ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 7

Но хоть он и знал, где Дамло, но разве только с помощью реципиента мог бы выяснить, что этот самый мирно, спящий в надежном убежище Дамло все-таки в эту минуту пребывает не где-нибудь - у себя в кабинете в заново сделанном помещении полицейского участка, где полы сверкают свежим лаком, а в окна вставлены никелированные решетки! Прежний обшарпанный стол, ножки коего противозаконно повреждены были крысами, отправился на свалку, его заменил полированный новехонький красавец - впору бы для префекта! И все же сержант не был вполне доволен. Он размышлял, даже рука его, протянувшись за кружкой, янтарно сиявшей на столе, остановилась на полдороге. Вот как он позднее излагал эти важные, но несколько запутанные размышления: "Я желал видеть во сне все, как оно есть на самом деле, и этот хмырь мне разрешил... Но того, что я вижу, на самом деле быть не может. Тогда это надувательство, но кто кого надувает? Делаем следственное допущение раз я это вижу, значит, так оно и есть на самом деле. Вывод? Вывод тот, что и на самом деле начинает происходить.., и возникать то, что я вижу во сне, поскольку я могу видеть все, что пожелаю, а желаю видеть только то, что на самым деле есть?! Уф-ф, начнем сначала... Теперь так: если я во сне пожелал что-то увидеть, а оно из-за этою на самом деле появляется, чтобы я мог увидеть только то; что есть на самом деле, тогда.., полиция разорится вконец - это что будет, если каждый сержантишка, согласно моему образцу, потребует оборудовать себе эдакий-то кабинет! Значит, нельзя допускать. Но с другой стороны, должны быть в полицейской службе маленькие радости? Покуда я здесь, пускай остается как есть, а когда покину помещение, - он горько вздохнул, - пускай сделается опять как положено. Ну вот, а теперь приступим м неукоснительному исполнению". Совесть его успокоилась, он потянулся за кружкой, мигом высосал пиво. Углы рта распрямились, глаза вновь обрели уставной блеск. Он кивнул своим мыслям - и на пюпитре появилась га-чета, напечатанная как бы специально для Дамло: крупным шрифтом она скорее напоминала афишу. - Пишете? - пробормотал сержант, как обычно, приступая к чтению. Ну, пишите, пишите! И углубился в текст. Через несколько минут он был в курсе всех местных новостей и прямо-таки забурлил от негодования. - Ах стервецы! - восклицал он. - Ах мерзавцы! Как справлять службу, скажите вы мне? - Пот лился с него градом. Дочитав, нажал кнопку. Подлокотник откинулся, открыв ящик, где лежали наручники, пистолеты, дубинка и Другие инструменты, необходимые для работы. Дамло выбрал ножницы. Сопя, выкромсал из газеты нужный кусок, положил его в папку с надписью "Совершенно секретно". Швырнул выпотрошенную газету в корзину. Положил на место ножницы, привел подлокотник в исходное состоянии. Потянулся за пивом, но тут расцветшая на его физиономии ухмылка превратилась в гримасу. Он с сожалением поглядел на кружку, которая была снова полна, на стол, на полы и решетки. Погрозил себе чешуйчатым коричневым пальцем. Задумался снова, только в этот раз ненадолго. И ухмылка опять расцвела до ушей. - А чего? - сказал он сам себе. - Есть маленькие радости - пользуйся! Только не распускайся! И не торопись. Время имеется. Подождем - дождемся! Это ведь тебе не блох ловить! Нажатием другой кнопки он заставил спинку кресла откинуться, а подставку для ног приподняться. Водрузил на последнюю ноги в порыжевших сапогах, вспомнил о пиве, мощным глотком опорожнил кружку, вытер донце рукавом, поставил кружку па место, полюбовался безупречным ее отражением в полированной поверхности стола, расстегнул верхнюю пуговицу мундира и позволил себе издать краткий неофициальный смешок. Жизнь была прекрасна, кружка снова полна, а уж мысли-то, мысли!.. Мысли его носили строго деловой характер. Дамло сидел и ждал.

