ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За всеми этими бубновыми хлопотами они не успели вовремя спуститься в долину, и так же как Золотову с компаньонами, Астахову пришлось заночевать в мокрой одежде без костра. Укрывшись от постоянного ветра за выступом скалы охотник притянул поближе к себе лайку.

— Ничего, Найка, — подбодрил он не то собаку, не то самого себя Семен. — прорвемся. И не из таких ситуаций выкручивались.

34. «Альпинистка моя гуттаперчевая…»

Утром команда Золотова поднялась очень рано. Северная ночь не располагала к неге и блаженству. Температура опускалась очень сильно, изо рта даже валил пар, и именно холод, а не присмиревшие комары подняли путников.

— Холодрыга какая! Лето ведь, июнь, — удивлялся ежившийся от холода Золотов. Он покосился на поднявшегося с лодки полковника, но тот молчал. Степаныч в это время решал две загадки: почему после вчерашней ссоры его не придушили в сне, и говорить ли Золотову про свою вчерашнюю встречу со «старым знакомым»?

«И чего я вчера ничего ему не рассказал про Астахова? Теперь он тем более спустится на меня. А, хотя, что я так переживаю? Вчера он меня отлаял, намекнул что может так же как с Зыбуном. Хрен с ним, что будет то и будет»!

Золотов же в это утро поднялся в удивительно прекрасном настроении. Быстро разогревшись интенсивной разминкой он повеселел и, осмотревшись по сторонам, весело заметил:

— Какое утро! Красотища! Солнце, воздух, моцион- сдохнет даже чемпион!

Паша утробным хрюканьем отозвался на стихотворный экспромт хозяина, Степаныч же выглядел очень мрачным.

— Жрать охота. Жилье бы какое встретить, а то мы сейчас даже и если подстрелим что, есть все равно не сможем. Если только по методу Семена не займемся каннибализмом.

— Нет, Степаныч, это нам не грозит. Старую козлятину я не ем, да тебя и вареного то не прожуешь.

Паша снова хрюкнул, а Золотов вроде бы даже не обратил внимание на обиженное лицо полковника.

— Ну что ж, как пройдем, вдоль берега, или попробуем срезать? спросил он показывая рукой в низину. Степаныч и Паша уставились на зеленое покрывало тайги, полковник высказался первым{l.

— Какая разница? Я и по тайге сейчас бы прошелся. Меня уже тошнит от этих скал и этой реки.

Но Паша высказался совершенно в противоположном мнении. Он ткнул пальцем в Степана, затем в сторону тайги и, сделав круговой движение рукой, выразительно замычал рубану рукой куда-то в сторону Антарктиды. Это было настолько забавно, что Золотов расхохотался, а полковник в ответ выдал коротку матершинную очередь.

— Ладно, пошли к реке, — решил Золотов улыбаясь. — Пешкодралом мы до Нового года будем здесь шарашиться.

Паша быстренько разыскал в подлеске и выломал три шеста, а затем они двинулись к скалам. Примерно через час команда Золотова вышли к реке чуть ниже того места, где Степаныч обстреливал Астахова. Все это время полковник шел не снимая пальца с курка и нервно оглядываясь по сторонам. Золотова несколько удивляло такое поведение своего телохранителя, но задавать вопросы он опасался. В последнее время бывший артиллерист казался обнаженным куском нервов, и каждо невинное замечание воспринимал в штыки. Река по прежнему просматривалась максимум на полкилометра, дальше ее течение скрывал поворот.

— Тут вроде бы потише, — сказал Золотов, показывая рукой на тотсамый остров, спасший в свое время Астахова.

— Но здесь не спустишься, — возразил полковник.

— С каких это пор ты стал бояться высоты? — усмехнулся финансист. И сделал он это очень даже зря.

— Я боюсь! — взорвался артиллерист, и перекинув за спину ружье начал спускаться вниз. В одном месте он чуть было не оборвался, но удержался, и оказавшись на небольшой отмели издевательски помахал остальным спутникам рукой.

— Ну, давайте, теперь ваша очередь! Слабо?

Финансист уже давно пожалел, что подначил полковника, но делать было нечего, и он, матерясь в душе, так же полез вниз по скалам. Природная физическая сила и тренированность помогли ему и здесь, вскоре он уже стоял внизу, рядом с полковником и наблюдал как медленно и неуклюже спускается по тому же пут немой шофер.

— Человек — паук, — сьязвил Степаныч, — с этой лодкой на спине он вылитый тарантул.

