Содержание  
A
A
1
2
3
...
76
77
78
...
101

Обычно продолжительность сезона работы ама зависит от климатических условий местности. Самый длительный период – с марта по сентябрь. Самый короткий – два месяца: июль–август. Работа ама регламентируется условиями заповедного промысла на различные морские продукты. Лов жемчужной раковины, например, запрещен с 1 августа по 31 октября, морской улитки – с 1 октября по 31 января, трепанга – с 1 марта по 31 мая. Кроме того, каждая рыболовная артель ограничивает по договоренности зону ловли. Нередко ама работает и в зимний период, когда вода особенно холодная, и это пагубно отражается на здоровье. Например, лов трепанга продолжается и в наиболее холодный период (декабрь–февраль), когда добываются трепанги для того, чтобы снабдить наиболее фешенебельные рестораны столицы. Небезынтересно отметить, что лов жемчужных раковин продолжается всего неделю или десять дней в году. Ограниченный срок ловли жемчужных раковин объясняется стремлением не допустить хищнического истребления раковин.

Между апрелем и октябрем ама в среднем выходит в море на промысел около сотни раз, и ее дневной лов составляет по стоимости приблизительно тысячу иен.

Мы долго и точно зачарованные наблюдаем работу морских ныряльщиц. Они очень быстро и удивительно ловкими движениями опускаются на дно, мгновенно поднимаются на поверхность, привычным движением руки бросают раковины в плавающую бадью и продолжают нырять. Когда ама, всплывая на поверхность воды, выдыхает воздух из легких, она создает сильную струю, которая вырывается с шумом и издает необычный, несколько печальный звук, точно голос сирены.

Подводная работа ама крайне отрицательно сказывается на ее физическом состоянии. Нам рассказали, что за сезон работы, продолжающийся около пяти месяцев, ама теряет в весе до пятнадцати килограммов. Нечеловеческий труд заставляет ама принимать пищу пять-шесть раз в день. В одной из статей мы прочли, что ама съедает ежедневно около двух килограммов риса, более десятка яиц, различные морские продукты. Ама вынуждена принимать усиленное питание и в зимний период, когда морской промысел прекращается, чтобы подготовиться к новому сезону. Нам рассказали также, что на полуострове Сима есть несколько ама в возрасте до семидесяти лет, продолжающие активно заниматься морским промыслом.

Рабочая одежда ама во время ныряния состоит из тонкой сорочки и трусов из хлопчатобумажной ткани белого цвета. Голова завязывается платком, чтобы закрыть уши. Примечательно, что во время ныряния нескольких ама образуется своеобразный пейзаж: синее море пронизывается белыми всплесками то всплывающих, то исчезающих ныряльщиц в белых одеждах. Ама вооружена специальным инструментом, который по-японски называется «тэноми» – своеобразное долото, с помощью которого отрываются раковины, прирастающие к водорослям и камням.

Морские стихии и опасность промысла сказываются на душевном мире ама. По рассказам японских друзей, «морские девы» довольно суеверны. В японских описаниях работы ама мы прочли, что они, например, делают специальные отметки на ручке долота в виде пятиконечной звездочки или сеточки. Эти заклинательные знаки будто бы могут застраховать ама от несчастья в море, сберечь ей жизнь, принести удачу. Перед тем как нырнуть в воду, партнер ама должен совершить своеобразный обряд: зачерпнуть ковш морской воды, пригубить и вылить воду на борт лодки или баржи. Ама, в свою очередь, с помощью долота берет немного морской воды, подносит к языку, прикасается долотом ко лбу и громко причмокивает. Иногда партнер ама перед нырянием забирает немного воды тем же долотом и сбрасывает несколько капель в лодку, а затем ударяет долотом о край лодки. Нередко ама привязывает к своей прическе заклинательные письмена в виде иероглифических знаков синтоистского или буддийского содержания. Все это и составляет довольно бесхитростный духовный обряд перед тем, как начать свое наступление на таинственное подводное царство.