***

Тем временем редкая цепочка людей, вооруженных автоматами, полукругом охватила лесной бивак, паля для острастки над головами. Среди них можно было узнать и гостиничного портье, и заведующего ветеринарным пунктом косоротика, как про себя окрестил его Дамло. Да и все прочие были служащие муниципалитета - гражданская гвардия, которой, согласно уставам, никаких автоматов иметь вроде бы не полагалось. Подвешенные на ремнях под мышками, одновременно выхваченные и пущенные в дело, эти скорострельные игрушки произвели сильнейшее впечатление на публику, захваченную врасплох, не смогли сопротивляться и десантники, разрозненные и лишенные командиров: тех потихоньку отделили от толпы заранее и, обезоружив, держали под прицелом. Поднявшись на возвышение под охраною автоматчиков, гипнотизер обратился к толпе с краткой, бодрой, мгновенно усыплявшей всякого слушателя речью...

***

Дамло обеспокоенно зашевелился в кресле. - Так не годится, задумчиво сказал он пивной кружке. - "Сплетница" все-таки редко выходит, с ней много воз, ни.. Но почему эта штука помалкивает? - Он подвинул на ладони свою молчащую радиосерьгу. - Нет, пускай опять заговорит, дает оперативную информацию - только без пропусков! - А мы послушаем, что там и как!..

***

И президентша у себя в апартаменте наклонилась к внезапно ожившему радиоприемнику. Голос спящего репортера забубнил в нем лениво: - Каждому свое: господину африканскому охотнику обещана охота на дракона, солдату - маршальский жезл... Этот начальник оккультного сектора, несомненно, мастер своего дела, сумел за один сеанс погрузить в гипнотическое состояние добрых десять тысяч присутствующих и снабдить их самыми роскошными сновидениями!.. Бедняга зато остался почти без голоса... - Боже мой, какой ужас! - прошептала ее превосходительство. - А этот - еще называется отец!.. Вызвав г-на президента к телефону, она потребовала, чтобы он немедленно выезжал.

