ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ну, а мне что без вас делать велите, Евсей Маркелыч? - Ирина Даниловна явно не одобряла затеи лоцмана. - Подождать бы уж лучше, когда солнце сгонит туман.

- Очертя голову куда попало не сунусь, - сухо сказал Евсей Маркелыч. Ему не понравилось замечание Ирины Даниловны. - А тебе вот мой наказ: подготовьтесь к подъему якоря. Вернусь на плот - ничего делать не надо. А с реки сигнал подам - выбирайте якорь.

Они условились о сигналах. Евсей Маркелыч сел в лодку, и через несколько минут девушки вновь высадили его на берег. Поднявшись в гору и с трудом переведя дыхание, Евсей Маркелыч глянул на реку: пласты тумана стали еще толще и плотнее. Да, это надолго...

Марка он разыскал в школе. Теперь здесь было шумно и людно. По коридорам с грохотом носились мальчишки и девчонки, все залепленные глиной, забрызганные известкой. Один пробежал, таща в руке банку с краской, и оставил за собой запах олифы и скипидара. Цепочкой прошло несколько пар с носилками, нагруженными новыми красными кирпичами. Навстречу им двигался "порожняк" с ведрами, ящиками, тазами. Все это оглушительно хлопало, гремело, стучало. Словом, жизнь шла полным ходом... Старшеклассники помогали ремонтировать школу: подновляли штукатурку, белили стены, красили окна, полы и двери. Марк, в длинном фартуке, засучив рукава рубахи и с головы до пят забрызганный жидкой глиной, перекладывал печь. Возле него вертелось человек пять юных подсобников. Они проворно подавали ему кирпичи, заготовляли в длинном деревянном корыте раствор.

- Эге, Марк, - сказал Евсей Маркелыч одобрительно, - да ты, оказывается, и печником можешь?

- Хватай выше! - весело крикнул Марк, проверяя лекалом только что выложенный ряд кирпичей. - Я не только печник, я и за весь ремонт ответчик. Вроде техника получаюсь. Нанимать со стороны у нас денег нет. А хотя и есть, зачем зря их тратить? Мы - молодой наш народ, - он показал пальцами на выпачканных в глине ребят, - так с директором школы договорились: отремонтируем школу сами, а на сэкономленные деньги библиотеку пополним. Так, что ли, орлы?

- Так! - дружно крикнули ребята. - И глобус новый, большой купим.

- А ведь хорошо придумали, правда хорошо! - Евсей Маркелыч пощупал пальцем еще не просохшую штукатурку на стенах. - Гляди, заплаты как чисто налепили. Эх, будь бы у меня время, я бы вам тоже пособил, стекла в окна нарезал. Только алмаза-то нет с собой...

- Не трудись, Евсей Маркелыч. - Марк спустился вниз, пополоскал руки в ведре с водой. - Стекла резать я тоже умею. Есть и алмаз. Управимся превосходно и сами. У тебя свое дело, поважнее нашего. Ты мне скажи: зачем опять на берег вернулся? Туман держит?

- Да... - вздохнул Евсей Маркелыч. - Боюсь вслепую на ходовую плот выводить. Знаешь, гряда камней есть впереди? Не натолкнуть бы плот на нее...

- Вполне может такое получиться, - согласился Марк.

- Ночь, хоть какая темная, я вижу реку, слышу ее, понимаю, не ошибусь, а в туман - как с завязанными глазами, и еще вата в ушах заложена.

- Никто в туман не плавает. Река - не открытое море. Тут ошибись вправо или влево - и готов: на косу или в берег.

- А стоять на якоре - сердце кровью у меня обливается.

- Туман до полден пролежать может, - подтвердил Марк. - У нас это часто бывает. Видишь, никакого движения воздуха нет.

- Вот и пришел я к тебе, Марк, посоветоваться. Не протиснусь ли я с плотом ближе к берегу, чтобы на ходовую ниже камней нам выйти? Тогда бы дальше и не страшно мне.

- Отмель тут, - поморщился Марк, - песчаная коса. Сядешь - хуже, чем на камни.

- А может, хватит воды? Осадка у плота только восемьдесят сантиметров. - Евсей Маркелыч так и замер в ожидании ответа. - Что ты на это мне скажешь?

Марк задумался. Ребята притихли, молча смотрели на него.

- Не знаю, - пощипывая мочку уха, наконец проговорил он, - не знаю. Спросил бы ты меня просто так, я бы тебе точно ответил: метр глубина. А коли плыть думаешь - не скажу, не знаю.

