ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Слушай, охотник, ты в самом деле такой крутой специалист в своем деле?

— Ну, а что? — спросил Астахов.

— С провизией стало туго, мясо вовремя не завезли, а погода сейчас нелетная, да ребята и летали три дня назад, но все без толку. Снег сошел, листва появилась, да и зверя мы, похоже, тут повыбили. А не плохо было бы лося или сокжоя для навару добыть. Как, сможешь?

Семен не торопясь отхлебнул свой чай, посмотрел на затянутое тучами небо и спокойно ответил.

— И сокжой и лось сейчас худые после зимы, немного сала только на медведе осталось. Но попробовать можно. Распугали вы тут все, зверь далеко ушел. Спущусь я на плоту вниз по реке, через два дня заберете меня на условленном месте. Погода к этому времени как раз наладиться. Карта у тебя есть?

Карта оказалась при начальнике. Тщательно изучив ее Астахов ткнул пальцем в один из изгибов Аяла.

— Вот сюда пришлешь борт через три дня.

— Ладно, попробуем, — согласился Попов. — Когда отправишься?

— Счас вот, чай допью, и начну собираться, — невозмутимо отозвался Астахов по прежнему наслаждаясь своим дегтярно — черным напитком. Попов засмеялся. Для него, человека живого и деятельного стиль жизни этого странного человека казался забавным.

Но Астахов не подвел. Срубив за два часа небольшой плотик из пяти тонких бревнышек, по местному салик, Семен быстро спустился вниз по течению полноводного в это время Аяла и через три дня вертолет забрал с условленного места не только охотника, но и две лосиных туши. С тех пор Попов доверял ему полностью.

Дважды за три недели Астахов устраивал своему начальнику роскошную охоту, один раз на медведя и раз на уток. Еще раз Попов вырвался на грандиозную рыбалку на тайменя, но в последнее время ему было не до развлечений, близилось врем пуска основных мощностей прииска. Но своего личного егеря Виктор Николаевич провел в табеле как дежурного электрика и дорожил им ни чуть не меньше, чем самым передовым бульдозеристом. И вот теперь Попов срочно вызывал его к себе.

«Что он, может еще на уток решил сходить?» — думал Семен, пакуя свои нехитрые пожитки. Свистнув Найку он пешком отправился к поселку, благо это было не так уж и далеко.

Прииск «Аял» развернулся широко, по русски. Во многом этому способствовала сама природа, спрятавшая залежи алмазов в местность сплошь изрезанное сопками, реками, ручьями, озерами. От самого месторождения диаметром всего полкилометра до комбината было три километра, да еще столько же до поселка со звучным именем «Диамант». И совсем уже на отшибе, километрах в десяти удалось найти место для аэродрома принимающего пока что только вертолеты да кукурузники. Самой большой проблемой для «Аяла» было электричество. Добыча драгоценного камня требовала большого количества энергии, и хотя алмазы добывали и сейчас, но более кустарным способом, с помощью небольшого агрегата для промывки — проходнушки. Но все ждали когда же протянут через тайгу мощную ЛЭП от ближайшей электростанции. И вот, вчера это наконец то произошло.

Войдя в щитовой барак с пышным названием «Правление» Астахов сразу же прошел в кабинет Попова, благо бдительное племя пышногрудых секретарш еще не добралось до этих оторванных от цивилизации мест. Открыв дверь Семен с ход окунулся в бурную атмосферу производственного совещания. В помещении было шумно, людно и накурено.

— А у меня резина на машинах лысая! — орал багровый от возмущения начальник гаража на невозмутимого снабженца. — За это лето мы сжуем ее совсем, и если до зимы не достанете хорошую резину, то мои парни на этих горах гробиться н собираются!

Попов, несмотря на табачный дым и напряженную ситуацию, сразу заметил приход нового человека.

— О! А вот и наш Чингачгук пришел, — явно обрадовался он возможности отвлечься от столь надоевших повседневных вопросов. — Иди поближе, Семен!

Оставив у порога карабин и рюкзак Астахов подошел к столу.

— В следующую среду состоится торжественное открытие прииска, — начал Попов закуривая очередную сигарету. — По случаю такой показухи приедет губернатор, телевизионщики и наш самый главный босс, Золотов. А он в последнее время жутко увлекся охотой и рыбалкой, такая уж у него причуда открылась на старости лет. Надо организовать ему грандиозную и охоту и рыбалку, этакое таежное сафари дня на три. Но все это должно быть натурально, без фальши. Ты места эти хорошо знаешь, где это лучше всего организовать?

