ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы спускались вниз, когда прозвучал звук сдвоенной сирены — сигнала на обед. Сразу стало тише, встали черные конвейерные ленты, долго утихали, медленно снижая обороты гигантские валки. Наконец встали, затихнув, и они. Народ шел навстречу нам в столовую. Их было немного, человек тридцать, в одинаковых, синих комбинезонах, в защитных, оранжевых касках. Чтобы не мешать движению, мы с Фишером остановились на одной из лестничных площадок, поневоле вглядываясь в лица проходящих мимо людей. Некоторые здоровались, один подмигнул, но больше было равнодушных, безразличных лиц. Один из последних, высокий, худощавый мужчина с нервным лицом и беспокойными глазами шагнул ко мне.

— Док, дай мне что-нибудь от снов, я так устал от всего этого.

— У вас снова бессонница, Пикеринг?

Тот отрицательно покачал головой.

— Нет, засыпаю я хорошо, а вот сплю… Чертовщина какая-то снится, не высыпаюсь совсем.

Взгляд говорившего блуждал по сторонам, он словно сомневался в самом себе, стыдился чего-то.

— Да что он там не выключит свою мясорубку?! — Пикеринг со злостью обернулся в сторону продолжавшего грохотать вырубного комбайна. Тут и мы обратили внимание, что этот самоходный, громадный агрегат, снабженный полутораметровым шнеком с алмазными коронками, продолжал упорно вгрызаться в твердую породу.

— Морелли! — внезапно закричал Пикеринг, протягивая руку куда-то вперед, в сторону комбайна. — Куда, назад!

Действительно, к вращающейся мясорубке шнека неуверенной походкой двигалась фигура в синем комбинезоне и раздражающе ярком оранжевом шлеме.

— Назад, Морелли, назад! — надрывался в крике Пикеринг, затем он побежал вниз, мы же просто оцепенели. Фигура в синем костюме тем временем подошла к огромному, чуть пониже его роста ребристому барабану. Морелли постоял несколько секунд, а затем плашмя упал на вспыхивающие острым блеском жернова. Тело его на секунду исчезло из виду и вернулось обратно красно-синим пятном, потом еще, и еще раз. И с каждым этим появлением там становилось все меньше синего, и все больше красного. Внезапно двигатель захлебнулся, скрежет умолк. Из кабины комбайна вылез Пикеринг. Пошатываясь, он пошел назад, к нам. По недоумевающему взгляду Фишера я понял, что он не понимает, почему Пикеринг пошел от комбайна, а не к месту трагедии. И только спустившись вниз и подойдя поближе, он догадался, что там просто нечего делать. От человека не осталось ничего, кроме небольшой лужицы крови уже слегка припорошенной самой дорогой пылью в этой галактике. Фишера тут же вывернуло, да и мне, признаться, пришлось напрячься, чтобы не последовать его примеру. Низвергнув непереваренные остатки завтрака, он вытер выступившие слезы и, потупясь, сказал:

— Я извиняюсь, сэр.

— Ладно, с кем не бывает первый раз.

Чтобы разрядить ситуацию я протянул Майклу сигарету и пояснил ситуацию.

— Морелли был первым другом Пикеринга. Они жили в одной комнате, работали рядом. Еще полгода назад это была самая жизнерадостная парочка на астероиде. Шутки, вечные приколы, розыгрыши. Ты видел, что с ним стало?

— Ужасно!

Румянец исчез с лица Фишера, вид у него был обескураженный. Он хотел что-то спросить, но тут на меня коршуном налетел невысокий толстяк в сером комбинезоном ИТР, и оранжевой каске на голове.

— Дрейк!! Сколько это будет продолжаться?! Вы сделаете что-нибудь с этим?! Черт возьми, у меня уже стали уезжать рабочие! И это с самого благоустроенного во вселенной астероида!

— Мистер Дюринг, я же вам говорил — я врач, хирург, терапевт, стоматолог, даже гинеколог, черт возьми! Но я не психотерапевт!

— А мне плевать кто вы и что вы! У меня не должно быть вот этого.

И он ткнул своими короткими, словно обрубленными пальцами-сосисками в сторону того, что осталось от Морелли после впитывания в астроном.

— Вот, кстати, познакомьтесь, — я, наконец, взял инициативу в свои руки. — Доктор Фишер, психолог, крупный специалист по проблемам психологии человека в замкнутом пространстве. Прислан специально по моему вызову. Майкл, познакомься — это мистер Дюринг, управляющий рудника.

