ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Высадившиеся расширили захваченный участок.

У гитлеровцев поднялась паника. Опасаясь, что их отрежут от Даугавы, они подались к реке.

13 октября к половине третьего утра за озером в Межапарке сосредоточились 1244-й стрелковый полк и несколько подразделений дивизии полковника Б. А. Городецкого. Они стали угрожать засевшим в межозерных дефиле вражеским подразделениям с тыла. Часам к четырем войска правого фланга 67-й армии прорвались по узкой полоске вдоль побережья и на плечах отступающих пошли к Даугаве. К 6 часам 98-я стрелковая дивизия полковника Н. С. Никанорова овладела селением Вецаки, расположенным на берегу Рижского залива севернее Риги.

112-й стрелковый корпус под командованием полковника В. Г. Абашкина, обойдя Кишэзер с севера, повернул к Риге. Его головная 191-я стрелковая дивизия, которой в то время командовал генерал-майор Г. О. Ляскин, в районе Зцемельблазна разгромила 547-й немецкий пехотный полк. Его остатки, прижатые к рукаву Даугавы, сдались в плен вместе с начальником штаба части.

Дивизия полковника Б. А. Городецкого, ставшая после переправы через Кишэзер головной, уже с 4 часов утра повела наступление на северо-восточную окраину Риги. Она первой завязала бои за город. Это вынудило немцев ускорить отвод своих войск с других участков.

Корпус генерал-майора Н. Н. Никишина, пробившись между озерами Кишэзер и Югла, достиг Межа- парка.

Ранним утром, когда над Ригой только занимался осенний рассвет, к ее восточной окраине вышли и соединения 61-й и 1-й ударной армий.

Командующий 61-й армией генерал П. А. Белов подготовил сильный отряд, который должен был прорваться к центру Риги и захватить мосты.

1-й ударной армии ставилась задача овладеть во сточной частью Риги и содействовать 2-му Прибалтийскому фронту в освобождении Задвинья. Отступающий перед нею противник переправлялся через Даугаву в районе острова Долее. Гитлеровцы, очевидно, не знали, что там уже подразделения 10-й гвардейской армии, и поэтому попали под их губительный огонь. Много вражеских солдат погибло в водах реки.

В 5 часов 13 октября 9-й и 12-й гвардейские стрелковые корпуса начали штурм восточной окраины города.

В Риге в это время свирепствовали охранники и эсэсовцы, саперы и команды факельщиков. Они грабили и разрушали город, убивали арестованных и всех, кто хоть как-то выражал свою радость в связи с приближением наших армий, взрывали уцелевшие фабрики и заводы, уничтожали базы и склады на железнодорожной станции и в порту.

Находившиеся в подполье партийные и советские активисты, рабочие отряды в меру своих сил мешали гитлеровцам творить черное дело, С чердаков, из подвалов, подъездов и развалин они стреляли в фашистов, спасали от огня и разрушений промышленные сооружения и жилые дома.

К утру за восточные кварталы латвийской столицы бои развернули сразу три армии 3-го Прибалтийского фронта.

Одними из первых в Ригу ворвались батальоны Героя Советского Союза капитана Ф. Гаврилова и капитана И. Тоткайло. Путь им проложил взвод разведчиков лейтенанта Жилина, усиленный саперами и пулеметным взводом.

Их дружно поддержали другие подразделения. Советские бойцы отбивали у врага улицу за улицей. Пехотинцы и танкисты, артиллеристы и саперы вели упорные бои за каждое здание, заходили в тыл вражеским заслонам, уничтожали и брали их в плен. Все спешили поскорее пробиться к Даугаве.

Несмотря на сильный огонь, на улицах появились местные жители. Они радостно встречали своих освободителей, помогали отыскивать спрятавшихся гитлеровцев, показывали, где заложены мины, выполняли роль проводников.

Когда забрезжил мутный рассвет, передовые части уже были в центре города. На многих домах появились красные флаги. После трех лет фашистского ига они вновь гордо зареяли над столицей Латвии.

Было совсем уже светло, когда 75-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Я. А. Немкова, полк 415-й стрелковой дивизии и отряд 61-й армии вышли к понтонному и железнодорожному мостам через Даугаву. Но они оказались взорванными. Правее к реке пробилась 12-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Д. К. Малькова. К порту вышла дивизия полковника Б. А. Городецкого.

