ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Десантник. Дорога в Москву
Пенсионер. История третья. Нелюди
Сделано
Сын
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Как читать рэп
Код. Тайный язык информатики
Девочка, которая всегда смеялась последней
Сила воли. Как развить и укрепить
Содержание  
A
A

Не обнаружив среди плавающего мусора ничего более пригодного для его существования, Астахов выбрался на берег и забросил тут же, рядом, свою нехитрую снасть. Искусственная мушка работала более чем удачно. Выловив за двадцать минут восемь хариусов Семен с трудом остановился в разгоревшемс рыбацком азарте, и тут же рядом с заломом развел костер. Поджарив на прутьях рыбу Семен половину сьел, а остальное уложил в котелок, не забыв и оставшиеся после завтрака головы — для Найки. Так что к поискам собаки охотник приступил бодром состоянии и с полным желудком. Найки он так и не нашел, зато наткнулся на своих давних знакомых. Астахов беспечно прыгал с камня на камень, оглядыва окрестности и время от времени крича лайку по имени. Неожиданно он услышал голоса, и еле успел укрыться за большой камень. Они разошлись в каких-то десяти метрах, Семен даже слышал тяжелое, с присвистом дыхание Паши и хруст камней под коваными подошвами армейских сапог. После этого он пошел всле за Золотовым и его компанией.

«Всего трое»? — удивился Семен издалека рассматривая своих бывших компаньонов. — «Одного они скинули со скалы, кажеться это был Василий. Но куда девался доктор? Странно».

Когда вся троица не очень удачно спустилась вниз и начала накачивать лодку, Астахов тронулся в путь вдоль берега, размышляя о том, что же ему теперь делать? Его бывшие друзья обладали теперь громадным преимуществом лодкой. Эти пороги они не пройдут, на них не поможет даже сверхпрочный кевлар, но что ждет их дальше? Плот без топора он сделать не сможет, пару часов свободного плаванья и они оторвуться от него уже навсегда.

Всего пятьдесят метров разделяло Астахова и Золотова со свитой в месте перетаскивания лодки. Семен слышал отчаянную ругань полковника, и то как в ответ огрызался финасист. Стараясь сохранить интервал охотник следовал за ними. Место где он жарил хариусов Золотова не устроило, и слава богу. Хотя поднявшася вода и постаралась замыть угли его костра, но следы его они еще могли обнаружить.

— Что-то не нравится мне вон тот пейзаж, — сказал Золотов, показывая рукой вперед, — опять там что-то пенится, не иначе как пороги. Сходи, Степаныч, посмотри.

— Опять ноги ломать по этим камням. Нашли мальчика на побегушках, пробурчал полковник.

— Нет, ты видишь у Павла нога болит? Сходи, не жлобься.

С ворчанием, но артиллерист всетаки ушел. Вернулся он через час, Золотов за это время успел вздремнуть на солнцепеке, прикрыв лицо сврим армейским кепи, а Паша сушил куртки, расстелив их на горячих камнях. Поставив ружье и вытерев со лба пот Степаныч устало присел на камень и, посмотрев на солнце сказал:

— Жарко. Хоть купайся. То морозит, то печет. Черт знает что за погода.

— Про погоду мы и так без тебя все знаем. Что разведал- то? — спросил с зевотой Золотов, натягивая фуражку на голову.

— Впереди пороги, это точно. А вот дальше какая то река, больше нашей.

— Да ты что? — оживился финансист, подскакивая со своей упругой лежанки. — Куда течет?

Степаныч задумался, потом рубанул ладонью куда то в qrnpnms.

— На Запад.

— Ну что ж, пошли. Бог даст всетаки выйдем к людям.

Лодку они сначало несли втроем, но Паша очень явно хромал и выбивался из ритма.

— Степаныч, возьмись за лодку с боку. Паш, ты, главное, сам иди.

Но даже и налегке великан отставал, Золотов с беспокойством отметил, что с хромота его явно усилилась, на лице шофера выступил нездоровый пот.

«Этого нам только еще не хватало»! — с тревогой подумал финансист, привыкший что его могучая «нянька», как обозвал Пашу в свое время Астахов, всегда в силе и готов защитить Золотова от кого угодно.

До места слияния двух рек они шли добрых два часа. Кроме Паши дело осложняла громоздка лодка, выпустить из которой воздух они так и не захотели. Пробираться по камням и скалам с такой неудобной ношей было совсем не просто, Золотов и Степаныч устали, да и поругались за это время не раз и не два.