До подножья оставалось совсем немного, метра три, когда небольшой выступ, благополучно выдержавший и Золотова и Степаныча просто развалился под ногой стодвадцатикилограмового гиганта, отягащенного еще и лодкой. На пару секунды Паше удалось зацепиться руками, но и эта его опора не выдержав тяжести буквально рассыпалась под его пальцами. Шарахнувшиеся в сторону от камнепада оба попутчика Паши уже сбоку наблюдали грузное падение тела великана.

Приземлился он на ноги, но тяжелая лодка перевесила и не устояв Паша с плеском обрушился в воду. Бросившиеся на помощь Золотов и полковник помогли гиганту снова выбраться на берег. Мокрый, злой он с ходу замахнулся громадным кулаком на Степаныча.

— Ты чего, обурел что ли?! — возмутился тот. Но Паша ткнул пальцем вверх, а затем в него.

— Подумаешь! Ты же сам не хотел идти тайгой, вот теперь кувыркайся, засмеялся Степаныч.

— Хватит вам собачиться, давайте лодку накачивать! — прервал p`ganpjh Золотов. Уже по ходу этого надоевшего всем дела финансист обратил внимание, что Паша, отошедший в сторону по малой нужде, слегка прихрамывает.

— Ты чего это шкандыбаешь? — спросил он шофера. Тот ткнул пальцев в колено.

— Ну-ка, засучи штанину, — велел финансист. Внешне коленка выглядела нормально, ни чуть не больше другой.

— Сильно болит? — поинтересовался Степаныч. Паша скривился в раздумье, потом отрицательно покачал головой.

— Ну и ладно, — с облегчением вздохнул Золотов.

Через полчаса они отплыли, а буквально через пятьсот метров, за первым же поворотом снова выбрались на берег. Остановили их те же самые пороги, так явно угрожавшие Астахову и Найке. Осмотрев новое препятствие Золотов только покрутил головой.

— Приплыли, мать твою!.. — сплюнув, выругался Степаныч.

— Ладно, сдувать лодку не будем, здесь ее вытащить можно, а там попробуем снова спустить к реке, — решил финансист.

Они поднимались на верх, неся лодку и не подозревая даже о том, что кто-то пристально наблюдает за всеми их действиями.

35. Прощай, «Титаник»

Астахов в этот день так же не занежился в своей каменной постели, а поднялс с первыми лучами солнца. К его удивлению он не обнаружил рядом с собой Найки. Пару раз он крикнул собаку, но та не появилась, даже не отозвалась.

— Куда девалась эта глупая псина? — бормотал Семен, пробираясь вдоль берега и время от времени крича свою лайку.

Увы, собака так и не отозвалась. После некоторого раздумья охотник остановился на трех вариантах решения этой загадки: или лайка в темноте отошла в сторону и сорвалась со скалы в пропасть, или ее похитил злой дух тайги Харги, либо просто у ней началась течка, и старая блудница убежала в тайгу, почувствовав запах одинокого волка. Такое с ней не раз уже бывало, по крайней мере три сына Найки, бегавшие по стойбищу, отличались от волков только загнутыми наподобии баранки хвостами.

Исчезновение собаки огорчило Астахова. Надо было идти дальше, искать Золотова, а тут такая незадача. После короткого раздумья Семен решил остаться пока на месте. Спустившись к реке как раз за теми же самыми порогами охотник привязал к найденой палке солидный кусок лески и долго колдовал с крючком, обвязав нитками пару небольших перышек кедровки вместе с клочком собственных волос.

Место для рыбалки он увидел издалека. На небольшой отмели в полукилометре от порогов громоздился грандиозный залом. Семен знал что хариус очень любит стоять именно в подобных местах. Среди жуткого переплетения выброшеных на отмель и побелевших от времени, словно обглоданных водой, сотен обтесаных до состояния бревен деревьев, Астахов с удивлением увидел и несколько бревен своего плота. Это заставило его внимательно присмотреться к созданной рекой «баррикаде». К его радости среди среди небольших веток, кусков коры и прочег мусора не далеко от берега на волнах качался его небольшой армейский котелок, тот что чаще всего он использовал для чая. Герметичная крышка не дала ему заполниться водой, а растопыренные ветви смытой где то в верховьях лиственницы не позволили ему уплыть к ледовитому океану. Довольный Семен осторожно пробрался как можно ближе и, подцепив котелок за dsfjs длинной палкой, выловил его из воды. Даже столь небольшой подарок реки он воспринял с большой радостью.

42
{"b":"38173","o":1}