Дюринг нехотя сунул Майклу свои красные обрубки, буркнул что-то себе под нос. При этом явное недоверие отразилось на его лице.

— Так вы психиатр? Ну-ну, посмотрим, что у вас получится. Кстати, увижу еще раз вас на руднике без касок — оштрафую.

И, не прощаясь, он повернулся и пошел к кучке людей толпящихся около красной лужицы с фамилией Морелли.

Фишер был явно обескуражен столь пренебрежительному отношению к своей особе, и я решил приободрить паренька.

— Не робейте, доктор, он у нас вообще грубиян, — и я похлопал его по плечу.

Потом началась ежедневная, скучная рутина: просмотр медицинских карт пострадавших и жертв Презента, анкетирование и медосмотр живых. Так пролетела неделя. «ЧП» больше не случалось. Я чувствовал, что запал Фишера идет на убыль. Он уже не сидел до утра над картами и справочниками, не сверял бесконечные графики и психограммы пострадавших, бормоча что-то себе под нос и делая бесконечные выписки. Он уже не пялился целыми часами в компьютер, поминутно меняя и меняя на экране все новые и новые данные. Осенило его на девятый день.

— Френк, я, кажется, нашел! — Глаза его сияли торжеством, в правой руке он сжимал ворох исписанных круглым старательным почерком листков. — Я построил график несчастных случаев.

— И что?

— Получается синусоида периодичностью в две недели. Сам пик длиться два дня, вернее — двое суток.

— Ну, это я знаю, — я поневоле рассмеялся.

— Почему же вы мне этого не сказали?! — парень явно обиделся.

— Понимаешь, — я чуть не силком усадил его на диван. — Здесь явно нужен новый подход, свежий взгляд. Я бы мог тебе сразу про периодичность, но… Хорошо что ты сам дошел до этого. И еще. Нужно найти причину этой периодичности, вот где ключ ко всей этой чертовщине.

Прошло еще четверо суток, подошла очередная пиковая ситуация и вот… Это был Пикеринг. Он умудрился повеситься на решетке вентиляционного люка в собственной комнате. Фишер был потрясен. Я часто стал заставать его в столовой разглядывающего то самое панно работы Косты Фалько. Там он мог сидеть часами. И вообще, Майкл спал с лица, его глаза уже не сияли тем рьяным блеском юношеского оптимизма, что бросился мне в глаза при нашей первой встрече. Он вздрагивал, если его неожиданно выводили из этого «столового» транса. Плюс ко всему он стал отчаянно бояться управляющего, мистера Дюринга, не упускавшего при встречах подпускать шпилек в его адрес, что-то вроде: «А, наш юный эскулап!», или: «Дармоед в белом халате».

Наконец Фишер пришел ко мне.

— Ты что-то сдал друг мой? — обратился я к нему. — Выглядишь усталым, похудел!

— А, — он махнул рукой. — Сплю плохо. Все время снится космос, эта планета… устал.

Майкл посидел немного молча, потом начал разговор о том, что его так терзало.

— Скажи, а тебя не мучат эти сны?

— Ты хочешь сказать именно этот сон?

— Ну, да, тот, что на картине в столовой?

— Было время, но я избавился от этого.

— Как?! — Он даже подпрыгнул в кресле.

Я открыл потайной шкафчик у изголовья и водрузил на стол перед ним бутылку виски. Фишер был явно разочарован.

— А я думал это что-нибудь медикаментозное.

— Слушай, Майкл. Почти все кто живет на астероиде, видят только один сон — этот! Можешь даже не проводить опрос, я его уже неофициально делал. В анкетах они это не указывают, боятся, что сочтут сумасшедшим и отправят на Землю. Но здесь, наедине со мной, они признавались в этом. Сон этот приходит постепенно, и вытесняет все обычные, нормальные сны. Есть одна гипотеза, достаточно дикая, хочешь послушать?

— Конечно.

— Тот парень, Робинс, он, так же как и Фалько, сошел с ума. Но гипотеза красивая, оцени. Якобы существовала некая суперцивилизация, небожители, нибелунги, боги. И однажды они построили супермозг, сверхмашину. Именно обломок этого монстра и есть наш Презент. Для того чтобы питать эту машину, подключили целую звезду, превратив ее в коллапс. И задали задачу, самую главную. И машина ее решила.

34
{"b":"38171","o":1}