ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андерсон. Не понял.

Миссис Эверли. Не важно.

42

Фрагмент 101-В документа NYDA-EHM-101A-108B-Y, показания Эрнеста Генриха Манна.

Манн. Значит, двадцать шестое июля. Это, помнится, была пятница. В этот день человек, которого я знаю под именем Джона Андерсона, пришел ко мне и...

Вопрос. Когда именно?

Манн. Примерно в час дня. После ланча. Он пришел в мой магазин и сказал, что хочет со мной поговорить. Мы пошли ко мне в кабинет. Там можно запереться, чтобы никто не мешал. Тогда-то Андерсон и спросил меня, готов ли я выполнить для него работу...

Вопрос. Какую именно?

Манн. Он говорил очень уклончиво. Туманно. Естественно, не без умысла. Но я сразу понял, что речь идет о том самом доме, в котором я уже побывал по его просьбе. Когда оказалось, что я угадал, я спросил, не удалось ли ему узнать назначение холодной комнаты, обнаруженной мной в подвальном помещении.

Вопрос. Что он на это ответил?

Манн. Сказал, что удалось.

Вопрос. Он объяснил вам ее предназначение?

Манн. Тогда нет. Он сделал это позже. Но двадцать шестого июля он мне ничего на этот счет не сказал, а я не стал настаивать.

Вопрос. Что именно хотел от вас Джон Андерсон, о какой работе шла речь?

Манн. Он, собственно, не говорил о какой-то конкретной работе. Он просто хотел знать, интересует ли это меня в принципе, может ли он на меня рассчитывать. Он сказал, что ему надо, чтобы кто-то перерезал телефонные провода и отключил сигнализацию во всем доме.

Вопрос. Что еще?

Манн. Ну... еще ему нужно было перерезать электрический кабель, что вел к лифту.

Вопрос. Что еще?

Манн. Еще?..

Ведущий допрос. Мистер Манн, вы обещали нам полное содействие. Учитывая ваше обещание, мы согласны предоставить вам все льготы, предусмотренные законом. Хотя, как вы понимаете, мы не в состоянии освободить вас от ответственности полностью...

Манн. Конечно, я все понимаю...

Вопрос. Многое зависит от вас. Что еще попросил вас Андерсон двадцать шестого июля?

Манн. Как я вам уже говорил, он в общем-то ничего не просил. Он обрисовал гипотетическую ситуацию. Он меня прощупывал. Пытался понять, насколько все это может меня заинтересовать.

Вопрос. Да, вы уже это говорили. Итак, ваша задача заключалась в том, чтобы перерезать все телефонные провода, вывести из строя сигнализацию в данном жилом доме, а может быть, и электрокабель, подключенный к лифту?

Манн. Да, это так.

Вопрос. Ясно, мистер Манн. Вы тем самым признались в причинении ущерба частной собственности - это сравнительно незначительное правонарушение. А может быть, еще и во взломе и проникновении...

Манн. Нет, нет, нет! Ничего подобного! Все уже должно быть приготовленным к моему появлению. К взлому я не имел никакого отношения.

Вопрос. Понятно. А какую сумму вам предложили за то, чтобы вы перерезали провода?

Манн. Видите ли... Мы ни о чем определенном не договаривались. Я же сказал, что разговор носил общий характер. Андерсон просто хотел знать в принципе, готов ли я это сделать и сколько мог бы за это взять.

Вопрос. Какую же сумму вы назвали?

Манн. Я назвал пять тысяч долларов.

Вопрос. Пять тысяч долларов? Не кажется ли вам, мистер Манн, что это многовато за то, чтобы перерезать несколько проводов?

Манн. Ну... в общем-то да...

Вопрос. Ну что ж. У нас времени не меньше, чем у вас. Попробуем еще раз. Что еще вас попросили сделать при условии, что вы согласитесь участвовать в этом гипотетическом предприятии.

Манн. Вы должны понять, что все это было очень туманно. Никаких определенных соглашений достигнуто не было.

Вопрос. Да, да, мы это понимаем. Что еще хотел от вас Андерсон?

Манн. Там было несколько дверей, которые нужно было бы открыть. А также, может быть, сейф - обыкновенный или встроенный в стене. Ему нужен был человек, который бы разбирался в подобных вещах.

Вопрос. Естественно. А вы разбираетесь в таких вещах?

