ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Жемчужно-серебристая Фудзи», как ее нередко называют в японской литературе, – постоянный предмет любования, неиссякаемый источник творческого вдохновения японских живописцев, создавших бесконечное множество художественных произведений с изображением этой прославленной вершины. Изображения Фудзи в самых различных видах и вариантах являются наиболее распространенными картинами в Японии, их можно встретить повсеместно, буквально в каждом доме, каждой семье.

Прекрасный образ Фудзи изумительно воспет в японской поэзии всех времен, в произведениях поэтов древности и современности, Нет, кажется, более излюбленной темы для вдохновенных лирических стихов японских художников слова, чем тема, по образному выражению поэта, о «высшем алтаре солнечного сияния». Крупнейшим поэтом японской древности Акахито создана «Ода, воспевающая гору Фудзи»:

…Лишь только небо и земля
Разверзлись, – в тот же миг,
Как отраженье божества,
Величественна, велика,
В стране Суруга поднялась
Высокая вершина Фудзи!
И вот когда я поднял взор
К далеким небесам, —
Она, сверкая белизной,
Предстала в вышине!
И солнца полуденный луч
Вдруг потерял свой блеск.
И ночью яркий свет луны
Сиять нам перестал.
И только плыли облака
В великой тишине,
И, забывая счет времен,
Снег падал с вышины.
Из уст в уста пройдет рассказ
О красоте твоей.
Из уст в уста, из века в век…
Высокая вершина Фудзи!
Когда из бухты Таго на простор
Я выйду и взгляну перед собой, —
Сверкая белизной,
Предстанет в вышине
Вершина Фудзи в ослепительном снегу.

Недаром о Фудзияме японцы говорят, что она властвует над жизнью силою своей необыкновенной красоты, способной утешить печаль, успокоить страсть, и сам покой, кажется, нисходит из незыблемой обители мира – этого «пика белого лотоса», как иногда называют гору Фудзи.

Художественному гению Японии, живописцу Хокусаю, создавшему неподражаемую серию картин «Сто ликов Фудзиямы», принадлежат столь же лаконичные, сколько и выразительные строки: «Сквозь бег облаков обращается ко мне столикая Фудзияма…»

Но не только лирики посвящали свои поэтические строки прекрасной Фудзи. Создано немало суровых социальных стихов, в которых возвышается взволнованный, негодующий голос народа, движимого патриотическими чувствами. Глубокое возмущение вызвало строительство у подножия священной горы Фудзи военной базы американских вооруженных сил. Хозяйничание в течение пятнадцати лет заокеанских оккупантов, создающих на чужой земле, вдали от своей территории, плацдармы для осуществления агрессивных замыслов, глубоко потрясло все японское общество, законно возмутившееся грубым попранием чужестранцами японской национальной суверенности, осквернением заповедной святыни японского народа. Именно эти чувства нашли свое выражение в стихотворении современного поэта Гайси Кавагиси «Фудзи, гневом гори!»:

Фудзи, гневом гори, —
Ты, что, в небе паря крылато,
Так прекрасна утром, в лучах зари,
Так прекрасна вечером, в час заката,
И всегда, когда ни смотри!
Наши предки чтили тебя,
Как святыню.
И славили в песнях тебя певцы!
Гордится тобой наш народ доныне,
Как гордились тобою наши отцы!
Что же ты глядишь в высоте, онемев?
Или забыла ты,
Что такое гнев?
Фудзи, гневом гори!
Наглые толпы чужого сброда
Топчут подножье священной горы!
До какой же ты будешь терпеть поры
Свой позор,
Униженье всего народа!
Фудзи, гневом гори
С народом родной Японии вместе
И навеки со склонов своих сотри
Всех, кто нагло тебя бесчестит!
Фудзи, гневом гори!

«Фудзияма не должна служить мишенью для американской морской пехоты!», «Не допустим, чтобы на Японию снова упали искры войны!», «Верните нам наши земли!» – мы видим эти призывы, крупными черными иероглифами написанные на щите и выставленные перед зданием управления национальной обороны в Токио.

У подъезда управления необычное оживление. В толпе мелькают загорелые, обветренные лица людей с белыми повязками на головах. Это крестьяне, прибывшие сюда из деревень, расположенных у северных склонов горы Фудзияма. Они явились в Токио для того, чтобы вновь потребовать от правительства возвращения принадлежащих им, но отнятых под полигон земель, используемых для маневров и стрельб американскими войсками в Японии и японской армией.

Район Насигахара, где находится военный полигон Кита-Фудзи, издавна служил для крестьянского населения, живущего на склонах горы Фудзияма, одним из основных источников жизни. Здесь они пасли скот и косили сено, собирали дрова и сеяли рис. После войны этот район был оккупирован американской армией. Пушки американцев начали стрелять по горе Фудзияма.

Возмущенные действиями оккупантов крестьяне развернули борьбу за возвращение издавна принадлежащих им земель. В июле 1960 года под жерлами американских пушек они вышли на полигон и начали сев. Американцам пришлось в то время прекратить маневры. В ответ на требования крестьян правительство пообещало им содействовать в удовлетворении их требований. «Что привело вас сюда, в Токио?» – спрашиваем мы пожилого крестьянина. «Нас обманули, – заявляет он, – правительство не сдержало своих слов. Более того, начальник управления специальных заказов Маруяма заявил, что он намерен превратить район Насигахара в постоянный полигон для японских и американских войск. Мы пришли сюда, чтобы потребовать возвращения наших прав. И если правительство не пойдет нам навстречу, мы снова выйдем на полигон, чтобы воспрепятствовать проведению маневров».

Крестьяне раздают прохожим обращение местного союза борьбы. «Нашим главным требованием является возвращение прав, передававшихся по наследству из поколения в поколение, – говорится в обращении. – Мы требуем, чтобы Фудзияма принадлежала японцам, чтобы она служила символом независимости страны. Сейчас на маневры в район Кита-Фудзи привозят американскую морскую пехоту с Окинавы. Мы помним, что накануне событий в Лаосе и на Кубе эти части американской морской пехоты исчезли из Японии и были приведены в состояние боевой готовности. Американские войска приезжают на Кита-Фудзи не для защиты Японии. Они проходят здесь подготовку, чтобы потом выступить против Кубы, Лаоса или где-нибудь в другом месте.

Мы верим, что возвращение Фудзиямы в наши руки будет одним из первых шагов к возвращению независимости Японии. Мы боремся за мирную Японию, за безопасность нашей родины!»

И борьба японских пахарей, извечно живущих на земле у подножия священной Фудзи, не прекращается, хотя на подмогу иноземным оккупантам посылаются японские полицейские экспедиции. «Наряд полиции численностью в сто человек, – сообщала газета „Асахи“ в сентябре 1962 года, – был послан сегодня, чтобы удалить крестьян, проникших на полигон северного склона Фудзи с целью помешать морской пехоте США вести боевые стрельбы. Около четырех рот третьей дивизии морской пехоты, только что прибывших с Окинавы, должны принять участие в учениях».

81
{"b":"381","o":1}