ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ингрид. Это можно понять. Ты опять напрягаешься. Расслабься. Вот так, это другое дело. А теперь...

Андерсон. Боже, Ингрид, не надо... прошу...

Ингрид. Сначала ты говоришь "давай", потом просишь прекратить. Я же должна помочь тебе забыться, уехать далеко-далеко. Разве не так?

Андерсон. Ты одна в состоянии отправить меня в такое путешествие. Ты и больше никто.

Ингрид. Тогда прикуси язык и старайся не кричать.

Андерсон. Твои зубы... Не могу... прошу тебя...

Ингрид. Еще немного. Ты отбываешь в путешествие, Граф, вижу по глазам. Еще чуточку? Ты поехал, разве нет? Да, ты умеешь сбежать от всего этого. В отличие от меня, Граф, в отличие от меня...

21

Начиная с 12 апреля 1968 года в соответствующие инстанции стали поступать письма с угрозами в адрес президента Соединенных Штатов, членов Верховного суда США, а также некоторых сенаторов. Судя по всему, их автор был психически ненормальным человеком. Как ни странно, эти анонимные письма были напечатаны на почтовой бумаге отеля "Экскалибур" (14896, Бродвей, Нью-Йорк).

19 апреля 1968 года спецслужбы США установили электронное прослушивание отеля. Подслушивоющее устройство контролировало все телефонные разговоры в отеле. Кроме того, в ряде номеров были поставлены "жучки", регистрирующие разговоры в комнатах. Все эти приспособления были связаны с магнитофоном Emplex 47-83B, включавшимся от звуков человеческого голоса. К нему был подключен магнитофон-дублер Emplex 47-82B-1 на случай, если одновременно прослушивались два разговора. Магнитофоны были установлены в подвальном помещении отеля "Экскалибур".

Кассета USSS-VS-901KD-432, датирована 5 июня 1968 года. Записан разговор, имевший место в номере 432. Собеседники, Джон Андерсон и Томас Хаскинс, идентифицированы сопоставлением образцов звукозаписей голосов, а также по показаниям свидетелей.

(стук в дверь)

Андерсон. Кто там?

Хаскинс. Это я... Томми.

Андерсон. Входи. Внизу все в порядке? Хвоста нет?

Хаскинс. В порядке. Ну и дыра!

Андерсон. Я снял номер, только чтобы пообщаться с тобой. Спать здесь не собираюсь. Садись вон туда. Я пью бренди. Не желаешь?

Хаскинс. Спасибо, нет. Я лучше покурю. Травки хочешь?

Андерсон. Обойдусь бренди. Как выступил?

Хаскинс. По-моему, неплохо. Я был там два дня назад. Снэп собирается завтра.

Андерсон. Все прошло нормально?

Хаскинс. Были маленькие осложнения. Но это чепуха. Обошлось без последствий.

Андерсон. Значит, можно поздравить с победой?

Хаскинс. Может, и не с такой большой, как хотелось бы, но я сделал все, что смог. Есть кое-что любопытное.

Андерсон. Томми, не буду морочить тебе голову - ты неплохо соображаешь. Ты понимаешь, что я не заплатил бы тебе пятьсот просто за разведку, если бы не планировал кое-что серьезное. Прежде чем докладывать, скажи прямо - игра стоит свеч?

Хаскинс. Какая именно квартира тебя интересует, радость моя?

Андерсон. Меня интересует весь дом, целиком.

Хаскинс. Господи праведный!

Андерсон. Стоит ли беспокоиться?

Хаскинс. Конечно, стоит!

Андерсон. Сколько можно заработать, по-твоему?

Хаскинс. По-моему, никак не меньше ста тысяч. А может, и в два раза больше.

Андерсон. Мы с тобой считаем одинаково. У меня тоже вышло столько же. Ну ладно, я тебя слушаю.

Хаскинс. Я напечатал отчет в двух экземплярах на машинке Снэп. Можем проглядеть вместе. Разумеется, ты получишь оба экземпляра.

Андерсон. Разумеется.

Хаскинс. Ладно. Начнем со швейцаров. Их трое. Тимоти О'Лири, Кенет Райан и Эд Бейкли. Соответственно они дежурят - с полуночи до восьми утра, с восьми до четырех и с четырех до полуночи. О'Лири, тот, что дежурит ночью, - алкаш. Бывший полицейский. Когда кто-то берет отгул, остальные работают по двенадцать часов и получают в двойном размере. Иногда например на Рождество, одновременно двое могут взять выходной, тогда профсоюз присылает кого-то на замену. Так?

Андерсон. Продолжай.

