ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
От одного Зайца
Порядок снаружи, спокойствие внутри. Легкий путь к гармонии
Нежное искусство посылать. Открой для себя волшебную силу трех букв
Сок сельдерея. Природный эликсир энергии и здоровья
Я был секретарем Сталина
Прощай, мисс Совершенство
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Как стать королевой Академии?
Критическое мышление. Анализируй, сомневайся, формируй свое мнение
A
A

Бланк переглянулся со своими офицерами.

— Конечно, заманчиво, но… — Адмирал встал, подошел к главному экрану. — Вы не в курсе дел. За двадцать один год этой необъявленной войны погибло более 400 земных кораблей. Еще ни разу нам не удалось выиграть ни одного боя. От столкновений с крупными соединениями эти тарки-хинки уходят, и бьют нас исподтишка. Самое подлое, что за последние полгода они уничтожили и два планетарных детских сада, Лондон-3, и Канада.

У Ника перехватило дух.

«Это же сотни тысяч детей!» — подумал он. Судя по лицу Ева так же была потрясена. А адмирал продолжал.

— Так что у нас строжайший приказ — не ввязываться в бои с превосходящими силами противника. Главная Доктрина сейчас такова — сражение должные вести крупные соединения, не меньше флотилии из 30 кораблей.

— Но мы можем использовать фактор внезапности, — возразил Холт. — С базы не успели подать сигнал о помощи, и для хинков это будет большим сюрпризом. Тем более что гольды много рассказали о техническом оснащении их флота. Теперь мы знаем их уязвимые места. А если по прежнему отдавать инициативу им, то с таким мощным оружием как этот реактор они смогут уничтожить любое наше крупное соединение. Числом их не взять.

— Надо подумать, — решил адмирал. — А теперь расскажите-ка все, что вы знаете об этих хинках-тарках?

Беседа длилась еще часа три. Когда она закончилась, и адмирал ушел, произошел неприятный инцидент. Райс Агни, не спускавшая все это время глаз с Ника, подошла, и положила ему на руку свою ладонь. Холт в это время разговаривал с командиром десантников, и не обратил на это должного внимания. Зато очень обратила внимание Ева.

— Убери руки! — резким тоном сказала она Агни. Та не ожидала такой реакции, и испуганно отдернула свою ладонь.

Ник не понял сути всего конфликта. Честно признаться, за время вынужденной моногамии он подзабыл обо всех этих земных брачных ритуалах.

— Ваш сын просто создан десантником! — говорил ему седовласый, с большим, застарелым ожогом на лице генерал-десантник. — Просто чудовищная сила, отменная реакция, умение хорошо ориентироваться на местности. Если вы отдадите его нам, то ему будет светить блестящая карьера.

— Ни за что! — Сказала, вмешиваясь в разговор, Ева.

— Почему? — опешил генерал.

— Он еще маленький, — отрезала ревностная мать. Гоготанье генерала было слышно даже в соседнем отсеке.

— Это он то маленький?! — спросил старый служака, отсмеявшись и вытирая с глаз слезы.

— Да, маленький, — отрезала Ева, и строго обратилась к Пятому. — Ты ел сегодня черный мед?

Тот нахмурился, и отрицательно мотнул головой. Ева тут же угостила его хлестким подзатыльником.

— Ну-ка, сейчас же ешь! Хочешь таким глупым на всю жизнь остаться?

— Он остался в челноке, — почесывая затылок ответил Пятый. На всякий случай он поднялся с кресла, теперь мать уж ни как не могла достать до его головы. Вслед за ним поднялись и все остальные члены семейства Холтов. Уже двигаясь к отведенным им каютам Ник спросил:

— Что ты так окрысилась на капитана?

— А ты не понял? Она же пыталась тебя снять!

До Ника дошла вся пикантность ситуации, и он странно разулыбался.

— А, вот в чем дело. Я и забыл совсем…

— Вот только погляди на кого-нибудь! — свирепо сказала Ева, — Сразу глаза тебе выцарапаю!

— Да что ты как переживаешь? Все они такие страшные, лысые, — сказал Ник, при этом невольно оглядываясь на одну из проходящих мимо женщин. Затрещина, полученная им от жены, была ни чуть не слабей чем та, что недавно получил Пятый.

Впрочем, вскоре самому Холту пришлось испытать приступ ревности. Три десантника, попавшиеся им в ближайшем лифте просто обалдели от неожиданной красоты Евы и стали довольно громко и откровенно обсуждать ее видимые достоинства. Пожалуй, только присутствие в ее эскорте Пятого остановило этих головорезов космоса от более близкого знакомства с прекрасной незнакомкой.

