ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

***

Репортеру никогда еще не доставалось столько всякой работы подряд. Ушло в эфир небольшое радиоэссе о вероучении г-на Эстеффана, затем репортаж о волнениях на религиозной почве - оператор отлично снял сцены драки, диспута, с пистолетной стрельбой и заключительным "Из бездны воззвах", пропетым коленопреклоненною толпою. Очень живописно получилось! Когда патер удалился, запахло буйством, анархией, кто-то возжаждал крови еретиков. Благоразумное ядро католической общины воспротивилось, но все-таки часть мебели успели изломать - г-н Эстеффан так никогда и не получил причитающейся страховки. Зато в определении судьбы его и прочих еретиков было немедля проявлено полное единодушие... Репортер с оператором приняли католицизм по первому требованию, так что без всяких помех отсняли еще один сюжетец: как г-на Эстеффана, связав, повлекли в узилище - опять в полицейский участок! Именно этот шум и встревожил разговорчивого патера. Счастье для Дамло, что он не видел, как хозяйничают в подведомственной кутузке. За неимением сержанта, пылкие паписты изловили и успешно обратили в истинную веру парнишку-постового... Потом все, успокоенные, разошлись. И ничто, ровнехонько ничто не предвещало бури, которая разразилась всего лишь через несколько часов На город, подобно занавесу, опускался вечер - последний вечер!..

