ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

* * *

Василий любил приволокнуться за женской юбкой. Все деяния его и помыслы были напрямую связаны с бывшими или предполагаемыми победами на любовном фронте. Именно эта - "Одна, но пламенная страсть" - привела к окончательному развалу его семейного очага и бесславной потере скромного состояния, с таким трудом нажитого его рачительными предками. Казалось, получив желанный развод, он тотчас ринется на поиски любовных приключений, но случилось то, что Цион менее всего ожидал от своего непредсказуемого товарища; в связи с резким ухудшением экономического статуса, Василий впал в странную задумчивость, и, приобретенная им с таким трудом свобода, не волновала более его молодую кровь. Все чаяния и помыслы ярого донжуана были направлены на то, чтобы разжиться, и как можно скорее. "Я докажу этим академикам, что снова встану на ноги!" - твердил он Циону и неустанно искал пути к быстрейшему обогащению. Ежедневно он приходил к приятелю с гениальными идеями, которые тот неизменно отвергал за отсутствием практической ценности. - Знаешь что, - предложил однажды Цион, потирая колено, которое ушиб накануне, поскользнувшись на рынке "Шук а-тиква", - я отнюдь не оспариваю твое амплуа, как генератора гениальных идей, но у меня тоже возникла дельная мысль и мне нужен компаньон. - Я весь к твоим услугам, - с готовностью отозвался Вася. Человек без комплексов, он был далек от отчаяния, разорившись в одночасье, и именно такой партнер нужен был Заярконскому. - Иного я от тебя не ожидал, - одобрительно сказал он, - но, прежде чем мы приступим к реализации проекта, неплохо бы слегка расслабиться... - Я и сам думал о том, чтобы махнуть на Север, - согласился Василий, но будучи в стесненных обстоятельствах... - Об этом не беспокойся, - коротко ответил Цион, - я облюбовал маршрут по историческим местам. Недорогой, но со вкусом... - Куда же мы едем? - изумился Василий, заинтригованный любезным предложением Циона. - На твой выбор - предложил Заярконский, - в гости к Петру Великому, или на блины к Плантагенетам... - К какому еще Петру? - удивился Вася, перебирая в уме знакомых на букву "П". Единственное слово, начинавшееся с этой буквы, которое приходило ему в голову, было непристойным. До сих пор по-настоящему великим человеком он считал себя, и теперь весь терялся в догадках. - К Петру первому, - небрежно бросил Цион, - или к Ричарду Львиное сердце... - Надеюсь, ты не шутишь? - сделал гримасу Вася. Напористый и энергичный, обычно, он заметно потускнел в последнее время. - Речь идет об экспериментальном бюро при Институте Времени, - продолжал Цион, - они делают пробные вылазки на Места и подыскивают для этой цели добровольцев. - Что ж, если это опасно, то я готов! - мгновенно отозвался Вася. - Это один из маршрутов, который надо наездить, а там дело будет поставлено на коммерческие рельсы... - Уж, не в этом ли твоя идея, Ципа? - живо заинтересовался Василий и в глазах его зажегся огонь. - Если покажем себя с лучшей стороны, нам, очень может статься, перепадет кое-что на десерт... - Например? - Например, можно устроиться проводниками на один из предполагаемых рейсов, зарплата - десять тысяч шекелей в месяц!

Глава 3

- Вы что не слышите, мадам, я повторяю вопрос, - дедушка приходил к вам еще или нет? - Нет, больше я дедушки не видела, - Елизавета горестно вздохнула, будто сожалея о том, что дед так быстро забыл дорогу к ее дому, - в этот же день я срочно позвонила Гаври и рассказала ему обо всем. Я думала, этот странный визит помирит нас: с утра он ушел такой расстроенный, а я еще накричала на него... - Мадам, мы топчемся на одном месте уже много времени. - Неправда, я у вас не более часа, - напомнила Елизавета. - Тем более, - сказал Кадишман, - пора делать выводы. - Делайте на здоровье, это ваша работа. Ее стало злить его упорное нежелание понять, что с нею происходит. Сухарь недоверчивый, наверное, его жена не любит. - Значит, дедушка у вас больше не появлялся? - Вы уже спрашивали об этом, не надо повторяться. - Хорошо, госпожа, будем считать, что у вас была галлюцинация на почве частых ссор с супругом... - Мы не так уж часто ссоримся. - Но вы только что сказали, что ссоритесь и довольно часто... - А вам какое дело? - Мне действительно, нет до этого дела, я просто рад за вас, мадам. - Зря радуетесь, господин инспектор, когда я рассказала Гаври про деда, он сказал, что "Этого не может быть" - Вот видите, ваш супруг держится того же мнения что и я. Вас это не настораживает? - Вы хотите сказать, что я сумасшедшая? - Я этого не говорил. - Гаври тоже этого не говорил, а потом сказал, что дедушка, наверняка, был недоволен нашей размолвкой, и дух его снизошел на землю, чтобы воссоединить наши сердца. Лейтенант пожалел, что дал ей возможность развивать эту благодатную тему - "Очередная психопатка" - подумал он, решительно настраиваясь завершить затянувшийся разговор. - Что вам от меня нужно, мадам? - сказал он, стараясь придать голосу официальный тон, - вашей жизни никто не угрожает, дедушка, слава Богу, ушел с миром, и вы, наконец, помирились с Гаври... - Да, мы помирились с мужем, - задумчиво сказала Елизавета, не замечая попыток Кадишмана закруглить беседу, - он даже предложил мне купить цветы, чтобы проведать дедушкину могилу. Женщина опять всхлипнула, и лейтенант, которому надоела эта бессвязная болтовня, привычно подал ей стакан с водой. - Мы долго искали его могилку, а когда нашли, увидели, что она вскрыта и пуста. В кабинете повисла неловкая тишина. Кадишман почувствовал, как в животе у него что-то гулко булькнуло. - Мадам, - хриплым голосом сказал он, - надеюсь, вы отдаете отчет своим словам? - Разумеется, - твердо отвечала Елизавета, - в могиле не оказалось останков моего деда... - У вас есть свидетели? - голос Кадишмана выражал крайнее недоверие. - Сторож кладбища может подтвердить это, и муж мой тоже. - А вы уверены, что это была могила вашего деда?

