ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, я рад за сына. Кто-нибудь из хинков ускользнул?

— Два истребителя и штук пять челноков, — сказала стоящая за спиной адмирала Агни.

— Плохо! — покачал головой Ник.

— О ловушке они все равно уже узнали, так что преследовать их не было смысла. Надо думать, что будем делать дальше.

— Надо вызвать сюда основные силы флота, — предложил Ник. — Станцию можно легко отремонтировать и увезти на буксире с собой, чтобы потом скопировать.

— Уже не имеет смысла. С помощью голдов мы скопировали все чертежи базы и еще перед боем отправили их с эсминцем Буша в Метрополию. Так что, я думаю, года через два мы сможем с ними сражаться в полную силу, на равных.

«Так вот куда девался второй эсминец», — понял Ник.

— Но что будет дальше? — задумчиво сказал Бланк.

— Дальше они приведут сюда весь флот, — высказал свое мнение Холт. — Хинки слишком упрямы, чтобы так просто оставить свою базу. Надо вызывать сюда наш флот. Только так мы сможем защитить Рай от их вторжения. Вы ведь сами говорили, что эта планета уникальна. Единственное место в Галактике, где человек может жить без скафандра. Здесь можно устроить, например, базу ветеранов, чтобы они в конце жизни пожили в настоящем раю.

— Неплохая идея. Не так много землян доживают до преклонного возраста. Максимум два-три миллиона. Это было бы лишним стимулом для жизни всех остальных, — согласился Бланк. В это время к нему со встревоженным лицом подошла Райс Агни.

— Адмирал, срочная радиограмма из генштаба. Плохие новости.

Бланк повернул голову к ближайшему монитору, несколько минут смотрел на экран, затем голова его откинулась назад, и адмирал начал медленно сползать с кресла.

— Врача на мостик! — крикнула Агни, пытаясь подхватить тело Бланка. Врач в розовом комбинезоне появился через несколько секунд. Это был довольно старый уже человек с пробивающейся в короткой стрижке сединой. Он быстро вколол адмиралу укол, и велел перенести его в свою каюту.

— Почему в каюту, а не в лазарет? — спросила Агни. Врач тяжело вздохнул.

— В лазарет уже бесполезно. Он умирает. Ему осталось совсем немного.

— Вы даже не попытаетесь его спасти? — удивился Ник. — Хотя бы узнайте что у него, какая болезнь?!

Доктор покачал головой.

— Я знаю что у него. У него рак, и уже давно. Еще с год назад его надо было списать с корабля, но… Мы знаем друг друга тридцать лет. Роберт запретил мне рассказывать про это кому либо. Он хотел умереть на боевом посту, в космосе.

— И это у него, похоже, получилось, — сказал Ник, опуская голову.

Доктор ушел, а Райс Агни села в командирское кресло и включила тумблер громкой связи.

— Внимание, экипажу готовность номер один. В связи с болезнью адмирала Бланка командование эскадрой беру на себя я, Райс Агни. Всем службам готовится к длительному переходу. Направить челноки к станции, эвакуировать людей за два часа, базу подготовить к взрыву. Расчетное время старта — два часа среднеземного времени.

Райс выключила микрофон, и откинулась назад. Ничего не понимающий Ник с изумлением смотрел на нового командира эскадры.

— Я не понял, почему такая спешка? — наконец спросил он. Агни развернула монитор в его сторону.

— Читай.

Три строчки букв заставили похолодеть душу Холта.

«Эсминец БА-1296 под командованием Элис Буш погиб. В вашем направлении движется крупное войсковое соединение тарков во главе с тремя линкорами. Ориентировочное время прибытие в вашу точку — десять часов. Срочно вернуться на базу, материалы по оружию тарков доставить любой ценой».

«Три линкора! — с ужасом подумал Ник. — Три линкора смогут раздавить базу так же, как мы раздавили их корабли. Неужели все зря? Неужели Рай заселят эти яйценесущие убийцы. Должен же быть хоть какой-то выход!» — Выход один, уходить, — сказала Райс, и очнувшийся Ник понял, что последние слова сказал вслух.

— А как же Рай? Мы отдадим им единственную пригодную для жизни во всей Галактике планету?

— Придется ею пожертвовать. Человечество многим жертвовало за эти три с половиной тысячи лет.

— Это и плохо. Я не хочу оставлять Рай. Я буду сражаться с ними до последнего вздоха.

— Не будете. Через два с половиной часа мы стартуем.

— Я хочу вернуться на планету.

Райс поднялась с кресла, и, чуть вздернув вверх голову резким тоном сказала: — Нет!

— Я не могу оставить на планете своих детей! Я за них отвечаю.

