих волос распрямился. - Как наше убийство, господин Дамло? - вкрадчивым тоном спросил репортер. - Дело кончено, - сказал Дамло. - Неужели? - Вот именно! - Дамло хохотнул. - Нельзя ли подробнее? - Можно! - он опять хохотнул. - Теперь можно! Я знаю, вашего-то брата дубинкой не сразу зашибешь, а вот сыщик, - Дамло показал на приоткрытую дверь, - он нежный, как бы от моих новостей не окочурился! - Н-нет, н-ничего! - пробормотал в щелку сыщик. Поведение Дамло его смущало, даже пугало слегка: что-то в нем было неестественное, во всяком случае, непривычное!.. - Сбежал покойник! - объявил Дамло. Оператор издал слабый стон. Сыщик в двери завертелся волчком. Репортер подступил ближе. - Как вас понимать? - Очень просто, - сказал Дамло. - Удрал ночью из морга. - Выходит, он был жив? - Нет, - сказал Дамло, - в сейфе лежит официальное заключение. Чего сомневаться, Эстеффан свое дело знает. Если, конечно, они не состояли в предварительном сговоре, - добавил он задумчиво. - Возможно, труп просто похищен? - предположил ре, портер. - Еще чего? Говорю же, своими ногами ушел. - Вы его ищете? - Я его задержал. - Ну, и?.. - Говорю: пожалуйте в кутузку. И препроводил. Можете, - он проговорил с усилием, - интервьюировать!.. Сыщик только запищал. Стремительный вихрь новостей миновал сегодня как раз лиц, обычно наиболее осведомленных, которым недосуг было слушать ошеломляющие откровения аптекаря. - С философским спокойствием относится сержант Дамло к тем таинственным явлениям, с которыми ему пришлось столкнуться! - воскликнул репортер, подав оператору знак: собирайся. - Можно подумать, ему часто доводится иметь дело со всякой чертовщиной! Так ли это, господин Дамло? - На участке порядок! - гневно отрубил Дамло. - Что надо, пресекается в должный срок! Нечего мутить воду! - Примите мое восхищение! - сказал репортер. - Вот, господа, человек, который на самом деле смог бы найти доктора Даугенталя, если бы это было ему приказано! - Кого? - спросил сыщик. - В этом краю. - сказал репортер, - не слыхали о том, что взволновало весь континент. Доктор Даугенталь, - объяснил он, - известный ученый, был похищен или скрылся, никто не знает каким образом. Неужели до вас и вправду не дошло... - Я узкий специалист? - скромно ответил сыщик. А в черепе Дамло словно бы взорвалась бомба. Или лопнул чирей. - Назначено несколько наград, - продолжал репортер. - Тот, кто найдет его, порядком разбогатеет. Мои читатели и радиослушатели знают уже, что я направлялся сюда в надежде напасть на след доктора Даугенталя! - Награды не получите, - вмешался Дамло, начертив что-то в блокнотике для протоколов. Объявление о розыске, он сам видел, было прислано. Выкинул из головы: ни к чему. Теперь это объявление так и маячило перед глазами рядом с незаполненным, но подписанным чеком, выпавшим из книжки, где он служил закладкой. Подпись четкая, почти как печатная: "Даугенталь". Делиться с вами, господин газетчик, я не стану! - Что?! - репортер поперхнулся. - Вы.., его?! - Я. - сказал Дамло. - Его. Чего тут такого? - И он?.. - Сидит у меня в кутузке. Это тот самый фрукт, если хотите знать. Наступила предолгая пауза. - Бежим! - закричал страшным голосом репортер. - Где ваша кутузка? Скорее, скорее! Студия, как была слышимость? - Все отлично, благодарим, действуйте! - донесся ответный писк. - Ах, шаромыжники! - скачал с укоризной Дамло. В коридоре третьего этажа он сунул в руку постовому листок с текстом телеграммы префекту, велел немедленно отправить. И двинулся снова в участок - навстречу своему позору...

27
{"b":"38073","o":1}