Глава 4

- Ты настоящий друг, Ципа, - восторженно сказал Василий, - ознакомившись с проектом Заярконского. - Чего уж там, - смутился Цион. - Скажи, - поинтересовался Вася, - а путевка эта чего- то стоит? - Мне сделали скидку, - поспешил заверить Цион, - я отвечаю у них за компьютерную часть и они обязаны мне... - А ты не разыгрываешь меня, Ципа? Василий сам был мастер разыгрывать друзей и на всякий случай всегда держался начеку. - С какой стати, Вася, тебе лишь следует знать, что проект содержится в глубокой тайне, а мне сделали исключение, потому что я полезен им в организации технической части. - Я буду нем, как рыба. - Кстати, через час надо быть в Институте, - засуетился Цион. Он был рад, что сумел угодить приятелю. В глазах де Хаимова впервые после утомительной разводной эпопеи засветилась улыбка. - Едем к Плантагенетам, - решительно сказал он, - в России теперь холодно, а у меня прохудилось пальто. Насколько мне известно, ты и сам испытываешь симпатию к эпохе рыцарства. Я читал твою статью о Гийоме Акветанском... - Это был поэт, воспевающий культ рыцарства, - сказал Цион; лицо его приняло мечтательное выражение, и он c чувством продекламировал:

Сошлись они на середине поля. Тот и другой пускают в дело копья, Врагу удар наносят в щит узорный, Его пронзают под навершьем толстым, Распарывают на кольчугах полы, Но невредимы остаются оба. Полопались у них подпруги седел, С коней бойцы свалились наземь боком, Но на ноги вскочили тотчас ловко, Свои мечи булатные исторгли, Чтоб снова продолжать единоборство. Одна лишь смерть ему конец положит.

Всю дорогу к Институту Цион убеждал Васю ехать в Россию, а тот упорно настаивал на поездке в Старую Англию и вскоре без обиняков спросил друга сколь чувственны были аристократы при феодализме и понимали ли они в целом значение поиска эрогенных зон у женщин. Друзья увлеклись беседой и опоздали в институт. Увидев их, инструктор, отвечающий за переброску добровольцев, нравоучительным тоном начал читать мораль: - Вопиющая безответственность! - сухо сказал он, - а знаете ли вы, господа, разницу между часовыми поясами нашего и одиннадцатого века? - Видите ли, - робко начал Цион, - мы приобретали путевки в век двенадцатый. - Все равно, - ворчал инструктор, - разница в семь часов. - То есть, - произвел расчет Василий, - в одиннадцатый век мы прибудем к вечеру? - Вы очень догадливы! - съязвил инструктор. Василий, человек крутого нрава, сходу осадил очкастого зануду: - Сэр, - строго сказал он, - попрошу без лишних телодвижений! - Это почему же? - важно вскинулся инструктор. - Очёчки-то можно уронить ненароком, - нарочито озабоченным тоном произнес Василий. Инструктор бережно поправил очки с модной оправой и собрался дать достойную отповедь нахалу, но Вася опередил его: - Вы, кажется, нуждались в добровольцах? - сказал он. - Нуждались, - угрюмо подтвердил инструктор... - Сударь, - сказал Василий тоном великого одолжения, - мы пошли вам навстречу, несмотря на более выгодные предложения. - Что это значит, господин? - сказал инструктор, ошарашенный неслыханным хамством де Хаимова.

2
{"b":"38106","o":1}