ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, ходьба в гору это что-то, — повалившись на землю и отдышавшись заметил взмокший Степаныч. — Завтра вот в эти мышцы, — он хлопнул себя по бедрам, — словно по иголке воткнут. Последний раз я так ишачил в гору еще в Афгане, а уж одиннадцать годков прошло.

Полковник вытащил было позолоченный портсигар, но Семен тут же остановил его.

— Не кури. Зверь где-то близко, Найка его уже чует.

Действительно, собака вся вытянулась в струнку и, насторожив уши, уставилась куда то вглубь леса.

— Вы здесь оставайтесь, а я схожу посмотрю что и как, — велел Астахов. После этого он с озабоченным видом оглянулся по сторонам, затем отойдя метров на пять в сторону разбил ударом ноги замшелый пенек и сгребя в ладонь пригоршню трух подкинул ее в воздух. До этого всем казалось, что в тайге стоит полный штиль, но легковесные крупинки плавно потянулись в одну сторону. Им повезло, к зверю они подходили как надо, ветер дул на них.

Минут через двадцать Астахов так же бесшумно появился из кустов с несколько озадаченным выражением лица.

— Ну как, есть там что то? — спросил Золотов.

— Да есть, — не очень довольно ответил Семен. — Только может это Попову с вертолета показалось, что медведь большой, а я бы этого не сказал. Типичный пестун двухлетка.

— Ну, а взять то его можно? — спросил Степаныч.

— Почему нет. Он в ложбине кормится, сейчас поднимемся чуть выше, потом влево, — после этого Астахов обернулся к Сергею. — Ты со своим дураком останешься здесь, подойдешь только после выстрелов.

Рыжий несколько обиделся за подобный расклад, но на это ни кто не обратил внимание. Проведя троих охотников еще метров триста Астахов знаками приказал им разойтись в стороны и так же жестикуляцией объяснил, что первым стреляет Золотов. Сам Астахов остался как бы в центре получившейся дуги. С это позиции он хорошо видел и зверя, и Золотова, мелькала вдали защитная куртка полковника. Вот только доктор словно растворился в тайге, а за него Астахов несколько опасался. Охоту испортит ладно, главное чтобы сам под выстрелы не попал.

Они подошли к зверю совсем близко, метров на сто. На противоположном краю поляны не очень большой и довольно щуплый медведь, такие обычно выступают в цирке, мирно объедал верхушки сибирского растения, по виду напоминающего обычный лопух. Кроме верхушек он интересовался еще и корнями, буквально выгрызая их из земли. Это занятие настолько поглотило его, что бурый хозяин леса совсем не обращал внимания на то, что творится рядом. Золотов уже поднял свой карабин, но Астахова по прежнему больше всего интересовал сгинувший в зеленом море доктор. Наконец тот дал о себе знать, но совсем не так как хотел бы этого Семен. Слева, метрах в тридцати от Астахова раздался сильный треск, пото глухой удар. Медведь подпрыгнул сразу всеми четырьмя лапами, на секунду повернулся в сторону охотников, а затем со всех ног кинулся бежать из ложбины к ближайшим кустам багульника.

В эту же секунду грохнул выстрел. Золотов целился наверняка, но своим шумом доктор спугнул зверя и пуля только ранила его, заставив кувыркнуться через голову. После этого медведь снова припустился бежать, но прозвучал гулкий выстрел помпового ружья полковника, зверь нелепо подпрыгнул и взреве закрутился на месте волоча перебитую заднюю ногу. Лишь третий выстрел, уже Астахова, заставил его упасть и замереть на земле.

Наступившая тишина вскоре снова нарушилась выстрелом, и опять откуд то со стороны врача. Не заботясь уже о добыче, Астахов бросился со всех ног в ту сторону откуда так странно давал о себе знать доктор. Нашел он его выползающим из большой воронки образовавшейся от падения вывернутого с корнем кедра.

— Ты что это? — Спросил Астахов, разглядывая странный, четвероногий метод передвижения доктора.

Тот со смущенным видом поведал Семену свою короткую, грустную историю.

— Да я… хотел повыше залезть, а эт-тот обломился, — он показал рукой на огромное выше его роста поверженное корневище, — и я т-туда.

Астахов представил себе как доктор летит в яму и не мог удержаться от смеха.

— А что ж стрелял потом? Вылезти что ли не мог?

