ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Дает Димок! — восхищенно мотнул головой рыжий Сергей.

Пошло еще с полминуты прежде чем до всех присутствующих дошло истинное положение вещей.

— Мать твою!.. — воскликнул Степаныч, взбегая на мостки и сдирая на ходу с себя теплую куртку. Вслед за ним в холодную воду с плеском и шумом прыгнули Золотов и Попов. Всем троим начальникам вода в этом месте оказалась по грудь, они ныряли по очереди и вместе, и вскоре вытащили на поверхность громоздкое тело охранника. С мостков уже протягивали руки сразу несколько человек, и стоящему на берегу Астахову было видно как быстро русая голова Димк окрасилась алым цветом.

Телохранителя выволокли на берег и уложили на тонкий полиуритановы матрасик, еще вчера используемый этим же самым Димкой для вечернего отдыха.

Теперь уже всем командовал доктор, и надо отдать ему должное, делал он это грамотно и деловито.

— Паша, давай быстро его через колено, выливай воду из легких. Вот, хорошо! Теперь массаж сердца, давай, жми! Серега, быстро в палатку, принеси мой чемоданчик, да не стой же как пень! Василий, принеси плед, надо его укрыть!

Астахова поразило, что врач совершенно перестал заикаться, выглядел собранным и деловитым. Он как шведов гонял растерявшегося кинолога, повара Василия, и даже мощный Паша безропотно выполнял все его распоряжения. Вскоре это принесло свои плоды. Кандидат в утопленники начал дышать, более того, даже пришел в себя, правда не надолго. Когда минут через пять к импровизированной реанимации подошли уже переодевшиеся Золотов и Степаныч, Астахов услышал такой короткий диалог.

— Ну, как он? — спросил Золотов, кивая на безжизненное тело несостоявшегося речного бога.

— Плохо, — ответил Андрей, старательно бинтуя голову телохранителя. На что он там напоролся? Тяжелейшая черепно-мозговая травма.

— Коряга там лежала, здоровая, сука, — тяжело вздохнув ответил полковник.

— Как же он вчера прыгал и башку себе не разбил? — изумился доктор.

— Да вот так, дуракам по первой всегда везет, — с досадой отозвался Золотов. — Что с ним теперь делать?

— Надо везти в больницу, и чем раньше тем лучше.

Золотов нехотя вздохнул.

— Прийдется везти. И улетать раньше времени не хочется.

— А зачем улетать? — удивился Степаныч. — Сейчас мы это дело организуем, док улетит с Димкой, а у нас в запасе еще один вертолет.

Но тут неожиданно вмешался Попов.

— А вдруг здесь еще что случится? — спросил еще дрожащий от холода начальник прииска, растирая белое тело махровым полотенцем. — Врач и здесь нужен. Я с ним полечу.

— Остался бы, Николаич, отдохнул бы еще, — предложил Золотов, но Попов отрицательно покачал головой.

— Нет, мне все равно лететь. Я сейчас связывался с Диамантом, оползень снес одну из опор ЛЭП. Планида у меня, видно такая. Завезу вашего Ихтиандра и к себе. Вертолет будет здесь уже завтра.

— Ладно, договорились, — согласно кивнул головой финансист. — Спасибо тебе, Николаевич. Когда я еще вот так вот в рай выберусь.

На этом и порешили. Через пятнадцать минут разметав во все стороны использованные пакеты, бумагу, швырнув в воду пару полиуритановых подстилок и прочий цивилизованный мусор, тяжеловесный МИ — 8 грузно оторвавшись от земли взял курс на юг.

Все уже садились за стол, когда щелкнул приемник радиостанции и хрипловатый, искаженный голос Попова снова напомнил им всем о себе.

— Анатолий Егорович, тут на северном склоне горы, буквально в километре от вас, пасется здоровущий медведь. Нахальный такой, даже убегать не стал, просто голову поднял и посмотрел.

— Cпасибо, Николаевич! — крикнул в микрофон Золотов.

— Счастливой охоты, — закончил сеанс связи Попов, а его непосредственный хозяин обернувшись к свите одарил всех свирепой, перекошенной улыбкой.

— Мяса хочу! Медвежачьего! Вперед, пока он не ушел!

10. «Скальп рыжего брата»…

Сборы были недолги, но очень хлопотны и. с точки зрения Семена, довольно бестолковы. Как заводные вся свита миллионера носилась по лагерю таская к столу ружья, патроны, амуницию. В бой рвались все, даже меланхоличный повар вдруг проявил редкую кровожадность.

— Cтепаныч, ты мне дай какой — нибудь пистолет. А там он от меня не уйдет. — умолял он полковника.

