ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Я приехала из Тобольска с ходатайством о предоставлении мне пенсии по поводу погибшего в Крымскую кампанию сына, -- заученным тоном отозвалась женщина.

-- Ваш сын находился в Севастополе? -- слегка смягчив голос, спросил квартальный.

-- Нет, он сражался в войсках светлейшего князя Меньшикова. Погиб в бою.

-- В каком чине?

-- Поручик от артиллерии.

-- Выражаю вам свое соболезнование, -- склонил голову Обухов, впрочем, не сняв при этом фуражки. Затем он машинально, по привычке, сделал два шага влево, затем прошел назад и, только выдержав паузу, протянул Соболевской странную монету.

-- Скажите, сударыня, откуда это у вас?

Лицо женщины дрогнуло, но ответила она так же твердо, хотя по-прежнему тихим голосом.

-- Эту монету подарил мне муж мой, Соболевский Алексей Александрович, еще будучи моим женихом.

-- Подобные монеты не имели хождения в Российской империи. И императора Константина Первого, изволю вам напомнить, не было.

-- Да, я знаю. Как мне объяснял покойный муж, подобных монет было отпечатано всего несколько экземпляров. Произошло это в период междуцарствия, после смерти Александра Благословенного и воцарения Николая Павловича. В это время Алеша служил в Министерстве финансов чиновником по особым поручениям, -- Соболевская торопливо открыла небольшую дамскую сумочку, обшитую мелким вытертым бисером, и протянула квартальному сложенный вчетверо листок. -- Это собственноручное объяснение Алексея Александровича о том, как к нему попала монета.

Обухов быстро прочитал листок, задержал взгляд на подписи Соболевского и положил бумагу на стол.

-- Как же вы после этого очутились в Тобольске? -- спросил он.

-- Алешу перевели сначала в Сызрань, ну а потом уже в Тобольск, управляющим государственного банка, -- пояснила Соболевская.

Обухов удивился.

"В такие места обычно отправляют за провинность. Карьера явно шла вниз. И зачем она хлопочет о пенсии за сына, ведь банкир даже в Тобольске как минимум на два чина выше в табели о рангах, чем поручик артиллерии? У его семьи и пенсия должна быть выше."

-- Мой муж умер в пятидесятом году, -- как-то поспешно добавила женщина, и это отнюдь не развеяло недоумения Обухова.

-- Меня заинтересовала эта вещичка, -- квартальный надзиратель покрутил в пальцах монету. -- Ваше счастье, что она попала именно ко мне. Любой другой полицейский чин просто бы завел дознание по столь необычному случаю. А оно могло кончиться плохо, вплоть до заведения дела о распространении фальшивых государственных знаков.

Обухов значительно посмотрел на вдову. Соболевская явно растерялась, лицо ее побледнело. Она никак не думала, что дело может повернуться подобным образом. Как раз на такую реакцию и рассчитывал чрезвычайно опытный в психологии квартальный. Сделав традиционных два шага влево и вернувшись на место, он нанес свой главный удар:

-- Я могу предложить вам за эту монету тридцать рублей ассигнациями.

-- Всего лишь?! -- вырвалось из уст вдовы. -- Но Алеша говорил, что она стоит гораздо больше. Я рассчитывала ее продать хотя бы рублей за... триста.

Обухов засмеялся. Делал он это тяжело, равномерно. У квартального даже лицо побагровело, перед глазами поплыли яркие извивающиеся светлячки, в голову ударил прилив крови, что с ним частенько случалось в последнее время. Отсмеявшись, он вытащил из внутреннего кармана шинели портмоне и положил на стол перед Соболевской три десятирублевых банковских билета.

-- Берите, это все, что могу вам предложить.

-- Но хотя бы еще сто рублей! -- умоляющим тоном попросила вдова. -- У меня не осталось в столице ни друзей, ни родных. А мне жить в Санкт-Петербурге еще как минимум два месяца, я уже и кольцо обручальное заложила в ломбард, последнюю память о муже.

Обухов отрицательно покачал головой:

-- Увы, ничем не могу помочь. Желаю удачи в делах, мадам!

Квартальный сделал под козырек, отвернулся и вышел из комнаты, скользнув цепким взглядом по фигуре Сычина, еле успевшего отскочить от замочной скважины. Полицейский сделал два шага вперед, но затем обернулся к старику.

-- А ты, милейший, запомни: три покойника за неделю -- это слишком много! У тебя меблированные комнаты, а не лазарет. Смотри мне!

Произведя это внушение, Обухов покинул столь нелюбимое им заведение, пробормотав на ходу:

-- И все-таки здесь воняет лошадьми.

А Сычин, проводив квартального взглядом, разогнулся, стер с лица угодливую улыбку и без стука вошел в двенадцатый номер.

В тот же вечер Обухов, облаченный в домашний халат, при свете шести свечей разглядывал в большую лупу свое приобретение. Позаимствовав у вдовы аптекаря медицинские весы, он уже убедился, что вес монеты соответствует выбитому номиналу. Удивило квартального, что на гурте монеты также присутствовала соответствующая надпись. В купленном у той же вдовы Косинского каталоге Шуберта про это ничего не было сказано. Но вглядываясь в четко прорисованный профиль Константина, изображение орла, расположение цифр и букв, Обухов снова и снова убеждался, что это подлинник, а не кустарная подделка. За этим рублевиком явно просматривался Санкт-Петербургский монетный двор.

Отложив, наконец, монету в сторону, Михаил Львович откинулся на спинку стула и довольно улыбнулся. Приятное ощущение редкой удачи переполнило его душу благостной расслабленностью.

"Жалко, что поляк не дожил до этого дня, -- подумал полицейский о Косинском. -- Вот бы я утер ему нос. Впрочем, я и так перекупил его коллекцию. Тридцать старинных монет за пятьдесят рублей, весьма по-божески. Надо бы еще навести справки про этих Соболевских -- нет ли тут какого подвоха".

В архив он сумел выбраться лишь через три дня. Подвернулась необходимость навести справки об одном попе-расстриге из Тобольска, задержанном в трактире за редкостное буйство с членовредительством. В этот же запрос Обухов вписал и Соболевского, а зная о сроках прохождения подобных бумаг в канцеляриях, квартальный в архив отправился сам. Имел он там кое-каких старых знакомых, так что тем же вечером опять у себя на квартире Обухов перечитывал полученную справку: "Коллежский асессор Соболевский А.А. за растрату государственных средств отдан под суд и лишен всех званий и чинов. Умер в тюрьме во время дознания по причине слабого здоровья, подорванного постоянным пьянством. Сын означенного Соболевского обучался в кадетском корпусе за казенный кошт. Выпущен из училища в 1854 году в чине подпоручика."

25
{"b":"38177","o":1}