— Нет, это я случайно на курок нажал, когда вылазил. Я с — сам даже испугался.

Картина происшедшего оказалась настолько забавна, что Астахов смеялся всю дорогу до подстреленного зверя. Доктор снова начал прихрамывать, уже не от копчика, а от зашибленного колена. Но все свои беды и болячки он забыл лишь только увидел поверженного медведя. С шустростью муравья он осмотрел облазил всю тушу, а потом начал фотографировать на фоне трофея довольных победителей, и с помощью Семена себя в том числе.

Возбужденным охотникам этого было мало. Они жаждали запечатлеть себя более солидном виде, на телекамеру.

— Куда там Сергей пропал? — спросил удивленный полковник, все поглядывая в сторону леса. Словно читая его мысли из-за кустов багульника показался сначала Лорд, а потом и сам его рыжий хозяин. При этом на лице его сияла до идиотизм радостная улыбка, а на руках сидел совсем маленький медвежонок.

— Во, смотрите я кого поймал! Лорд его на дерево загнал!..

Договорить он не успел. Сергей отошел от опушки леса метров на тридцать, чуть больше ему еще предстояло пройти, но тут со стороны леса стремительно вырвалось что-то большое, огромное, темно — бурого цвета. Первым все понял Астахов.

— Беги! — крикнул он, вскидывая карабин. Ошалевший собачник оглянулся назад и, увидев несущуюся на него медведицу, выпустив медвежонка, рванулся влево. Увы, его подопечный дог в этот же самый миг со всех лопаток припустился бежать вправо. Но крепкая физическая связь в виде поводка не дала им убежать далеко, а натянувшись струной опрокинула навзничь и Лорда и Рыжего. В этот момент Астахов мог еще выстрелить, но могучий дог первым вскочив на ноги, ошалело заметался по поляне, волоча за собой тщетно пытающегося подняться на ноги Сергея. Выстрел не прозвучал и через какое то мгновение ревущая бурая туша подмяла кинолога.

Все это произошло так быстро, что ни Золотов, ни Степаныч не успели схватить оружие. Свирепый рык животного и отчаянный крик боли словно подстегнули их. Расхватав ружья они кинулись было к месту схватки, но Астахов свирепо крикнул на них:

— Назад!

Все трое охотников замерли, смотря на застывшего с поднятым карабином Астахова. Никто из них не мог понять чего ждет Семен, а он поджидал Найку. Лайка стремительно неслась к терзавшему телохранителя зверю, в то время как его дог содрав с руки хозяина поводок с отчаянным воем рванул куда то в сторон леса. Подбежав к медведице Найка не стала вступать в предварительные переговоры, а сразу вцепилась в мохнатую задницу зверя. Взревев еще громче та оставила терзаемое тело и, приподнявшись, обернулась в сторону боли. Только этого и дожидался Астахов. Прогремевший выстрел был безукоризненно точен. Голова медведицы дернулась, рев ее оборвался и тяжелая туша зверя всей своей массой обрушилось на тело Сергея.

Еще свирепствовала в неистовой ярости Найка нападая на уже мертвую медведицу, а все четверо охотников со всех ног бежали к месту драмы. Лишь теперь, вблизи, горожане смогли оценить разницу между убитым им пестуном двухлеткой и матерой, старой уже медведицей. Своей огромной, еще подергивающей агонии тушей, она почти целиком придавила Сергея, лишь из-под громадной головы зверя виднелось что-то багрово — красное.

— Взяли! — крикнул Астахов, хватаясь за переднюю лапу медведицы. Нагнувшегося над ее телом Золотова болезненно поразил резкий, неприятный запах зверя густой волной ударивший по обонянию финансиста. Он так же невольно покосился на полуоткрытую пасть с желтоватыми кривыми зубами, н которых застыла белая пена вперемешку со слюной. Пуля Астахова попала в ухо медведю и оттуда еще чуть — чуть подтекала кровь. Дружными усилиями они отвалили непомерно тяжелую тушу и застыли над растерзанным телом охранника.

Медведица поймала кинолога на четвереньках и одним движением лапы сняла скальп, лишив Сергея своей рыжей шевелюры. Вся одежда на телохранителе была беспощадно измочалена и пропитана кровью. Никто из стоящих над телом Сергея не сомневался, что он уже мертв, но внезапно тот слабо простонал, а потом сделал безуспешную попытку встать.

16
{"b":"38173","o":1}