Семен ненадолго задумался, потом спросил.

— Вертолеты будут?

— Конечно, можешь не сомневаться. В пределах ста километров вывезем без проблем. Погоду синоптики обещают хорошую.

— Тут есть одно место, не очень, правда, близко. Но места глухие, нетронутые…

Он не закончил еще говорить, а Попов, отодвинув в сторону пепельницу и органайзер, расстелил на столе уже знакомую Астахову карту. Тщательно изучив ее Семен ткнул пальцем в неприметное голубое пятнышко.

— Вот, озеро Чайдах. Сиг там просто невероятный, ленок, хариус, таймень должен сейчас подняться на нерест. А уж сколько там уток, гусей! Лебеди даже залетают. Кругом медведей полно, и места красивые.

Глянув на присутствующих, давно забросивших все дела и сгрудившихся около стола, Астахов увидел у этих солидных людей выражение зависти и возжеления, какое бывает на лицах подростков, впервые подглядывающих за девками в деревенской бане. Все они были как на подбор заядлые охотники и рыбаки, и отдать такое заповедное место было подобно передачи права первой ночи в пользу приезжего феодала.

— Только вот место для посадки выбрать трудно. Лес подступает вплотную к озеру, к тому же местность гористая, — продолжил подавив улыбку Астахов.

— Значит надо расчистить место для посадки вертолета, нет, даже двух! Потом навес для столовой, причал для лодки, туалет… Ну сам знаешь! Дам тебе с собой палатку, пять мужиков, две бензопилы, циркулярку. Через три дня там все должно быть как у Аннушки!

Не смотря на некоторое ворчание снабженца и прораба все было выдано и выделено в точности. Через четыре дня принимать новостройку прилетел сам Попов. Вертолет сел уже на расчищенную площадку метрах в ста от озера, начальник осмотрел выбранное Астаховым место и восхищенно воскликнул:

— Здорово! Я и не думал что здесь такие места могут быть!

Да, его можно было понять. На обширном плоскогорье со всех сторон зажатом живописными скалистыми вершинами, с постепенно нисходящими покатыми склонами, густо поросшими дремучей тайгой, размещалось большое озеро, почти идеально круглое, не менее двух километров в диаметре. Питалось оно в основном за счет весеннего таяния снега, сбрасывая излишек влаги через два ручья, по весне превращающихся в бурные реки, и почти пересыхающих в летнюю жару. Астахов как раз и устроил свой лагерь в истоке одного из этих ручьев. Многочисленны паводки как бы расчистили каменистую площадку для посадки вертолетов, а вырубив чахлую поросль чуть повыше Астахов разбил там большую армейскую палатку шатрового типа, где и обитали пять работяг сотворивших для будущих гостей нужный минимум цивилизационных благ. Все было исполнено в точности, так как этого и требовал Попов: и длинный стол под навесом с врытыми в землю скамейками, и деревянный причал, уходящий в озеро метров на пять, и другое, столь же необходимое место на две посадочных персоны. Придирчиво все осмотрев Попов остался доволен.

— Молодец, Семен! Все в ажуре. Ну а рыба то в озере есть?

Астахов чуть усмехнулся и, почесав бороду, сказал: — Ну, если сомневаетесь, то на уху из хариуса приглашать не буду. Все равно не поверите что не из скумбрии в томатном соусе.

От подобного искушения Виктор Николаевич отказаться не смог, и хотя очень спешил, но отобедать не отказался. Уже в самом конце пиршества Астахов спросил у него:

— А кто такой этот Золотов? Что, большая шишка?

Попов чуть не подавился очередным куском нежной таежной форели. С усмешкой взглянув на своего личного «егеря» он удивленно покачал головой.

— Ну, брат, ты даешь! И я, и они, — он ткнул ложкой в сторону собирающих инструмент рабочих, — и даже ты, все мы работаем на этого дяденьку. Торгует он чем угодно: нефтью, лесом, золотом. Сейчас вот до алмазов добрался. Еще два года назад он оценил всю перспективность нашего месторождения и откупил концесси на его разработку. По итогам прошлого года Золотов вошел в двадцатку богатейших людей страны. Он соответствует своей фамилии, все, к чему бы он не прикасался оборачивается чистым золотом. Темнота ты и тундра, Астахов, нельзя в наше время общаться с одними чукчами!

7
{"b":"38173","o":1}