А в юго-восточном секторе завершали бой 52-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора Н. Д. Козина и 56-я стрелковая дивизия генерал-майора К. Г. Ребрикова.

К 7 часам 13 октября войска 3-го Прибалтийского фронта почти повсеместно вышли к Даугаве, а еще спустя три часа вся правобережная Рига и предместья были полностью очищены от гитлеровцев. Свою задачу войска 3-го Прибалтийского фронта выполнили. Теперь они готовились оказать помощь нам в освобождении западной части города и левобережья Даугавы.

2

Наш фронт продвигался вперед медленно.

Утром 13 октября 10-я гвардейская и 22-я армии продолжали метр за метром преодолевать заболоченные леса Рижско-Елгавской низменности. Но главным препятствием, конечно, был рубеж, протянувшийся вдоль шоссейной дороги, ведущей из Елгавы в Ригу. Его обороняли 11 пехотных дивизий, 4 отдельных полка и 2 танковые бригады противника.

На южных подступах к латвийской столице гитлеровцы возвели множество разных заграждений. Пробиваясь сквозь них, части гвардейской дивизии полковника В. М. Лазарева меньше чем за полдня сняли свыше 700 мин, обезвредили среди лесных завалов 8 минных полей. На каждом шагу бойцы натыкались на "сюрпризы". Под настилами, проложенными к домам и землянкам, под входными ступеньками и лестницами, в траншеях и блиндажах гитлеровцы понаставили мин нажимного действия. К дверям, окнам, дверцам печей, к разным вещам, которые как бы нечаянно были брошены при отходе (карманные фонари, ножи, пачки сигарет), прикреплялись проволочки, которые при натяжении вызывали взрывы. Оставленные продукты и вино фашисты отравили.

Это заставляло наступающих быть осторожными, что, разумеется, влияло на темп наступления.

И все же, несмотря на яростное сопротивление противника, наши войска прорвали его вторую полосу обороны и за день прошли еще 6-9 километров. Сквозь серую дымку уже можно было видеть расплывчатые контуры стрельчатых башен, высоких зданий, заводских труб.

Ближе всех к Риге подступили гвардейцы полковника В. М. Лазарева вместе с танковой бригадой полковника Н. С. Гришина. Часть подполковника И. М. Третьяка и батальон майора Кравченко вдоль шоссе Кекава - Рига выскочили к селению Катлакална, расположенному в 8 километрах от Риги. Стрелки майора В. А. Воронина и танкисты лейтенантов И. В. Капустина и Н. А. Михайлова действовали смело и напористо. Они уничтожили немало фашистов и боевой техники. Правда, и сами понесли ощутимые потери. Так, только во время атаки вражеской батареи, мешавшей продвижению наших войск, на минах по дорвались две тридцатьчетверки. Из их экипажей по гибли сержанты Ф. С. Гришин и Л. Н. Галков.

Наступавшие вдоль рукава Даугавы, огибающего остров Долес, подразделения дивизии генерала М. А. Исаева к вечеру достигли селения Катлакална. 22-я армия очистила от фашистов северную часть Елгавы и дошла до реки Иецава. Елгава, несколько раз переходившая из рук в руки, оказалась совершен но разрушенной.

Подведя итоги боев за день, я в этот вечер решил не звонить в Москву. Обстановка была сложной, и мне хотелось избежать длинных и неприятных объяснений. Последние бессонные ночи окончательно измотали меня. Звенело в ушах, голова была будто свинцовая, и требовалось немало усилий, чтобы держать ее прямо. Я прилег отдохнуть. Но едва укрылся шинелью, как раздались длинная телефонная трель. На проводе был Антонов. Не дослушав моего доклада, он язвительно заметил:

- Вы все подчеркиваете, что ваш фронт освободил Елгаву... А нас интересует Рига. Неужели ваши войска даже предместья какого-нибудь не заняли?

- Пока нет, - ответил я. - Тогда, может быть, есть какие-либо признаки, что немцы собираются ночью уйти? - продолжал спрашивать Антонов.

- Пленные утверждают, что им приказано удерживать город до последнего...

26
{"b":"38100","o":1}