ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Заец, Жук! -- позвала Татьяна Ивановна.--Звонок на урок не для вас?..

На дом было задано выучить отрывок из поэмы "Руслан и Людмила". Первым отвечал Свистунов.

-- У лукоморья ду-уб зеленый! -- начал он с выражением.--Златая це-епь на дубе том!

Обычно, когда Ромка декламировал, все давились от смеха, но сегодня классу было не до него. При слове "цепь" тридцать голов повернулись в Сашину сторону. И даже голова учительницы.

-- Кстати, Заец, как тебе это удалось? -- не удержавшись, спросила Татьяна Ивановна.

-- Цепь была фальшивая! -- поднял руку Гордеев.

-- Неправда! -- вскочила Колотыркина.--Ты это от зависти говоришь. Давайте спросим свидетеля.

-- Какого?

-- Аню Кураго. Она случайно была тогда в цирке и все видела вблизи.

-- Ошибаешься, Колотыркина,-- усмехнулась первая красавица.--Я в цирке была не случайно. Меня Заец полдня уговаривал, вот я и пошла с ним. Больше никогда не пойду. Он не силач, а обманщик.

-- Что ты хочешь этим сказать? -- наежилась Катя.

-- Что цепь была из пластилина. Весь цирк об этом кричал. А еще твой Заинька врал вчера, что уплывает на Мадагаскар и привезет тебе от гориллы барабан в подарок.

-- Пре-кра-ти-ли! -- скомандовала Татьяна Ивановна.--Колотыркина, сядь на место! А ты, Заец, встань и расскажи нам человеческим голосом всю правду.

-- Я не обманщик,-- выговорил Саша.--Цепь стальная. Просто сила была не моя и храбрость тоже. Мне их дали взаймы.

-- "Там чудеса, там леший бродит!" -- крикнул Свистунов и добился, наконец, своего: вызвал хохот.

-- Да-а... Ну и ну! -- покачала головой учительница, не находя других слов.

Репродуктор над классной доской грозно щелкнул:

-- Ученик Заец, тебя вызывает директор! Срочно!

-- Вот и сказочке конец,-- ляпнул Свистунов.

Принципиальный вопрос

Когда Заец вошел в кабинет, Диктор что-то быстро писал. Спину он держал очень прямо -- хоть линейкой проверяй,-- будто никогда в детстве не сидел за партой. А может, у него и детства не было? Может, сразу таким родился?

-- Здрасте,-- сказал Саша.--Я пришел.

Перед большим столом Диктора сидели двое: учитель истории Петр Ильич, он же завуч школы, и кудрявый мужчина с квадратным подбородком. Это был Адидас.

-- Здравствуй, Саша,-- ответил Петр Ильич. Адидас поднял кулак в знак приветствия. А Диктор молча писал. По всему было видно, что в голове у него очень важные мысли. Гораздо важнее, чем какой-то Заец из четвертого "А".

Саша потрогал карман -- на месте ли кольцо? -- и стал рассматривать потолок со змеистой трещиной, похожей на реку Замбези в школьном атласе.

-- Да ты присядь,-- предложил Петр Ильич.

-- Постоит! -- сказал Диктор.--Не задирай голову. Подойди ближе.

Саша подошел. Диктор поставил точку и задумался. Все молчали, чтобы не спугнуть главную мысль. Наконец его авторучка ожила и заплясала в верхней части страницы, где оставалось место для заглавия. "ПРОСВЕЩЕНИЕ ДОЛЖНО ПРОСВЕЩАТЬ",-- прочел Заец.

-- Так! -- сказал Диктор, положив ручку.--Ну, рассказывай.

-- Что рассказывать? -- не понял Саша.

-- Осознал ли ты свое поведение. Намерен ли исправиться.

-- Осознал. Я исправлюсь, честное слово! Сегодня же верну кольцо.

-- Какое еще кольцо? -- удивился Петр Ильич.

-- Волшебно-кибернетическое...

-- О кольце меня информировали,-- сказал директор.--Волшебства там, естественно, никакого нет. Обыкновенный усилитель силы. Что-то вроде трансформатора.

"Жорка донес!" -- догадался Саша.

-- Кто тебе его дал?

-- Я не скажу. Может, это секрет. Я сначала попрошу разрешения.

-- Ладно,-- поморщился Диктор.--Обойдемся пока без этих данных. Я вызвал тебя, Заец, чтобы задать принципиальный вопрос: дорожишь ли ты честью школы?

-- Дорожу...

-- Это я и хотел услышать. Остальное скажет товарищ Соколюк -- тренер детской сборной нашего города по борьбе дзюдо. Прошу вас, Виктор Иванович!

