ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не менее грандиозное впечатление производил и кабинет Зубанова. По преданию, за большим дубовым столом сиживал последний железногорский градоначальник. В комнате имелось пять часов, но из них шли только одни, напольные, в рост человека, из черного дерева, с мерно покачивающимся круглым латунным маятником. Загромоздившие очень большую столешницу подсвечники, статуэтки, чернильница в форме Амура, держащего сосуд с вином, не произвели на Силина впечатления. Зато старинные книжные шкафы с редчайшими книгами по искусствоведению и нумизматике заставили Михаила забыть о том, ради чего он сюда пришел.

Ну, а в углу, у окна, стояло старинное бюро, лишь взглянув на которое, Нумизмат понял, что именно там Зубанов держит свою коллекцию.

"Может, и моя тут," -- подумал Михаил.

-- Ну-с, так что вы можете мне предложить? -- спросил хозяин, открывая ящик стола и доставая большую лупу. Для Юрия Пахомовича, как и для Силина, нумизматика являлась единственной страстью. Женщины его не волновали, экскурсовод не пил и не курил, сбором старинной мебели занималась его жена, благо детей им Бог не дал, собак они не держали, а деньги в семье водились немалые. В радостном предвкушении нового приобретения Зубанов поднял голову и увидел то, что меньше всего ожидал увидеть: черный зрачок дула пистолета. 3. ПОСЛЕДНЯЯ ОШИБКА ЭКСКУРСОВОДА.

От лица хозяина дома начала медленно отливать кровь.

"Вот влип! -- подумал он. -- Неужели им уже донесли о ресторане?"

Язык экскурсовода, самый послушный и боевой орган, на какое-то время перестал повиноваться ему. А Силин молчал. Интуитивно он тянул паузу, как совсем недавно в баре. Лишь когда бледный человек в красном шелковом халате с золотым драконом откашлялся, а потом спросил сиплым голосом: "Что вам надо?" -- только тогда Нумизмат задал свой главный вопрос:

-- Где коллекция?

-- Какая коллекция? -- изумился Зубанов.

-- Моя коллекция. Только не надо врать. Ее привезли сюда, в эту квартиру, где она?

Лишь теперь экскурсовод понял, с кем он имеет дело. "Боже мой! -подумал Юрий Пахомович. -- Это же Силин! Без бороды я его не узнал!"

Сейчас он, скорее, согласен был на то, чтобы перед ним появился черт с рогами, а не Михаил Силин.

-- Так где моя коллекция? -- снова повторил Нумизмат.

-- Ее у меня нет. Была, была у меня, не скрою. Мне ее привезли в таком... разобранном виде. -- Экскурсовод сопроводил эти слова округлым жестом своих маленьких, холеных ручек. -- Попросили все разобрать, систематизировать, составить каталог. Что, собственно, я и сделал. Забрали вашу коллекцию у меня буквально вчера. Признаться, хорошо заплатили.

Хотя Силин по-прежнему держал в руках пистолет, Юрий Пахомович, как ни странно, успокоился. Все-таки это был не бандит с большой дороги, а свой брат-коллекционер.

"Поговорим и разойдемся с миром," -- решил он.

-- А вы, что же, не понимали, что принесли краденое? Сегодня меня грабанули, завтра вас, так и будем все это покрывать? -- Силин пытался говорить спокойно, хотя его душила дикая злоба. Только вчера, еще вчера коллекция была здесь, в этой квартире! Начни он поиски чуть раньше -- застал бы ее, вернул назад!

-- Ну почему, я догадывался, что она, того... Но понимаете, у них были такие лица... -- Зубанов сделал странный жест руками, словно пытался надставить себе плечи, -- что отказаться было невозможно.

-- Сколько их было?

-- Привезли двое, а потом эти же двое и забрали. Крепкие такие парни, короткие стрижки... по-современному.

-- Ну хорошо, -- допытывался Силин. -- Крепкие парни, а кто заказчик? Кто стоял за ними?

-- Не знаю, они не представились ни в первый раз, ни в свои последующие визиты.

-- Ты же говорил, что они всего два раза приезжали?! -- повысил голос Михаил.

Он чувствовал, что эта скользкая сволочь что-то скрывает, уж слишком у экскурсовода бегали глаза.

-- Ну да, как же... Через три дня они привезли планшеты и такое красивое бюро для них, из красного дерева, но в современном стиле.

Зубанов врал. Первый раз они явились к нему на работу. Один остался в коридоре, а в комнатушку, где Зубанов размещался с еще двумя музейными работниками, вошел один, невысокий, крепкого сложения парень с довольно симпатичным курносым лицом. Портила посетителя короткая стрижка, придававшая его лицу некую свирепость, а также извечная привычка жевать жвачку, на дух не переносимая экскурсоводом. Слава Богу, что в комнате в тот момент, кроме Юрия Пахомовича, не было никого, ибо парень начал разговор без лишних предисловий.

-- Вы Зубанов? -- спросил он.

-- Д-да, я, -- признался тот, с опаской рассматривая незнакомца. -- А что вам нужно?

-- Вы являетесь... -- тут парень споткнулся, вытащил из кармана кожаной куртки листок бумаги и почти по слогам прочитал: -- ответственным секретарем Общества нумизматов?

-- Да, верно, я занимаюсь этим на общественных началах.

-- Скажите, -- парень все в той же развязной манере плюхнулся на стул, -у кого в нашем городе самая клевая коллекция монет?

-- Какая? К-клевая? -- Зубанов даже поперхнулся от этого странного слова, произнесенного по адресу чудной науки, почти искусству.

-- Ну большая, дорогая, какие еще могут быть! -- Парень заерзал на стуле от нетерпения и отсутствия нужных слов для разговора с этим туповатым профессором.

-- Смотря по каким параметрам. Многие собирают узкоспецифические коллекции, например, Россия до 1917 года, или наоборот, только иностранные монеты. А вы, что же, желаете сразу приобрести большую коллекцию?

-- Ну да... в некотором роде приобрести, -- в глазах бандита, а Зубанов уже не сомневался, с кем имееет дело, мелькнула явная издевка. Это была толька искра, но хитрый экскурсовод понял все. Кому-то понадобилась хорошая коллекция монет, сразу и целиком. Отказываться дать адрес нельзя, это выйдет ему боком. Но и сдавать своих друзей, напарников по увлечению, ему тоже не хотелось. Свои, они и есть свои, не дай боже что пронюхают, репутация его погибнет навсегда. Надо было придумать что-то другое. И тогда Зубанов вспомнил свечинского отшельника. Из железногорских коллекционеров его собрание видел только сам Щербенко, мэтр и глава общества. Он специально ездил к Силину года три назад и вернулся в полнейшем восторге. Покопавшись в записной книжке, Юрий Пахомович дал адрес Силина, считая, что для него на этом все закончилось.

29
{"b":"38177","o":1}