Все так же не упускающий их из виду Астахов удивлялся странной метаморфозой проишедшей с былыми друзьями. Золотов уже откровенно огрызался матом на недовольное ворчание своего телохранителя. Наконец полковник бросил свой край лодки и осмотревшись по сторонам сказал: — Здесь можно сесть в лодку плыть. Дальше порогов не будет. Смотри какая гора! Прямо таки голова орла.

Золотов, больше занятый состоянием окончательно отставшего Паши, коротко глянул в сторону куда показывал Степаныч и нехотя буркнул: Похоже.

Астахов в это время так же посмотрел вперед и обомлел. Далеко впереди, на горизонте виднелся сточеный временем пик, как говорили геологи: «голец», со странным выступом, действительно напоминающим голову орла с плоским клювом. Он знал эти места. Именно в этих краях в свое время он проходил практику, по этой реке спускался вниз по течению на плоте со сломавшим ногу рабочим.

«Два дня плаванья, даже меньше, и они выйдут к людям. Рано, еще рано! Надо их остановить. Но как?»

Пока Золотов и его люди отдыхали, геолог напряженно думал о том как бы их остановить. Надо было лишить их лодки. Но как? Прострелить борта? Она конечно, из кевлара, но это все таки не бронежилет, и вряд ли устоит против ружейной пули. Но у лодки было четыре независимых отсека, значит надо было потратит столько же патронов. Но дадут ли ему такую возможность полковник с его ружьем, и Паша с болтающимся на груди «Узи»? Семен осмотрелся по сторонам прикидывая что получится, если он откороет стрельбу. Каменистый, открытый пейзаж не очень обрадовал его.

Тем временем отдохнувший Золотов и полковник, подойдя к невысокому, метров пять обрыву, советовались как им лучше спуститься вниз и главное спустить лодку.

— Ну мы то здесь слезем, а что с ней сделать? Так сбросить? — спросил Степаныч.

— Ага, придумаешь тоже. Я скорее тебя сброшу, чем лодку. Вдруг напореться на камень и лопнет.

Золотов осмотрел обозреваемый с этой точки берег и недовольно поморщился. Ничего лучшего для спуска к реке природа здесь не создала.

— Надо было всетаки ее сдуть, — высказался финансист. Он посмотрел на Пашу, но тот сидя на камнях был занят только своей распухаюшей ногой.

— Слушай, давай сейчас леер отвяжем, привяжем наши ремни, — полковник мотнул головой в сторону самодельной стяжной упряжи, — и осторожненько опустим ее к реке.

Золотов прикинул высоту обрыва и довольно кивнул головой.

— Ну вот, Степаныч, можешь же что нибудь и дельное придумать, тебя только отматерить надо хорошо, а дальше соображаловка сама заработает.

— Иди ты! — отмахнулся тот.

В это время Астахов, обойдя своих попутчиков по дуге, карабкался вверх по склону скалы нависающей над местом, выбранным Золотовым для спуска. Когда уже на вершине он осторожно выглянул вниз, полковник и финасист начал претворять свою идею в жизнь. Отрезав леерную веревку и нарастив ее ремнями оба они начали осторожно спускать «Зодиак» вниз, на небольшой пятачек наносного галечника. Лодка уже перевесилась вниз, когда Астахов понял что ему делать.

Вскинул карабин он тщательно прицелился и выстрелил. В тонкую веревку было попасть трудно, но массивный карабин, прицепленный к одной из проушин лодки, разлетелся вдребезги. Получившая свободу лодка ахнула с четырех метров, и, подпрыгнув как мячик почти на такую же высоту, развернулась в полете и плашмя, всем днищем упала в реку, вызвав грандиозный взрыв брызг.

Полюбоваться этой картиной до конца Семен не успел. Снизу тут же прогремела длинная очередь, и тонкий посвист пуль заставил охотника прижаться лицом к жесткому камню. Вверх, по вершине скалы стрелял Паша. Золотов же и полковник, по инерции отлетевшие назад и упавшие на землю, повели себя по разному.

Полковник вскочив на ноги первым делом пару раз выстрелил туда же, куда садил свои пули Паша, хотя и ни кого там не видел, а затем замер, с поднятым вверх ружьем и по волчьи оскалив зубы. Золотов же не обращая внимания на пальб бросился к обрыву и долго стоял там, наблюдая за ровным и величественным плаваньем своей лодки. А та не очень быстро, но неумолимо отдалялась от берега, плавно разворачиваясь под воздействием течения, и словно бы радуясь выпавшей на ее долю свободе. Золотов обернулся лишь когда лодка скрылась за поворотом. На глазах у него стояли слезы.

43
{"b":"38173","o":1}