-- Соколюк не любит долго говорить,-- произнес Адидас.--Хочешь быть чемпионом?

-- Хочу,-- ответил Саша, поколебавшись.

-- Будь уверен: станешь у меня в два счета! Для начала в области. А потом... -- Тут тренер махнул рукой в сторону глобуса в углу кабинета.

-- Так я ж бороться не умею...

-- С такой силой и уметь не надо.

-- Но сила ведь не моя...

-- А ты меньше звони про это всем вокруг. Мой тебе совет: молчи в тряпочку. А колечко давай сюда. Оно у меня будет, как в сберкассе.

-- Это же нечестно,-- тихо сказал Саша.

-- Во дает! -- изумился Соколюк-Адидас.

А Петр Ильич, сверкнув глазами, спросил:

-- Почему ты так считаешь?

-- Потому что другие стараются, тренируются, а я пришел -- и сразу чемпион. А на самом деле, получается, жулик...

-- Выбирай выражения! -- хлопнул ладонью по столу Диктор.-- Не забывай, Заец, где находишься!

-- Запомни, паренек,-- снисходительно сказал Адидас, почесывая загривок,-- правила соревнований запрещают только допинг. Это значит. Всякие там уколы с таблетками. А про волшебно-кибернетические кольца в правилах ни гу-гу. ПонЯл? Так что не возникай!

-- Правила -- закон для спортсменов! -- отчеканил Диктор.

-- Раз не запрещено -- значит, честно! -- втолковывал Адидас.

Петр Ильич накалялся, как утюг. Его ботинок нетерпеливо постукивал по паркету. Точно так историк вел себя на уроке, когда отвечающий молол вздор.

-- Не могу понять! -- воскликнул Петр Ильич.--Не могу понять, что здесь происходит? О какой чести школы идет речь? Ведь "честь" и "честность" -слова одного корня!

-- Отложим этот разговор,-- перебил директор.--Он неуместен в присутствии ученика.

-- А почему, простите, неуместен? -- в голосе историка послышались отдаленные раскаты грома.--Если мы, педагоги, убеждены в своей правоте, нам нечего бояться гласности!

-- Вот именно! -- неожиданно подхватил Соколюк.--Нам нечего бояться! Раз правилами не запрещено -- значит, можно. И паренек, я вижу, уже согласен.

-- Нет,-- ответил Саша, ковыряя ногой паркет.

-- Цену себе набиваешь? Смотри, пожалеешь потом! Локти будешь грызть!

-- Нет -- и все.

-- Хватит! -- сказал Диктор, вставая.--Ему дали возможность исправиться, а он плюет нам в лицо. Вон из школы! Без родителей не приходить!..

Синяя таблетка

После стычки с Сашей возле вокзала Фокусник укатил на край города. Там на озере среди озера Подвального стоял обветшавший старинный Замок. Его сторож -- долговязый рябой мужчина с металлическими зубами -- имел имя, фамилию и даже отчество, но старым знакомым, и Фокуснику в том числе, был известен как Штопорыло.

Отпустив такси, Фокусник завздыхал и поволок чемоданище с роботом к мосту. Днем по его щербатым доскам ходили в замок экскурсии, а сейчас, вечером, здесь не было ни души. "Ну, тяжесть! -- думал, потея, Фокусник.--Эх, мальчишки нету! И какая блоха его укусила? Уффф! Ух-ху-ху!.."

А Штопорыло лежал в привратницкой на топчане из красного дерева и пытался доплюнуть до потолка. Потолок был сводчатый, высокий, и ему это не удавалось. "Строили ж, гады! -- злился Штопорыло.--Только об себе думали!"

Дверь взвизгнула ржавым голосом: вошел Фокусник.

-- Тренируешься? -- спросил он.--А ну, бери багаж! Ты, гляжу, неплохо тут устроился.

-- Судьба моя такая,-- неохотно встал Штопорыло.--То я сторожу, то меня сторожат...

Сторож втащил чемодан в привратницкую. Фокусник, отдуваясь, сел на топчан.

-- Телевизор тоже от князьев остался? -- спросил он с серьезным видом.

-- Не,-- ответил Штопорыло.--Администрация выдала.

-- Чего ж не смотришь?

-- Звуку нету. Качество -- никуды...

Отдышавшись, Фокусник открыл чемодан и привинтил Васе голову. Робот сел, огляделся и выпалил:

-- Здравствуйте. Привет. Добрый вечер.

-- Наше вам с кисточкой! -- захлопал глазами Штопорыло.

-- Не забудьте убрать с пола мусор,-- ровным голосом продолжал Вася.

18
{"b":"38149","o":1}