Манн. Ну конечно. Я же окончил Штутгартскую техническую школу, был профессором в цюрихской Академии механики. Уверяю вас, в своей области я квалифицированный специалист.

Вопрос. Мы знаем об этом, сэр. Теперь давайте проверим, правильно ли мы вас поняли. Двадцать шестого июля примерно в час дня Джон Андерсон пришел в ваш магазин по адресу Авеню Д, 1975, Нью-Йорк, и поинтересовался, не готовы ли вы выполнить определенную работу, если в ней возникнет необходимость. Эта работа могла бы заключаться в следующем: нужно перерезать телефонные провода, отключить сигнализацию в некоем жилом доме (в каком именно, оговорено не было), вывести из строя электрокабель, связанный с лифтом, открыть ряд дверей в доме, взломав их или подобрав ключи к замкам, а также отпереть сейфы различных типов в квартирах. Все верно?

Манн. Вообще-то...

Вопрос. Все это верно?

Манн. Не позволите ли стаканчик воды?

Ведущий допрос. Пожалуйста.

Манн. Спасибо. Пересохло в горле. Много курю. Сигаретки не найдется?

Ведущий допрос. Прошу.

Манн. Еще раз благодарю.

Вопрос. То, что я только что сказал - соответствует ли это действительности?

Манн. Да, соответствует. Именно этого и хотел от меня Андерсон.

Вопрос. За это вы потребовали пять тысяч долларов?

Манн. Да.

Вопрос. Как отреагировал Андерсон?

Манн. Сказал, что так много заплатить не может, что у него есть бюджет, из которого нельзя выходить. Но он добавил, что если операция состоится, то мы с ним можем прийти к взаимовыгодному соглашению.

Вопрос. Вы употребили выражение "если операция состоится". Позвольте уточнить. У вас создалось впечатление, что в тот день, двадцать шестого июля, не существовало окончательного решения, состоится или нет операция?

Манн. Именно такое впечатление у меня и создалось.

Ведущий допрос. Благодарю вас. На сегодня, пожалуй, хватит, мистер Манн. Я ценю вашу помощь.

Манн. А я ценю вашу доброту, сэр.

Ведущий допрос. Нам еще есть что обсудить по поводу этого дела. Мы вскоре увидимся, мистер Манн.

Манн. К вашим услугам, сэр.

Ведущий допрос. Отлично. Охрана!

43

Ксерокопия письма от 29 июля 1968 года.

Отправитель: Сектор связи с общественностью отдела исследований и развития Национального бюро космических, исследований, Вашингтон, округ Колумбия, 20036.

Адресат: мистер Джеральд Бингем-младший, Восточная 73-я ул., д. 535, кв. 5-а, Нью-Йорк.

Дорогой сэр!

В связи с Вашим письмом от 16 мая 1968 года я хочу по поручению директора отдела исследований и развития Национального бюро космических исследований поблагодарить Вас за интерес к нашей деятельности и за Ваше предложение по использованию твердой двуокиси углерода ("сухого льда") в качестве аблативного материала для оболочек космических ракет, спутников и управляемых космических кораблей при возвращении их в плотные слои земной атмосферы.

Как Вы несомненно знаете, мистер Бингем, широкомасштабные и дорогостоящие исследования в этой области проводятся давно, и самый широкий спектр материалов - от металлов до керамики - проходил испытания. Материалы, используемые в настоящее время, выдержали проверку в программах "Меркурий", "Джемини" и "Аполлон".

Мне поручено сообщить Вам, что "сухой лед" не в состоянии выдерживать сверхвысокие температуры, возникающие при вхождении ракет и космических кораблей в плотные слои атмосферы. Вместе с тем Ваше предложение свидетельствует о высоком уровне Вашей эрудиции и научно-технического опыта. Нас особенно заинтересовал тот факт, что Вам всего лишь пятнадцать лет. Как Вам, наверное, известно, Национальное бюро космических исследований установило ряд стипендий и дотаций для студентов колледжей и университетов. В течение ближайших шести месяцев представитель отдела, ведающего стипендиями, лично посетит Вас, дабы установить круг Ваших интересов в этой области.

Пока же мы хотели бы еще раз поблагодарить Вас за проявленный интерес к нашей деятельности и к космической программе нашей страны.

26
{"b":"38101","o":1}