ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отрок. Ближний круг: Ближний круг. Стезя и место. Богам – божье, людям – людское
Имитация страсти
Господин Дьявол
Медицина здоровья против медицины болезней: другой путь
Безмолвный крик
Кто остался под холмом
Размороженный. Книга 3. GoodGame
Где моя сестра?
Черная ведьма в Академии драконов
A
A

Но Силин-то был Нумизмат! Вначале у него отпали поездки по выходным на барахолку в Железногорск, затем походы по адресам с подозрением на хранение жильцами антиквариата. А когда Михаил понял, что из-за повседневной суеты он прозевал и не выписал памятную серию монет, посвященную тридцатилетию победы над Германией, то в семье произошла первая стычка.

Вскоре у Силиных родилась дочь, и тут окончательно проявился самый большой грех Натальи. Если раньше она еще как-то пыталась удивляться и восхищаться увлечением мужа, то с появлением этого орущего красного комочка жена абсолютно перестала восторгаться как коллекцией мужа, так и им самим. А Силину подобное уважительное отношение было нужно как воздух астматику, как доза наркоману.

Но и Наталья не смогла стерпеть, когда поняла, что главное в жизни мужа не она с дочкой, а все те же проклятущие монеты. Пару месяцев конфликт тлел, вспыхивая короткими словесными стычками, но когда Силин вбухал большую часть зарплаты в очередное свое пополнение монет, случился грандиозный скандал. Вопрос жена поставила ребром: "Или я с дочкой, или эта твоя дурацкая коллекция!"

"Никуда не денется, живой человек все-таки дороже какой-то пригоршни монет," -- рассуждала Наташка в кругу своих поддакивающих подруг.

Но фанатика понять трудно, тем более с невысокого, женского, шестка. Силин ушел из семьи не только с легкостью, но и с радостью. Наташке он оставил все: квартиру, обстановку, забрал только носильные вещи, раскладушку, да Ее Величество Коллекцию. Вот такая история была за плечами двух случайно встретившихся осенним вечером людей.

-- Что это ты, Силин, на бар пялишься? -- с вызовом в голосе спросила Наташка. -- Решаешь, не зайти ли кутнуть? Да куда тебе, cкорее удавишься! Вот сколько ты лет в этой своей куртяге ходишь? -- она подцепила пальцем клапан нагрудного кармана. -- Лет десять, не меньше?

-- Ну и что, она еще ничего, -- сухо отозвался Михаил. -- А ты что в наших краях делаешь?

-- В каких это "ваших краях"? Ты же, вроде, все в своем тупике живешь? -удивилась Наташка.

-- Ну и что, тебе-то вообще надо с другого конца города переться.

-- А я работаю здесь, -- она кивнула в сторону бара. -- Поваром.

-- Все, значит, поваришь? -- спросил Силин, лихорадочно размышляя о том, как бы использовать это случайное стечение обстоятельств в своих целях.

-- Я-то поварю, а вот у тебя, говорят, всю твою коллекцию сперли. Правда, что ли?

-- Ты-то откуда знаешь? -- Силин насторожился, все-таки Наташка работает у Гарани, да и коллекцию его она прекрасно знала.

-- Сорока на хвосте принесла, -- засмеялась в ответ бывшая супруга Нумизмата. -- Так тебе и надо! Всю жизнь угрохал на эти железяки, а теперь -все! Кусай локти!

-- А ты, конечно, рада? -- не удержавшись, со злобой в голосе огрызнулся Силин.

-- Естественно, Бог все видит. -- Наташка зло и коротко рассмеялась. -Бывай, придурок!

Нумизмат смотрел вслед уходящей женщины. По фигуре она осталась все такой же, ни поправилась, ни похудела, даже при своей колоритной профессии. Но вот у глаз уже морщинки, морщинки и под глазами, кожа покраснела и потеряла свежесть. "Как я мог тогда в нее втюриться? Хорошо, хоть вовремя развязался", -- с облегчением подумал Михаил.

А Наталья тоже думала о Силине. Столько лет прошло, а она и жалела его, и ненавидела. Для второго у нее было больше оснований. Какая красивая могла получиться у нее в свое время семья и жизнь! Здоровый мужик, не курит, не пьет, такая редкость, при этом золотые руки и денег огребал много. Она одних алиментов на дочь получала двести рублей -- это было больше, чем собственная зарплата. Наташка, конечно, так и не поняла, в чем смысл всего этого накопительства, но знала, что для Силина значит его коллекция. А теперь стоит вот одинокий, как побитый пес, и в душе, и рядом ничего. Единственная связывающая их нить порвалась давно. Дочка умерла в три года. Наташка тогда ушла в жуткий запой, а вот Силин обрадовался -- отпала необходимость платить алименты. Еще двести рублей для пополнения коллекции.

Наталья еще не дошла до двери, когда к бару подкатила длинная, приземистая красивая машина с изысканно зализанными формами. По Свечину моталось много иномарок, но такую Нумизмат видел впервые. Первым из автомобиля вылез среднего роста, но весьма плотного сложения парень, одним цепким взглядом он окинул все вокруг и лишь затем открыл заднюю дверцу машины. Интуитивно Силин понял, что это и есть нужный ему человек, Анатолий Гаранин, владелец сети магазинов, ларьков, этого вот бара, а по совместительству еще и глава мощной организации рэкетиров, подмявшей под себя городские торговые структуры.

Лица его Михаил не увидел. Перед его взглядом предстал рослый, расплывшийся в талии человек с жирным загривком и небольшой конусообразной головой, украшенной поджатыми волчьими ушами без мочек. Прическа у Гарани была в точности как у его телохранителя -- коротко постриженный ежик, только седой. Проходившая мимо Наташка радостно приветствовала хозяина своим звонким голосом:

-- Добрый день, Анатолий Егорович!

Гараня не поленился поздороваться с обычной поварихой кивком головы, потом добавил еще что-то словами, отчего Наташка заливисто засмеялась и первая прошла в дверь бара.

Нумизмат по-прежнему не видел лица этого человека. Но и одна тяжелая, косолапая походка владельца "Золотого бара" говорила о нем много, если даже не все. Дядька был прав, этот человек в своей жизни видел больше плохого, чем хорошего, больше тяжелого, чем радостного. Гараня по жизни не шел, он проламывался сквозь нее как крушащий вражескую оборону танк. Его многие пытались остановить: государство, милиция, своя лагерная братва. Его множество раз били и морально, и физически, неоднократно пытались убить. Такой человек не привык к сантиментам, и идти просить у него: "Отдай коллекцию, Христа ради!" действительно было и глупо, и смешно.

Гараня прошел в бар, и Силин так и не увидел лица своего врага. Снова принявшийся накрапывать дождик плеснул в лицо Нумизмату освежающую порцию воды, и он понял, что чересчур долго торчит на пустыре. Со своей заметной фигурой он выглядел словно пугало на осеннем огороде. Развернувшись, Михаил торопливо пошел к дому.

11
{"b":"38177","o":1}