***

Ерзая в кресле, накаленный, негодующий Дамло вслушивался в радиорепортаж, и ею подбрасывало от желания схватить дубинку, помчаться принимать меры. Но, во-первых, он пока еще толком не знал, как это сделать, следовало разобраться, во-вторых, всему свой черед: у него было неотложное дело. Дамло ожидал посетителя и дождался за дверью послышался шорох. - Войдите! - барственно проговорил Дамло. Пришедший слабо ойкнул: возглас застиг его, как было предусмотрено, врасплох. - Входите сказано вам, господин сыщик! Дверь отворилась беззвучно, как все двери в участке после ремонта, наконец-то произведенного на средства муниципалитета Сыщик отвесил поклон. - Трудимся, господин Дамло? - осведомился он затем, косясь на пиво. - Само собой, - сказал Дамло. - А мы? Все шарим, все вынюхиваем, подглядываем, подслушиваем? И думаем, что я не знаю, за каким чертом мы сюда явились! - Но, господин Дамло, - пролепетал сыщик, - я вовсе не за этим, уверяю вас!.. То есть... - Не за этим? - с расстановкой повторил Дамло. - За чем - не за этим? За каким не за этим? Что вы имеете в виду, дьявол вас побери, когда говорите, что пришли не за этим? - Честное слово, господин Дамло . - Ну-ну!.. - оборвал Дамло со свирепым добродушием. Щелкнули кнопки, приводя подставку и спинку кресла в исходное состояние. Дамло застегнул свою верхнюю пуговицу Положил руки на ,стол. - Мне все известно. Можете не оправдываться! - Ей-богу... - Я все сказал. Состава преступления не усматриваю. Кто на вашем месте поступил бы иначе? - Вот именно, кто? - горячо поддержал его сыщик. - Значит, сознаетесь? - Сознаюсь!.. - А в чем? - В том, что зашел выразить вам свое почтение, господин; Дамло! - Теряем время. Советую не вилять! - Я не смею... - Чего? Сказать правду? - Вилять, господин Дамло! Как это можно, в вашем присутствии? Я всем и всегда говорил: нашего Дамло не проведешь! Верьте в искренность... Дамло снова взмок. Сейчас его утопят в словах, долго не пробарахтаться!.. Коварное искусство допроса никогда не станет доступно ему, надо смириться. Эх-хе-хе, все козыри на руках, карты даже крапленые, раз в жизни захотелось поиграть, как кошка с мышкой, а что выходит: мышка играет кошкой, Так подумал Дамло, и ему стало грустно. Однако в этом ли его сила? Нет, его сила не в этом! - Господин частный детектив, - сурово, со спокойным достоинством заговорил Дамло, - как стало известно полиции, вы направились сюда в надежде, что это помещение пустует. Вы намеревались тайно проникнуть в кабинет, занимаемый.., ну, в мой кабинет, и, дьявол вам в печенку, произвести здесь обыск с целью обнаружить какие-нибудь записи, сделанные указанным мной, чтобы, словом, выведать, каким манером этот самый Дамло раскрывает преступления! Ловко, ничего не скажешь! - Непостижимо! - прошептал, бледнея, сыщик. - Невозможно! Он тут же сообразил, что такое поведение равноценно признанию. Следовало выкарабкиваться. - Это несправедливое обвинение... Дамло уверенно продолжал: - Пойманный за руку преступник продолжал.., продолжает отрицать свои намерения в расчете на отсутствие свидетелей. Он думает сейчас, что раз никому; не проболтался, то и выдать его некому, поэтому запирается! Сыщик захрипел. Дамло сострадательно подвинул ему кружку - придется ее после выкинуть. Пить сыщик не стал: не мог. Но самый жест Дамло благоприятно повлиял на душевное состояние подследственного. - Ужасно, господин Дамло! - сказал он наконец. - Вы правы, но я.., я только что это задумал.., возник умысел.., ни одна живая душа не знает! Видно, черт вам помог, прошу прощения, господин Дамло! Дамло просиял. - Ладно, ладно! Пейте пиво. Только осторожнее: не простудитесь. Сыщик судорожно отхлебнул. - А теперь о деле. Обокрасть не позволю, могли убедиться. Но продать, господин сыщик, могу! Ну? - Он уставился на подследственного. - Какая ваша цена моим секретам? Сыщик замотал головой. - Нет! - сказал он. - Лучше уж мне держаться подальше.., если позволите, господин Дамло! При всем моем уважении. Бессмертие души, господин Дамло... Тут Дамло взорвался. - Душа! - зарычал он. - Свихнулись, что ли, как аптекарь? Чихать мне на вашу душу, ишь, не хватало заботы! За вами знай Доглядывай, чтоб тело не нарушало!.. Ругань Дамло придала сыщику каплю бодрости. - Господин Дамло, вы не могли бы осенить себя крестом? - Чего не осенить, осеню, пожалуйста! Ну? Что скажете? - Но все-таки поклянитесь еще по-христиански, что не связаны.., сами знаете с кем, и, я полагаю, мы сможем потолковать.., об условиях! Дамло поклялся. - Только не воображайте, что я из кожи лезу с вами сторговаться! перешел он вслед за тем в наступление. Хотите - покупайте, хотите - нет, только живее, вон что вокруг делается, пока я с вами тут рассиживаю! Сыщик назвал сумму - довольно внушительную - и попросил бумаги, чтобы написать расписку, но Дамло остановил его. - Не надо. Хватит честного слова. Даете? - Конечно! - Не "конечно", а "даю честное слово"! Так и говорите. А теперь поклянитесь выплатить деньги, невзирая ни на какие обстоятельства... Вот так. И не забудьте: вы дали слово, вы поклялись. Вы находитесь в здравом уме и твердой памяти, верно? А то начнете потом говорить... - Лучше бы взяли расписку! - произнес обиженно сыщик. Дамло захохотал. - Предложите еще взять наличными! Ох, хорош бы я был! Посмотреть на вас - добропорядочный человек, а что запоете, когда... - Он помрачнел. Отбрешется наверняка! Ничего, примем меры. Ничего не поделаешь, придется вам кое-что показать, господин сыщик. Иначе не видать мне ваших денежек! - Господин Дамло!.. - Нечего ерепениться. Мое слово твердое, а вашему какая цена увидим. Следуйте за мной! Хрустальная пивная кружка, новехонький стол, превосходное кресло, сверкающие решетки, сияющие полы - экая жалость! Прощайте, прощайте, прощайте, никто вас больше не увидит никогда! Дамло подавил вздох и наложил на дверь пластилиновую печать. Они вышли.

45
{"b":"38073","o":1}