ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За ужином разговор шел преимущественно о рыбалке.

— Да, Виктор Николаевич, угодил, прямо тебе скажу, — похваливал Золотов полуобняв за плечи оттаявшего после доброй порции «Абсолюта» Попова. Начальник прииска даже в этот момент не зажлобился а, кивнув на Астахова, сказал: — Это Семена надо благодарить, он нашел это райское местечко.

— А тепло то как! — вмешался в разговор еще больше раскрасневшийся после выпитого Степаныч, расстегивая свою защитную амуницию. — А ешь говорят суровая Сибирь. Градусов двадцать пять на солнце, не меньше. И комаров почему то нет.

— Рано еще комарам, — пояснил Астахов. — но скоро зажужжат, кровопийцы, и до первых заморозков.

— Ну вот, — засмеялся полковник. — А мы с собой и аэрозоли от них привезли, и мази разные импортные. Выходит не понадобятся.

— Вечереет, — заметил Золотов глянув на клонившееся к закату солнце. — Слушай, Семен, а мы сегодня ночью сможем половить так как ты рассказывал — на мышь?

Астахов так же посмотрел на солнце и поднялся из-за стола. — Шкурку надо добыть, — пояснил он, и взяв карабин и свистнув Найку отправился в лесную чащу. Минут через десять все сидевшие за столом услышали собачий лай, а затем выстрел. Вскоре Семен вернулся с рыжеватой беличьей тушкой в руках. Все тут же сгрудились вокруг него рассматривая добычу.

— Хороший выстрел, — заметил Золотов кивая на перебитый беличий нос. Эти слова стимулировали целую сеть последующих событий. Степаныч хлопнув по плечу Димку, увел его к синей палатке, и вскоре они с явным усилием притащили к столу тот самый ящик, так мешавший в полете Семену. Степаныч лично топором вскрыл забитую крышку, и все сгрудившиеся около него мужики издали восторженный рев. Астахов, уже вспоровший белке живот, заинтересовался столь странной реакцией публики и подошел посмотреть в чем дело. Ящик оказался под завязку забит оружием. Кроме трех карабинов в матерчатых чехлах на свет божий извлекли два двуствольных ружья, два пистолет- пулемета «Узи», ракетницу, и абсолютно непригодное к классической охоте помповое ружье с куцей ручкой вмест приклада, два патронташа, три охотничьих ножа. Астахова удивило еще то, что кроме патронов в ящике лежала и приличная связка толовых шашек.

— А это еще зачем? — спросил он, кивая на взрывчатку.

— Это на случай неудачной рыбалки, — пояснил Степаныч заряжая помповое ружье. — А что, было уже ведь раз, помнишь, Егорыч? Приехали мы на одну речку под Калугой, как уж нам ее расхваливали! Два дня стояли ничего! Плотва на червя берет все. Ну мы напоследок в их хваленый омут одну шашку сунули — рыба там все таки оказалась: два сома килограммов по десять, щук штук пять, ну а мелочь мы там уже не считали, местные мешками гребли. Э — э, ты поосторожней! Это детонаторы!

Доктор, вертевший в руках герметично закрытую коробку, словно обжегшись бросил ее обратно в ящик.

К этому времени рыжий уже расставил на пригорке целую батарею пустых банок из под пива и порожнюю тару из под «Абсолюта». Первым стрелял сам Степаныч.

— Ну ка, полковник, покажи класс! — подзадорил его Золотов наблюдая за всем происходящим со своего шезлонга.

— Подполковник, и не надо мне льстить! — ухмыльнулся телохранитель и с бедра полоснул по цели из помпового ружья, перезаряжая его со скоростью киношного шерифа. Все пять банок слетели с камня вызвав ответный восторженный рев толпы и аплодисменты. После этого грохот не переставая стоял минут пятнадцать. Стреляли все кому не лень и из всего что было: рыжий собаковод и его напарник из «Узи», Паша из личного здоровенного пистолета «Беретта», даже доктор палил в сторону солнца из карабина с оптическим прицелом. Может они уже все через чур перебрали шведской водки, может просто были не были рождены для подобного рода искусства, но снайперских результатов не показал ни кто. Острый, специфичный запах сгоревшего пороха повис над поляной. Все кончилось когда перебили бутылки, а банки оказали искорежены настолько, что не было ни какой возможности стрелять в эти огрызки жести. Доктор в азарте потащил было на стрельбище полную пластиковую упаковку «Гинесса», но полковник с руганью накинулся на него и спас импортное пиво.