— Да куда ты рвешься, Вася? Ты же для медведя будешь слаще мороженого, вон какой аппетитный, — отшучивался артиллерист, выбирая патроны для своего ружья. Впрочем, кандидатура повара отпала сама собой. Во время разговора тот вдруг вскрикнул и выругавшись шлепнул себя по обнаженной левой руке.

— Вот зараза, как тяпнула! — сказал он, потирая укус.

— Комарики, запели, родные. — философски заметил Золотов, одевая красивую портупею с большим охотничьим ножом на поясе.

— Да нет, муха. — возразил повар. — Но так больно!

Они продолжили разговор, Василий по прежнему уговаривал взять его если не загонщиком, то хотя бы приманкой. Но через пару минут поднявший на него глаза Степаныч вдруг присвистнул и спросил: — Это что у тебя с рукой?

Теперь и все остальные обрат или внимание что левая рука шеф — повара покраснела и распухла. Еще за пять минут ее разнесло просто до жутких размеров. К этому времени Семен, тщательно обыскав вытоптанную площадку рядом со столом поднял с земли и показал всем невесомый трупик какого-то насекомого.

— Муха белоножка. Вот, видите ноги в полосочку.

— Что же она, родня мухе Цеце? — спросил обескураженный Золотов.

— Нет, кусает она здорово, но такое я вижу первый раз, — признался Семен.

— Т- типичная аллергическая реакция, — успокоил всех доктор. — Счас я, Вася, т-тебе укольчик вколю и будет полегче. К вечеру все пройдет.

Так что обескураженный Василий остался в лагере, к удивлению Семена не пошел на охоту Паша, остальные же выступили в поход. Кроме Золотова и полковника конечно же увязался с ними и доктор. Прихватили они и рыжего Сергея со своим дурным догом на поводке, хотя Астахов и пробовал возражать.

— А этого то зачем берем? Он что на зверя обучен?

— Нет, зачем, а что, помешает? — безмятежным тоном спросил Золотов.

— Да распугает нам всю дичь, он же дурной! Лай подымет и все, прощай охота.

— Сергей, одень на него намордник, — велел кинологу Степаныч. Брать с собой на охоту необученную собаку казалось Астахову глупостью, но одевать при этом на нее еще и намордник — глупостью в квадрате. Но вспомнив инструкции Попова Семен пожал плечами и первый тронулся в путь с неизменной Найкой на поводке. Дорога постоянно вела в гору, охотник шел легко и неслышно, чего нельзя было сказать об остальных «медвежатниках». Первое время Золотов с любопытством и изумлением разглядывал природу вокруг себя. Он не мог себе и представить что она может быть столь прекрасна в своем многообразии. Кедровник кое где перемежался с березами, по неглубоким ложбинам обильно росла смородина и багульник. Оранжевые венчики жарков попадались уже редко, а ведь еще три дня назад вся тайга полыхала красно оранжевым цветом, полностью оправдывая второе название цветка — огонек. Но на смену этому царствующему цветку тайги пришл другие: бордовые родственники пионов — «Марьино — коренье», небольшие, аккуратные светло — сиреневые лилии саранок и десятки других видов, складывающихся в один пестрый ковер. Трава еще только начала свой рост, к осени она вымахает выше человека, а пока мягко пружинила под ногами людей обильно сбрасывая на сапоги ночную росу. Комаров было еще сравнительно мало, но сотни огромных мух с жужжанием сновали между деревьев не обращая, впрочем, ни какого внимания на людей. Павшие деревья густо покрывал бархатистый мох, предательски скользнувший под ногой растянувшегося во весь рост доктора. Десятки птичьих голосов выводили свои разнообразные песни, и все это было залит золотистым утренним солнцем. От избытка кислорода у Золотова даже закружилась голова, но затем все это прошло. Вскоре и Золотову и остальным его спутникам стало не до красот природы. Может Астахов взял через чур быстрый темп, может сказывалась общая нетренированность городских людей, но ни кто не смог составить конкуренцию охотнику. Минут через двадцать Семен остановился и оглянулся назад. Весь его небольшой отряд сильно растянулся. Даже спортивный с виду миллионер изрядно вспотел и запыхался. Полковник не смотря на свои израненные легкие, не отставал от него, хотя шел только лишь на самолюбии. Метров на пятьдесят от них отстал синолог со своим Лордом, на него кроме всего прочего навьючили еще и большую телекамеру. Замыкал же процессию доктор, после первых же шагов в сибирских джунглях припомнивший ночное неудачное приземление на копчик, и окончательно задохнувшегося от невероятно богатого кислородом воздуха.

15
{"b":"38173","o":1}