При виде семейства Холтов все встречные члены экипажа просто столбенели от изумления. А Ник рассматривал коридоры и думал о том, что ничего не изменилось за прошедшие годы. Все та же однообразная планировка, ровный цвет окрашенных этажей, абсолютно одинаковые двери с номерами.

Семейство заняло три каюты на красном уровне. Ник, сразу вспомнив порядки и обычаи земных кораблей, связался с рубкой.

— Красный уровень, каюта сорок пять лейтенант Ник Холт, лейтенант Ева Лайн.

— Как, в одной каюте? — удивилась дежурная.

— Именно в одной, — подтвердил Ник, а затем добавил, — а так же в сорок седьмой Первый Холт, в сорок девятой Пятый Холт.

— Почему по номерам? — снова удивился дежурный.

— Это не номера, это имена! — рявкнул Ник, и со злостью щелкнул тумблер отключения.

Для начала все собрались на совет. Места на кровати хватило только родителям и Третьему, Первый осторожно расположился на одном из кресел, а Пятый решил не рисковать и просто сел на пол, привалившись спиной к стене.

— Ну, какие у вас впечатления? — спросил Ник сыновей.

— Здорово! Эта штука еще больше, чем крейсер хинков — сразу выпалил Первый, а Пятый только кивнул, соглашаясь, головой.

— Отвыкла я от всего этого, — сказала Ева, — все кажется таким тесным, неудобным.

— Да, мне тоже так кажется, — согласился Ник.

Ева вытащила из кармана красный плод, ловко разделила его на всех.

— Это последний, — сообщила она всем.

Ожидание на одной из лун Ада подхода земных кораблей оказалось более долгим делом, чем они думали, и за эти две недели у них кончились почти все припасы, вода и подходил к концу кислород.

— Сынок, — обратился Ник к Первому, — сходи в тот конец коридора, там стоят такие ящики с ручками сбоку, дерни их по разу, и принеси то, что там появится.

Первый легко поднялся, вышел в коридор. Эти длинные металлические ящики он заметил давно, и с любопытством проделал все, о чем говорил ему отец. В окошке одного автомата показалась серая масса в прозрачной упаковке, другой выдал квадратную пластиковую бутылку, взяв в руки которую, Первый безошибочно определил, что внутри ее находится вода. Уже по пути обратно он обнаружил нечто для себя новое. Это новое стояло в дверях каюты номер сорок и в упор разглядывала приближающегося парня. Сочетание рыжих волос и зеленых глаз Первый еще не встречал, тем более таких красивых и нахальных.

— Привет, — сказала девица, преграждая ему дорогу. — Ты один из этих, с Рая?

— Да, — признался Первый.

— И как тебя зовут?

Имя нового знакомого вызвала у рыжей приступ смешка.

— Кто ж тебя так назвал?

— Отец с матерью. У нас есть и Второй, и Пятый, и Четвертая.

Рыжая снова подавилась смешком.

— А меня зовут Ани Берг. Может зайдешь ко мне?

Ани как бы невзначай провела пальцами по запястью Первого, но тот, конечно, ничего не понял.

— А что делать будем? — спросил он.

Рыжая в этот раз не смогла удержаться от смеха.

— Да ты совсем еще зелененький! Ладно, приходи, не пожалеешь.

— Хорошо, только попозже, — согласился Первый, и оглянувшись еще пару раз на эти насмешливые глаза, пошел к себе.

Столь долгое отсутствие старшего сына супруги не заметили, они откровенно ругались.

— Мне плевать на то, как к нам здесь относятся, главное, чтобы они защитили Рай от хинков! — возбужденно говорил Ник.

— А по моему надо возвращаться, они все сделают без нас. Я переживаю за Второго, он был еще такой слабый, — возражала ему жена.

— Нет! Они плохо знают психологию хинков, к тому же мы знаем уязвимые места их кораблей и можем кое что подсказать. Ты то что молчишь? — эта фраза была обращена в сторону Третьего. Его молчание больше всего удивляло Ника. Третий замолчал давно, с того самого момента, когда их челнок причалил к земному крейсеру. Кроме того он перестал висеть в воздухе, и только нахмуренный маленький лоб показывал, что его владелец не пребывает в прострации, а о чем-то сосредоточенно думает. Не ответил Третий и на этот раз. Ник махнул рукой, и взял из рук Первого пакет с едой. Повертев его в руках он разорвал упаковку, откусил серую массу, с явным трудом пожевал ее, и, проглотив, поспешно запил водой, показавшейся Холту безвкусной и теплой.

26
{"b":"38171","o":1}