Тайны жемчужин

Вскоре мы видим, как бадьи, плавающие на зеленом зеркале, подобно гигантским поплавкам, плотно охваченным веревкой, заметно наполняются только что извлеченными с морского дна двустворчатыми жемчужными раковинами. Яркие лучи утреннего солнца падают на еще не обсохшие раковины, покрытые каплями морской воды, сверкающими точно рассыпанные бриллианты. И вот перед нами целая груда серых жемчужниц с гофрированными краями, усыпанных моллюсками и ракушками, обвитых лиановыми нитями зеленых водорослей. В неустанных и мучительных поисках таких раковин ловцы жемчуга в течение многих веков занимаются своим фантастическим промыслом, совершая смелые рейды в подводный мир в надежде обрести неуловимое, словно волшебная птица, бесценное сокровище.

Но поймать морскую раковину вовсе не означает получить жемчужину. Из многих сотен, а быть может, и тысяч добытых на дне моря или реки моллюсков из класса двустворчатых лишь отдельные из них содержат жемчужины.

Зарождение жемчуга в раковине жемчужной устрицы оставалось до недавнего времени сравнительно редкостным явлением, случайностью, а находка жемчужницы считалась большой удачей, счастьем. Рождение жемчуга моллюском или устрицей – не естественное явление. Напротив, жемчуг появляется в результате ненормального развития устрицы. Жемчужную устрицу, защищенную лишь двустворчатой раковиной, постоянно караулят разные неожиданности, случайности. Малейшая неосторожность может привести жемчужницу к самым фатальным последствиям. Ничтожный предмет, едва заметная песчинка или паразитирующий клещ, может проникнуть в организм устрицы и стать причиной раздражения. И тогда устрица, движимая инстинктом самосохранения, начинает слой за слоем обволакивать попавшую в мантию моллюска песчинку перламутровым веществом до тех пор, пока другая случайность – морская волна, столкновение раковины с каким-либо предметом или подводным хищником – не вытеснит ее из раковины. Иногда же такое инородное тело, превращающееся со временем в так называемый натуральный жемчуг, продолжает оставаться в раковине до самой смерти устрицы.

Возможности получения натурального жемчуга были весьма ограниченные, ловля жемчуга носила случайный характер, человек здесь всецело зависел от случайных обстоятельств, труд ловцов жемчуга на дне моря был сопряжен и с многочисленными трудностями, и часто с риском для жизни. Все это не могло не заставлять пытливых людей искать иных путей и возможностей получения жемчуга.

По данным некоторых источников, лов натурального жемчуга наблюдался уже в XV веке в устье Пейхэ, в реке Сунгари, и в некоторых реках провинции Шэньси. Небольшой промысел был также в морском районе близ Пакхоя в Южном Китае. Вместе с ловлей натурального жемчуга в течение столетий добывался культивированный жемчуг. Этот промысел получил особенное развитие в районе Дэцин приморской провинции Чжэцзян в Южном Китае. Местные ловцы жемчуга экспериментальным путем установили, что введение небольшого предмета в жемчужницу позволяет через некоторое время извлечь его оттуда уже покрытым перламутром. Таким путем они стали выделывать, в частности, миниатюрные статуэтки Будды, которые покрывались перламутровым жемчугом благодаря тому, что эти изображения божества помещались в пойманную в реке или море раковину живой устрицы, которая вновь затем опускалась в ее естественную среду на необходимое время.

Эта идея древних искателей жемчуга была заимствована другими японскими жемчужными промышленниками. Особенно широкие масштабы производство культивированного жемчуга приобрело именно здесь, на ферме японского короля жемчуга Микимото.

Хирургия жемчужниц

Бадьи, наполненные свежевыловленными раковинами, переносятся в помещение фермы, и мы знакомимся с производством жемчужной фермы. Нам показывают технологический процесс обработки жемчужных раковин. Производственные помещения фермы состоят из нескольких одноэтажных и двухэтажных корпусов легкого деревянного строения. Мы входим в первый корпус, который можно назвать хирургической лабораторией. В просторном, залитом светом помещении стоит несколько небольших столиков, за которыми сидят девушки-операторы в белых халатах. На столе стоят плетеные корзинки с только что пойманными жемчужными раковинами, а рядом расположены несложные приспособления и специальные, внешне похожие на хирургические, инструменты.

77
{"b":"381","o":1}