Хаскинс. В отчете, радость моя, я описал это со всеми подробностями, я просто хочу пройти по основным пунктам вместе с тобой, вдруг у тебя будут вопросы.

Андерсон. Давай.

Хаскинс. Техник-смотритель, Иван Блок. Кажется, венгр, а может, и поляк, тоже алкаш. У него квартирка в подвальном помещении. В доме он двадцать четыре часа в сутки, шесть дней в неделю. По понедельникам ездит к своей замужней сестре в Нью-Джерси. Если что-то случается, когда он выходной, жильцы обращаются к технику соседнего дома - пятьсот тридцать седьмого, по той же улице. Он также заменяет Блока, когда тот берет в мае свой двухнедельный отпуск. Блоку шестьдесят четыре года, и один глаз у него не видит. Его квартира состоит из комнаты и ванной. Райан дал понять, что Блок большой жмот и под матрасом у него может быть кое-что припрятано.

Андерсон. Почему бы и нет. Эти старые пердуны из Европы не верят в банки. Давай дальше. Не хочется здесь засиживаться. Этот номер действует мне на нервы. Клоповник проклятый.

Хаскинс. Притом в самом прямом смысле. Я только что видел клопа. Первый этаж. 1-а. Приемная. Доктор Эрвин Лейстер, кандвдат медицинских наук, специалист по внутренним болезням. Медсестра и секретарша, она же регистраторша. Работают с девяти утра до шести вечера. Иногда он приходит на работу чуть позже. Обычно медсестра и секретарша уходят около половины шестого. Приемная 1-6. Психиатр доктор Дмитрий Рубиков. У него работает медсестра, она же секретарша. Прием пациентов с девяти до девяти. После четверга Снэп даст тебе подробный отчет об этих служителях медицины.

Андерсон. Работаете неплохо.

Хаскинс. На каждом этаже по две квартиры. Последний этаж - пятый, там где веранды.

Андерсон. Я знаю.

Хаскинс. Второй этаж. Квартира 2-а. Эрик Сабайн. Дизайнер. Специалист по интерьерам. То, что нам надо! В прошлом году о нем и его квартире был очерк в "Тайме". Я специально посмотрел. Оригиналы Пикассо и Клее. Неплохая коллекция индейского искусства. Роскошный восточный ковер девять на двенадцать футов. Стоит тысяч двадцать. На фотографии в "Тайме" он носил три кольца. Выглядели впечатляюще. У парня есть деньги. Не в моем вкусе, но, если хочешь, я могу попробовать узнать о нем побольше.

Андерсон. Посмотрим.

Хаскинс. Квартира 2-6. Мистер Арон Рабинович с супругой. Богатые молодые евреи. Он - младший партнер в юридической фирме на Уоллстрите. Интересуются оперой, балетом, театральными постановками и прочим дерьмом. Большие либералы. Одна из трех квартир, которые я осмотрел как следует. Супруга была дома. Очень обрадовалась возможности обсудить проблему подземки на Второй авеню и участь бедняков. Мебель современная. Ничего такого не заприметил, кроме ее обручального кольца - старинное. Поскольку он юрист, то где-то в стене может иметься сейф. Картины ничего, но слишком громоздкие, чтобы с ними возиться. В абстрактном стиле.

Андерсон. Серебро?

Хаскинс. Ты помнишь все, солнышко! Да, серебро имеется. Выставлено на всеобщее обозрение. Очень симпатичное. Думаю, старинное. Похоже на свадебный подарок. Оно в буфете в их столовой. Еще есть вопросы? Андерсон. Прислуга?

Хаскинс. Приходящая. Появляется в полдень, а домой уходит после того, как подает вечером обед и моет посуду. Пожилая немка. Теперь третий этаж. Квартира 3-а. Мистер Макс Горовиц с супругой. На пенсии. Был оптовым торговцем ювелирными изделиями. У него сильный артрит, передвигается с палочкой. У нее три шубы, в том числе одна норковая, другая соболиная, и полным-полно бриллиантов. По крайней мере, так говорит швейцар. И еще он говорит, что они страшные скупердяи - на всех швейцаров на Рождество выдают пятерку. Но он уверен, что денег у них прорва. Квартира 3-6. Миссис Агнес Эверли. С мужем не живет. Квартира принадлежит ему, но живет в ней она. Ничего интересного. Разве что норковая шуба. Она торгует оптом женским бельем, поставляет в галантерейные магазины. Много ездит. Кстати, я упомянул о шубах, мой дорогой, но, разумеется, в это время года большинство из них, наверное, на хранении.

11
{"b":"38101","o":1}