- Так... - глухо сказал Евсей Маркелыч и испытующе посмотрел на Марка. - Ясно... Значит, сидеть мне у моря и ждать погоды. Ничего больше не сделаешь.

Марк еще потеребил ухо. Отшвырнул ногой обломок кирпича.

- Померять бы, - пробормотал он. - Да ведь вслепую-то тоже сколько времени по отмели будешь шариться! А потом, песок - это дело живое, в одном месте ямку вымоет в нем вода, в другом бугор намоет. Ты ткнешь шестом в одном месте - хорошо, а через полсотни метров - другое: мель...

И снова наступило тягостное молчание.

- Пошел я, Марк... - Евсей Маркелыч хотел улыбнуться - не вышло: нерадостно было на душе у старого лоцмана. - За совет тебе спасибо. Без промера, действительно, куда же соваться!

- Ничего другого, Евсей, не выдумаешь, - с сожалением сказал Марк и подал ему руку. - Вернее по старой пословице: тише едешь - дальше будешь.

- Ясно - дальше, - недовольно заметил Евсей Маркелыч, - только от того места, куда едешь. Так по новой пословице. А полдня без толку здесь мне простоять на якоре придется.

Он повернулся было, чтобы уйти, но тут выступил вперед один из школьников, тихонько совещавшихся между собой в продолжение всего разговора Евсея Маркелыча с Марком.

- Дяденька Марк... - сказал он нерешительно и часто замигал веками, словно боясь высказать вслух свою мысль, но за спиной у него прошипели: "Говори, Никита!", и он, отмахнувшись от ребят, закончил: - Дяденька Марк, а ведь у нас по берегу более двадцати лодок стоит.

- Ну и что же? - не понял его Марк. - Стоят лодки. Рыбачат люди, как же...

- Да ежели бы нам всем в лодки и пройтись как неводом...

Никита не успел договорить. Марк ухватил его за плечи и начал трясти, приговаривая:

- Ай, Никита! Не Никита, а Никита Павлович!.. Погоди, Евсей, мы теперь пески надежно промеряем.

Евсей Маркелыч вытащил из кармана кисет с табаком и стал набивать трубку. Он сразу не разобрался, чему так сильно обрадовался Марк.

- В тумане хоть сто лодок будь, - сказал он с сомнением, - какая же надежность? Где густо, а где пусто. Друг друга не увидят.

- Погоди, Евсей, - остановил его Марк. - А мы от лодки к лодке веревку в цепочку вытянем и, право слово, как неводом пройдемся вниз. Так что ли, Никита?

- Так, дяденька Марк! - обрадованно подтвердил Никита. - Так мы и думали.

И ребята загалдели все сразу, предлагая разные поправки и новые варианты. Тут же вспыхнули и жестокие споры:

- В каждую лодку по два человека: один на веслах, а другой в корме с вешкой, меряет...

- Чего с вешкой? Лучше на веревку камень навязать да с кормы в воду свесить. Где глубоко - проплывет, а на мели - сразу по дну царапнет, не пропустит.

- Тоже надумал! А как ты узнаешь, какая глубина?

- Сделать каждому точно на девяносто сантиметров. Сколько окажется глубже - какой интерес. Плот бы прошел.

- Правильно! Лучше вешек! Это никак не подведет...

- И вешка не подведет, ежели часто и по-честному мерять.

- Двадцать-то лодок хватит ли?

- Чего ж не хватит! Через десять метров каждая - двести метров. А плоту и всего-то пятьдесят метров надо.

- Ох, какой ловкий! А в запасе?

- И в запасе хватит...

- Ну, взять да через пятнадцать метров лодки связать.

- Будет редко.

- Ничего не редко...

Марк потянул Евсея Маркелыча за опояску:

- Ну как, принимаешь совет?

Евсей Маркелыч весело попыхивал трубкой:

- Хорошее всегда принимаю.

- То-то! Вишь, они у меня какие!

- Лишнего себе не присваивай, - добродушно заметил Евсей Маркелыч. - У тебя! Будто ты в школе самый старший...

- Смотря в чем. - И Марк многозначительно поднял вверх указательный палец. - На всякие такие выдумки, может, и я самый старший... А ну, орлы, гаркнул он начальственно, - собирай сейчас по школе всех остальных и бегом к реке!

- А веревки, дядя Марк? - вернулся от дверей Никита.

- У меня на плоту бечевы сколько хочешь, - сказал Евсей Маркелыч. Пока лодки готовите, девчата мотков пять-шесть привезут.

24
{"b":"38170","o":1}