ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Разве что в праздник сурок какой аль суслик попадется, грустно вставил Ярпен Зигрин.

- ...водой колодезной запиваем. - Богольт отхлебнул из бутыли и слегка встряхнул ее. - У нас, госпожа Йеннифэр, нету другого выхода, как только получить свою долю или зимой под забором коченеть. А постоялый двор денег стоит.

- И пиво, - добавил Нищука.

- И девки распутные, - размечтался Живодер.

- Потому, - Богольт взглянул на небо, - мы сами, без чар и вашей помощи дракона уделаем.

- Ты уверен? Запомни, существует предел возможного, Богольт.

- Может, он и существует, только я ни разу не встречал. Нет, госпожа, повторяю, мы сами дракона прикончим, без всяких там чар.

- Тем более, - добавил Ярпен Зигрин, - что у чар тожить наверняка есть свои пределы возможного, которые, в противу наших, нам неведомы.

- Ты сам придумал, - медленно спросила Йеннифэр, - или тебе подсказали? Уж не присутствие ли ведьмака в вашем глубокоуважаемом обществе позволяет вам так задираться?

- Не-а, - сказал Богольт, глядя на Геральта, который, казалось, дремал, лениво растянувшись на попоне и положив голову на седло. - Ведьмак тут ни при чем. Послушайте, благородная Йеннифэр. Мы сделали королю предложение, он отмолчался. Ну ничего, мы народ терпеливый, до утра погодим. Ежели король предложение примет, едем дальше разом, нет - мы возвращаемся.

- Мы тоже, - буркнул краснолюд.

- Никакой торговли не будет, - продолжал Богольт, - так сказать, на нет и суда нет. Передайте наши слова Недамиру, милсдарыня Йеннифэр. А вам скажу, предложение выгодно и вам, и Доррегараю, ежели вы с ним столкуетесь. Нам, учтите, драконий труп до фени, токмо хвост возьмем. Остальное ваше будет, бери, выбирай! Не пожалеем для вас ни зубов, ни мозга, ничего, что вам потребно для колдовства.

- Конечно, - добавил, хихикая, Зигрин, - падаль будет ваша, чародейская. Никто не отберет. Разве что другие трупоеды.

Йеннифэр встала, закинула плащ на плечо.

- Недамир не намерен ждать утра, - сказала ока резко. - Он уже сейчас согласен на ваши условия. Наперекор, чтоб вы знали, моим и Доррегараевым советам.

- Недамир, - медленно процедил Богольт, - проявляет мудрость, удивительную для столь недозрелого короля. Потому как по мне, госпожа Йеннифэр, мудрость - это, в частности, умение пропускать мимо ушей глупые или неискренние советы.

Ярпен Зигрин хмыкнул в бороду.

- Запоете иначе, - чародейка уперлась руками в бока, когда завтра дракон вас исхлещет, изрешетит и раздолбает ваши кости. Станете мне туфли лизать и скулить, моля о помощи. Как всегда. Я достаточно хорошо знаю вас и вообще таких, как вы. До тошноты.

Она повернулась и ушла во мрак, не попрощавшись.

- В мое время, - сказал Ярпен Зигрин, - чародейки сидели в башнях, читали умные книги и помешивали лопатками в тиглях. Не путались у воинов под ногами, не лезли в наши дела. И не крутили задом у мужчин перед глазами.

- А задок-то, честно говоря, ничего себе, - сказал Лютик, настраивая лютню. - А, Геральт? Геральт! Эй, куда ведьмак запропастился?

- А нам-то что? - буркнул Богольт, подбрасывая поленья в костер. - Ушел. Может, по нужде. Его дело.

- Конечно, - согласился бард и ударил по струнам. - Спеть вам чего-нибудь?

- А что, спой, - сказал Ярпен Зигрин и сплюнул. - Только не думай, будто за твое блеяние я дам тебе хоть шелонг. Тут, парень, не королевский двор.

- Оно и видно, - кивнул трубадур.

5

- Йеннифэр.

Она обернулась, точно удивленная, хотя ведьмак не сомневался, что она уже давно слышала его шаги. Поставила на землю деревянный ушат, выпрямилась, откинула со лба волосы, высвобожденные из-под золотой сеточки и теперь крутыми локонами спадающие на плечи.

- Геральт.

Как обычно, она носила только два своих цвета - черное и белое. Черные волосы, черные длинные ресницы, позволяющие только гадать о цвете скрытых ими глаз. Черная юбка, черный короткий кафтанчик с белым меховым воротником. Белая рубашка из тончайшего льна. На шее - черная бархотка, украшенная усеянной бриллиантами обсидиановой звездой.

- Ты ничуть не изменилась.

- Ты тоже, - поморщилась она. - И в обоих случаях это одинаково нормально. Однако напоминать об этом, хоть, может, это и не самый скверный способ начать разговор, бессмысленно. Правда?

- Правда, - кивнул он, глядя туда, где стояла палатка Недамира и горели костры королевских лучников, частично загороженные темными квадратами фургонов. Со стороны дальнего костра долетал звучный голос Лютика, напевающего "Звездным трактом", одну из своих самых удачных любовных баллад.

- Ну что ж, со вступлением покончено, - сказала волшебница. - Что дальше? Слушаю.

- Видишь ли, Йеннифэр...

- Вижу, - резко прервала она. - Но не понимаю. Зачем ты приехал? Ведь не ради же дракона? В этом-то, думаю, ничего не изменилось?

- Нет. Ничего.

- Так зачем же, спрашиваю, ты присоединился к нам?

- Если я скажу, что из-за тебя, поверишь?

Она молча глядела на него, к в ее блестящих глазах было что-то, что никак не могло понравиться.

- Поверю, почему бы нет, - сказала она наконец. - Мужчины любят встречаться с бывшими любовницами, любят освежать воспоминания. Любят думать, будто давние любовные игры дают км что-то вроде пожизненного права собственности на партнершу. Это хорошо влияет на их самочувствие. Ты не исключение. Несмотря ни на что.

- Несмотря ни на что, - усмехнулся он, - ты права, Йеннифэр. Твоя внешность прекрасно влияет на мое самочувствие. Иначе говоря, я рад, что вижу тебя.

- И это все? Ну допустим, я тоже рада. Нарадовавшись, желаю спокойной ночи. Видишь, я отправляюсь на отдых. А предварительно намерена смыть с себя пыль и грязь. Но при этом привыкла раздеваться. Посему удались и с присущим тебе тактом обеспечь мне минимум удобств.

- Йен, - протянул он к ней руки.

- Не называй меня так! - яростно прошипела она, отскакивая, а из пальцев, протянутых в его сторону, посыпались голубые и красные искры. - Если коснешься, выжгу глаза, прохвост.

Ведьмак попятился. Чародейка, немного остыв, снова откинула волосы со лба, встала перед ним, упершись руками в бока.

- Ты что думаешь? Что мы весело поболтаем, вспомним давние времена? А может, в завершение всего пойдем вместе на воз и подзаймемся любовью на овчинах, так просто, чтобы освежить воспоминания? Да?

9
{"b":"38142","o":1}