— Совсем охренел уже, чем завтра похмеляться то будем?! Сам ведь первый к нему приползешь, чудило!

Полигон было уже закрылся, горе-стрелки споря о том кто из них лучше стреляет начали складывать оружие обратно в ящик, но тут Попов имел неосторожность похвалить своего личного егеря.

— А у нас вот Семен хорошо стреляет. Семен, поддержи честь тайги!

Все с любопытством обернулись к охотнику по прежнему возившемуся с беличьей шкуркой.

— Давай, брат, — подбодрил его полковник выбирая один из карабинов. Утри нос столице!

Семен только глянул на великолепный, новенький «Ремингтон» с оптическим прицелом и отрицательно качнул головой.

— Баловство все это, лишняя трата патронов.

— Патронов ему жалко! На тебе патроны, — Степаныч загреб из ящика пригоршню патронов и, высыпав на стол поддел охотников.

— Так и скажи что слабо!

Этого Семен снести уже ни как не мог. Вытерев с клинка беличью кровь и сунув его в ножны он отодвинул в сторону и протянутый доктором «Барс», а взял в руки свой старенький карабин. Выйдя на поляну он огляделся по сторонам, ища каку — нибудь цель.

— Вон, подстрели ка нам ту птичку! — крикнул от стола Степаныч наливая себе водки и показывая другой рукой вверх, на парящего высокого в небе коршуна. С земли он казался не больше тропического колибри. Но Астахов отрицательно качнул головой.

— Зачем зря стрелять в живое. Вон на той ели, — Семен показал рукой на стоящее на берегу в некотором отдалении от общего массива дерево. Остались на верхушке три шишки. Выбирайте, какую из них?

Несколько минут все сосредоточенно и бессмысленно таращились на таежный пейзаж, пока Степаныч не догадался взглянуть на эту же самую ель через оптический прицел карабина. Он невольно присвистнул и с уважением посмотрел на охотника.

— Ты что же, все это без оптики видишь? Тут же метров сто, не меньше?! — спросил он.

— У меня врожденная дальнозоркость, — пояснил Астахов. — так какую?

— Погоди! — остановил его Золотов дожидаясь пока услужливый рыжий принесет из палатки здоровущий бинокль. Приникнув к окулярам он сам выбрал цель. — Ту, что в центре.

Астахов поднял карабин, тщательно прицелился. Оружие свое он знал досконально, ветра не было, стоял идеальный штиль. Грохот выстрела разорвал тишину, которая тут же сменилась восторженными возгласами Степаныча, Золотова и доктора, так же наблюдавшего за всем происходящим через оптический прицел карабина.

— А теперь левую давай, — скомандовал недоверчивый подполковник. Астахов выстрелил снова, а потом уже снял с ели третьей пулей и последнюю шишку.

— Ну что, полковник, сможешь ответить достойно? — поддел Степаныча{w` Золотов. — Там вон еще на нижней ветки пара шишек висит.

Но полковник шутливо поднял вверх обе руки.

— Я пас! Мне бы сейчас сюда пушку, я бы любую из этих шишек как бритвой бы срезал, а так — куда мне до профессионала!

— Давай, угомони своих орлов, а то все патроны расстреляют без толку. — кивнул Золотов на снова поднявших дикую стрельбу по ни в чем не повинной ели охранников и доктора. Полковник быстренько заставил всех сдать оружие и с помощью Димки утащил ящик все в ту же синюю палатку.

— Так когда пойдем на тайменя? — спросил миллионер.

— Ночью. Поплывем вон туда, на плес, — Семен показал рукой направление. — Сегодня и ночь должна быть хорошая, без луны. Как раз на тайменя.

— Тогда я подремлю немного, — решил Золотов поудобней устраиваясь в своем шезлонге. Увидев что хозяин с расслабленным видом прикрыл глаза, Паша моментально издал какой то утробный рык, показав кулак хохотавшим во всю глотку поддатым охранникам. Те, прихватив несколько полиуритановых матрасиков и изрядно загрузившись пивом отправились к озеру, немой шофер рысцой пробежался до палатки и принеся большой клетчатый плед укрыл им хозяина.

12
{"b":"38173","o":1}