Глава 14

Не было покоя, кажется, одной г-же президентше. - Хорош зятек! - сказала она, едва Марианна появилась в дверях. Полюбуйся-ка! - она указала на телетайп. - Всякая демократия имеет свои пределы. Есть вещи, которых... Яростный вопль девочки остановил материнское нравоучение. Марианна сорвала с телетайпа полоску бумаги - справку из Особого бюро, четыре строки машинописного текста, пустила по комнате клочья, но этого ей, само собою, показалось мало: следом, треща, покатился весь рулон - важнейшие секретные сведения, расшифрованные при помощи компьютерной приставки, агентурные донесения, домашние и биржевые новости... Президентша глазом не моргнула. - Если эта история будет продолжаться, - произнесла она довольно жестко, - нам придется изгнать его из страны! - Будет!.. Будет!.. Будет!.. - пыхтела Марианна из горы уродливого серпантина. - Кто просил тебя шпионить?., кто?!, кто?!, кто?! Затем она изломала о телетайп три телефонных аппарата, обрушила на него стул и влила графин воды. Президентша позвонила горничной: - Пусть это все заменят, распорядитесь!.. Ну, деточка, ты успокоилась? - Марианна не подумала ответить. - Поняла, что он тебе не пара? - Президентша умело уклонилась от пущенного в нее графина - брызнули осколки стекла... - Если у тебя вправду хватит ума... - Да, - сказала Марианна. - Да, хватит! Так и знай! Что сделаете с ним, то будет и со мной, клянусь господом Иисусом Христом и всеми святыми, целую на том крест!.. Что, съела, мамочка? Лучше бы тебе помолчать! Может быть, я еще бы подумала, только не думаю, чтоб передумала, потому что это у меня навеки! Прозвучавшая клятва была у Марианны нерушимой, мать, услыхав, даже несколько побледнела, но сдаться не могла. - Пария, - проговорила она. - Дочь моя - пария!.. - Мать моя - аристократия! - пропела Марианна в отпет. - Бритвенные кисточки у нее в гербе! Бритвенные кисточки, кожгалантерея... - Замолчи! - Не замолчу, милели Скобяные Изделия, Мелкий Опт! А я распродам родословную в розницу - должны мы, бедные парии, чем-то существовать хоть на первых порах, кормить своих подзаборников - у меня будет их куча! Президентша, наконец, расхохоталась. - Извини, - сказала она. - Конечно, я погорячилась... Но ты тоже остынь. Уважай ступеньки, по которым твои предки поднимались вверх: ведь тебе придется пересчитать их своими боками!.. И довольно об этом. Там было написано, что он проявляет некоторые склонности ., и способности, мы подумаем... - Вы ничего не подумаете, мамочка, слыхала: ничегошеньки! Когда понадобится, я сама за него буду думать, и никому больше... - Хорошо. Оставим и это. Правда ли, - Президентша помедлила, желая нейтрально сформулировать вопрос, - что доктор Даугенталь называет его коллегой? Марианна не утерпела похвастаться. - Конечно! - Тут ей захотелось приврать. - Он его слипается, как... и умолкла, поняв, что ее далеко занесет. - Очень интересно, - сказал Президентша. Зазвонил телефон. Оккультист, крайне встревоженный, доложил, что поступление телепатической информации из дома, где находится Даугенталь, внезапно и необъяснимо прервалось... Искоса взглянув на Марианну, ее превосходительство сказала в трубку: - Зайдите ко мне Но и вдвоем им удалось выудить из девчонки только то, что в доме ведут нудные разговоры, собирались читать какое-то огромной толщины письмо и что вообще-то она в шпионы ни к кому не нанималась!.. Ее отослали в постель. Президентша была вне себя от беспокойства. Впопыхах она отдала мэру приказ поднять по тревоге национальную гвардию и окружить дом, но приказ тут же отменили: шпаки поднимут шум, будут сразу замечены, да кабы только это!.. - Наблюдать за домом будете сами, - объявила президентша решение. Кто у вас там сейчас? Индуктор? Один? Вот видите! А людей у вас вполне достаточно... На каком еще расстоянии.., глупости! Бегом туда, окружите усадьбу, не сводите глаз. Одного вашего, как его.., вот именно, пиента, оставьте здесь, за дверью, пускай стучится и докладывает.., да нет же при помощи простых голосовых связок!.. А это уж ваше дело! Ну, марш! Оккультист едва успевал вставлять реплики, но, подчинившись уже заключительной команде, вдруг остановился, чтобы выпросить новую беду себе на голову. - Мы, ваше превосходительство, не знаем, что происходит в самом доме, - сказал он тихо, встревоженно. - Не исключены неожиданности... - Но индукторов туда не впустят! - Вот именно... - Так что вы предлагаете? Гипнотизер сконфуженно покосился на молодого человека, старательным образом изучавшего вновь установленный телетайп - инструмент, разумеется, интереснейший! Президентша обожгла собеседника взглядом, напомнившим, что знает он, пожалуй, слишком много для человека, желающего продвигаться по служебной лестнице или хотя бы прожить на свете... Конечно, долг есть долг, но отчего некстати за язык-то нелегкая дергает вечно или другие допускаются бестактности? Подтолкнуть бы деликатно, навести на мысль - могла бы, стерва, сама догадаться!.. Он испугался и разозлился, но виду не показал. - Напоминаю: отвечаете головой! - сказала президентша. - Идите! Дверь затворилась. Странник поймал на себе Ее взгляд - задумчивый, изучающий, но не холодный... Оккультист внушил ей-таки лишнюю заботу, Она колебалась и взвешивала. А все-таки задачку следовало решить, и Она решила ее про себя, как будет видно, не без остроумия. - Спокойной ночи, - сказала Она. - Ты не обиделся? Приходи завтра! - Завтра? - повторил он, уже взявшись за дверную ручку. - А ты помнишь "Перчатку"? Это Шиллер, - пояс, ныл он, видя Ее недоумение. "Перед своим зверинцем, с баронами, с наследным принцем король Франциск сидел..." - Все на что-то мне сегодня намекают, - сказала Она жалобно, не понимаю, на что намекаешь ты, но все равно приходи! "Завтра! - повторял и повторял он, спускаясь по лестнице... Завтра!" Возле фонтана он остановился и стал глядеть на Ее освещенные окна. Президентша задержалась около кровати, где спала Марианна. Девочка знает весьма важные вещи. Надо будет завтра обходиться с ней поласковее, очень возможно, что... Кошмарная жизнь: жертвуешь родственными чувствами, привязанностями... Кабы избавили, была бы благодарна... "Вдруг с балкона сорвалась перчатка. Все глядят за ней. Она упала меж зверей", - ни с того ни с сего мелькнули вдруг в голове строчки шиллеровской баллады: знала ведь когда-то всю на память, что там дальше-то? "Когда меня.., когда меня, мой рыцарь верный, ты любишь так, как говоришь, ты мне перчатку возвратишь" - нам бы их средневековые заботы... "К зверям идет, перчатку он берет" - и все, ни в зуб ногой! "К зверям идет.., к зверям идет..." ах ты боже ж ты мой!.. Выключив лампу, Она подбежала к окну. Конечно, еще не ушел!.. "Ну, что же ты?" - подумала не без нежности, но с досадой: следует ли так нарушать обдуманные планы, если даже ты их не знаешь?.. Нажала трижды кнопку выключателя. Темная фигура у фонтана встрепенулась. "Иди, уходи скорее! - взмолилась Она мысленно. - Скорее - и до завтра!" Взмахнув на прощанье рукой, он пошел не оглядываясь. Вскоре следом покатил на вихляющемся велосипедике сыщик - "что и требовалось доказать", - подумала Она устало, ибо все происшедшее было предусмотрено. Как не поступишь, чем не пожертвуешь ради общества!.. Затем у нее состоялся краткий диалог с реципиентом, дежурящим у двери в коридоре, - получено донесение и даны указания. Возвратясь, Президентша подумала наконец о том, что индуктор для связи не оставлен - сама она, стало быть, служит индуктором, - чего только она им сегодня не наиндуцировала! Угораздило муженька создать этот оккультный отдел! Впрочем, такой отдел, разумеется, полезен.., полезен.., полезен, необходимо только соблюдение ряда правил! Вы меня поняли? Мы поняли друг друга? - Так точно, ваше превосходительства - донесся из-за двери безжизненный голос реципиента, имитируя интонации начальника оккультного отдела. Она только усмехнулась: вот и хорошо! С халатиком в руках Она еще долго стояла под открытой форточкой пока не озябла, И последнее, что запомнилось Ей в эту ночь, был запах свежих роз, донесшийся невесть откуда.

31
{"b":"38073","o":1}