ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Мне порекомендовали вас как самого известного в столице нумизмата, -начал разговор Дергунов.

-- Ну почему же, есть люди куда более известные, например барон Кане или Великий князь Георгий Михайлович. Но я действительно один из соучредителей Санкт-Петербургского археолого-нумизматического общества, -- не без гордости закончил Андриенко.

-- К сожалению, ни барона Кане, ни Великого князя в столице сейчас нет, -- сказал саратовский гость, а затем перешел к делу: -- Полгода назад здесь, в Санкт-Петербурге, умер мой дядя по материнской линии, Обухов Михаил Львович. В наследство он мне оставил квартиру и кое-какие достаточно скромные сбережения. Среди разного рода имущества имелась и небольшая коллекция монет...

Профессор насторожился. Он знал практически всех коллекционеров столицы.

-- Простите, как фамилия вашего дяди? -- переспросил он.

-- Обухов, Михаил Львович.

-- Не припомню такого, -- признался Андриенко.

-- Ну, это понятно, коллекция небольшая, всего-то монет тридцать. К тому же он последние десять лет жутко болел, практически не выходил из дома. А года за три до смерти совсем лишился речи и движений. Так вот, я значительно поиздержался за время проживания в столице и решил продать эти монеты. Они мне, знаете ли, ни к чему. Почти все я сдал антиквару Генрихту, но эту монету он взять не решился, посоветовал отнести к вам на консультацию.

Андриенко кивнул головой. Он хорошо знал старого Генрихта, Франц мог послать к нему только с очень редкостной монетой, в истинности которой сам старый немец сомневался.

-- Дядя мой также выделял эту монету из всей коллекции, даже поместил ее в отдельный футляр, -- заметил Дергунов, подавая хозяину дома черную коробочку.

Пока Александр Фомич искал в ящике стола лупу, молодой человек из внутреннего кармана сюртука достал средних размеров тетрадь в черном коленкоровом переплете и положил ее на край стола.

-- А тут изложена вся история этой монеты, -- пояснил он.

Достав из коробочки монету, профессор несколько секунд разглядывал ее, затем изменился в лице и, подойдя к окну, пошире распахнул бархатные портьеры. Пока он при свете дня внимательнейшим образом исследовал раритет, забытый им гость с видимым любопытством наблюдал за поведением старика, при этом словно решая про себя и еще какую-то сложную математическую задачу.

Наконец Андриенко вернулся за стол, отложил в сторону очки и, огладив рукой свою седую бородку клинышком -- знак явного волнения, спросил:

-- Откуда это у него?

-- Все записано в тетради, я же вам говорил. Можете не сомневаться, монета подлинная.

С полчаса Андриенко внимательно читал тетрадь, затем отложил ее в сторону.

-- Поучительная история. Если это действительно так, как здесь изложено... Сколько вы хотите получить за монету?

-- Пять тысяч рублей серебром.

Профессор с удивлением посмотрел на уроженца Саратова.

-- Вы не шутите? Это же целое состояние.

-- Вот именно поэтому я к вам и пришел. Вы ведь самый богатый из коллекционеров.

Андриенко коротко глянул на Дергунова, высоко поднял брови и хмыкнул.

"А он не так прост, как кажется".

Да, жирные полтавские черноземы Андриенко удачно соединились с капиталами конезаводчиков Финогеновых, и пять тысяч рублей не составили бы большой суммы для старого ученого.

-- А почему вам нужно именно пять тысяч, а не три или десять? -- не удержался и полюбопытствовал нумизмат.

-- Признаться, я еще в Саратове пробовал заняться коммерцией, но прогорел, а тут и в карты проигрался, что сами понимаете, долг чести. Так что до вторника мне надо срочно достать деньги.

-- Хорошо, я согласен, -- откладывая в сторону и тетрадь, и коробочку с монетой, сказал Андриенко. -- Но с одним условием. Я все должен хорошенько изучить. Эта монета для нас пока что "терра инкогнита" -- земля неизвестная. Мы очень мало знаем о том, как она была создана и почему. Лишь немногие видели существующие экземпляры. К тому же сейчас в доме просто нет таких средств, а в воскресенье банк не работает.

-- Да, я знаю. Но вы можете мне дать некий задаток? Хотя бы пятьсот рублей ассигнациями?

Чуть поразмыслив, старый коллекционер решил, что игра стоит свеч. Даже если монета и окажется подделкой, то хорошая подделка тоже стоит таких денег.

-- Хорошо, вы их получите.

Он позвонил в колокольчик и сказал вошедшему Мирону:

-- Принеси, голубчик, пятьсот рублей и отдай вот этому господину.

Пока слуга ходил за деньгами, Александр Фомич с задумчивым видом листал черную тетрадь. Потом он спросил:

-- А почему же вы, молодой человек, не оставили своей записи? Должны оставить.

Тут Дергунов, первый раз за беседу, смутился:

-- Понимаете, господин профессор, я постеснялся. Почерк у меня, знаете ли, не соответствует красоте предыдущих записей. Не дал мне господь такого дара.

-- Здесь не дар нужен, а усидчивость, -- вздохнул Андриенко и пододвинул тетрадь к Дергунову.

-- Ну хоть автограф оставьте на память потомкам.

-- Вот это с удовольствием, -- согласился молодой хват и долго, старательно выводил свою подпись в тетради.

Как раз вернулся Мирон, отдал деньги гостю. Тот их быстро пересчитал, сразу повеселел и откланялся.

-- До вторника, господин профессор. Расписки о передачи монеты я не требую. О вашей честности по Петербургу и так легенды ходят.

Андриенко смутился. В отношении чести старик действительно был педант, в молодости даже дважды дрался по этому поводу на дуэли.

Проводив молодца до двери кабинета, Алесандр Фомич вернулся за стол, по пути успев поморщиться. В комнате остался стойкий запах цветочного одеколона. Но через минуту профессор уже забыл о нем. Он вытащил из книжного шкафа несколько солидных фолиантов, а из бюро пару планшетов с наградными и памятными медалями, монетами и жетонами Николаевской эпохи. Долго и тщательно Андриенко сравнивал свое новое приобретение с этими своеобразными памятниками старины и все более убеждался в подлинности монеты.

-- Без сомнения, рука художника Рейхеля, -- бормотал он себе под нос, разглядывая в лупу полученное богатство, -- совсем как на портрете императора Александра на памятном жетоне с сельхозвыставки в Хельсинки. Или хотя бы вот эта памятная медаль ко дню рождения императора. Хотя... это может быть даже работа Лялина.

34
{"b":"38177","o":1}