— Поздно, мы не успеем их подобрать. Вспомните третий пункт правил Муравейника.

— Я и не собираюсь их забирать, я хочу их защищать.

— Я сказала нет! Выполняйте приказ, лейтенант!

— Майор, а не лейтенант!

— Хорошо, майор! — она уже кипела от злости. — Я приказываю вам покинуть рубку, и занять свое место согласно штатному расписанию!

— У меня нет штатного расписания! Я не числюсь в вашем экипаже! Мое место — там, — он ткнул пальцем куда-то вниз, — в Раю. Я буду его защищать, чего бы этого мне не стоило!

— Ну что ж, майор Ник Холт! Не хотите по хорошему, сделаем по плохому.

Агни нажала на какую-то кнопку и в дверях рубки показались два рослых десантника и сержант, командир караула.

— Сержант! — обратилась Райс Агни к нему, — Арестуйте этого человека, и проводите его на гауптвахту, в одиночную камеру.

— Даже так? — удивился Ник, пристально глядя в черные глаза своего неожиданного врага.

— Да! — это прозвучало уже с издевательским вызовом. — Вы отвыкли от дисциплины, майор. Я вас к ней снова приучу.

Кипящего от гнева Ника вывели за руки, и после короткой прогулки по крейсеру препроводили в одиночку гауптвахты. Это была небольшая клетушка размером два на два, обитая скользким белым пластиком. Сгоряча Холт пару раз саданул по нему кулаком, но боли не почувствовал. Мысли его кипели, он не мог ни на чем сосредоточится. Когда он все же постарался взять себя в руки, то открылась дверь, и к нему втолкнули Еву.

— Ник! — вскрикнула та, поднимаясь с пола. — Они забрали у меня Третьего!

— Куда? — ошеломленно спросил Холт.

— Не знаю! Пришли трое десантников, две фурии из подсобных рабочих, его отобрали, а меня проводили сюда.

— А где Первый, Пятый?

— Не знаю. Первого я мельком видела с какой-то рыжей девицей, а Пятого не видела уже несколько дней. Он кажется совсем переселился к десантникам. Ник, что случилось? Почему с нами так поступают?!

— Плохо дело! Она не хочет нас отпускать в Рай.

— Кто она?

— Райс Агни. Она теперь здесь за главного.

Он глянул на часы.

— Через два часа они стартуют в Метрополию.

— А как же дети? Первая, Шестой, Третья?

— Я тоже ей про это говорил. Она и слышать ничего не хочет. Она нас просто не понимает! Она же никого ни растила, ни кормила! Для нее дети, это промежуточный этап в жизни! Суровая необходимость действительности!

Чуть остыв Ник подсел к жене, посмотрел сбоку на ее понурое лицо, обнял.

— Надо попробовать связаться с Третьим. Давай вместе.

Ева кивнула головой, они даже закрыли глаза, сосредоточились. Минуты через две Ева воскликнула.

— Я слышу его!

— А я нет, — озадачился Холт. — Где он находится?

Ева чуть помолчала, потом спросила: — Опиши это место.

— Что? — не понял Ник.

— Я не тебе, не мешай!

Она немного помолчала, потом рассмеялась.

— Представляешь, они затолкали его в детскую комнату роддома. Он лежит рядом с новорожденными, и его пытаются кормить детской смесью.

— Где это? — нетерпеливо спросил Ник.

— Желтый сектор, каюта номер сорок.

— Пусть свяжется с Первым и Пятым и объяснит им всю ситуацию.

— Хорошо, он сделает это. Но нужно время.

Ева замолчала и прикрыв глаза ткнулась в плечо Холта.

— Ничего, все будет хорошо, — сказал тот, поглаживая Еву по голове.

В это самое время Пятый в спортзале боролся сразу с тремя десантниками. Как ни пытались соперники его повалить, но Пятый сопел, кряхтел, но не поддавался, а только время от времени расшвыривал своих соперников в разные стороны, к вящему восторгу многочисленных зрителей. Появление незнакомого чернокожего сержанта с двумя рядовыми он воспринял как должное, его удивил только странный, прищуренный взгляд, который бросил на него незнакомец. Еще минут пять Малыш возился со своими друзьями, потом те выдохлись, и оставили свое веселое занятие. Третий связался с ним, когда Пятый пил воду. Новости, рассказанные старшим братом, настолько ошеломили Пятого, что он просто выпил пятилитровую баклажку воды, что вызвало взрыв восторга у своих новых друзей. Десантники всегда обожали людей сильных, культ тела был возведен у них в религию, и для товарищей по роте Пятый уже стал если не богом, то его наместником на корабле.

29
{"b":"38171","o":1}