ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бураев откинул наброшенный на колени плед, жена его вскочила, хотела закричать, но не успела.

Дремавший за дверью в кресле Пантелей услышал три резких частых револьверных выстрела и чуть попозже -- еще один... 10. ПО ШПАЛАМ.

Приткнувшийся в самом углу вагона электрички Силин долго усмирял нервную дрожь. Он пытался выкинуть все случившееся из головы, но секунда за секундой опять и опять память выкидывала в воспаленный мозг сцены бойни в Хлебном переулке. Электричка мерно следовала своим маршрутом, останавливалась и трогалась снова, народ в вагоне менялся, как приливы и отливы в море, а Нумизмат не замечал ничего на свете. Из этого состояния его вывели три человека в камуфляжных куртках. Один из них что-то сказал, но видя, что пассажир не реагирует на его вопрос, тронул его за плечо.

Силин поднял глаза и, увидев камуфляж, мгновенно запаниковал.

"Милиция!" -- пронеслось у него в мозгу. Парень что-то спрашивал у него, но Михаил не понимал. Он чуть было не выдернул из кармана пистолет, но в последний момент вспомнил, что в обойме "Макарова" не осталось ни одного патрона. И тут до него дошло, что просто-напросто просят предъявить билет.

-- А-а... у меня нет билета, -- несколько заторможенно отозвался Нумизмат, с трудом разжимая пальцы вокруг рукоятки пистолета.

-- Платите штраф, -- хмыкнул довольный контролер, поглядывая на своих коллег. -- Куда едете?

-- До конечной, -- все тем же вялым тоном признался Михаил.

-- Из Железногорска?

-- Да. Сколько с меня?

-- Стоимость билета плюс штраф. Или выходите.

-- Нет, я заплачу. Сколько?

Достав из кармана деньги, Силин расплатился и снова забился в свой угол. Уже в тамбуре один из контролеров сказал:

-- А здорово дяденька ширнулся!

-- Ширнулся? -- удивился другой. -- Я думал, он пьян.

-- Не-а, ни капли не пахнет. "Нарком внутренных вен".

А Силин никак не мог успокоиться. Эта глупая сцена с контролерами вернула его на землю и показала, насколько он беззащитен. Нумизмат уже привык, что в любой момент может пустить в ход оружие, и сейчас, без патронов, он чувствовал себя голым и слабым.

Доехав до конечной остановки, Силин понял, что попал в капкан. Городок, в котором он очутился, был еще меньше Свечина, электричка, идущая на запад, отправлялась только утром. Проторчав с полчаса в пустом зале ожидания, Михаил почувствовал себя более чем неуютно. Его рост, разбитая губа со свежезапекшейся кровью -- все привлекало внимание редких пассажиров и персонала. Тщательно проштудировав расписание поездов, Силин вышел из вокзала и, побродив по городу битых три часа, вернулся смертельно замерзшим.

-- Девушка, билеты до Москвы на проходящие поезда есть? -- спросил он у скучающей кассирши. Оторвав глаза от любовного романа, та простучала по клавишам компьютера и, не глядя на Михаила, ответила:

-- Один билет в мягком вагоне. Берете?

-- Да, конечно, -- заторопился Нумизмат, подавая деньги и паспорт.

Через полчаса он уже качался на второй полке скорого поезда, во весь опор летящего к столице. Пару минут он еще думал о том, что сейчас творится в Железногорске, вычислили ли его причастность к убийству Чалого или нет, но потом смертельная усталость плавно перетекла в безразличие, и Силин на какое-то время обрел покой.

Вряд ли он спал бы спокойно, если бы знал, что все правоохранительные силы страны усиленно ищут "свечинского маньяка". Эту кличку ему дали в родном городе, хотя Филиппов предлагал другое прозвище для своего подследственного -- Нумизмат. Но для городского начальства оно показалось слабоватым, особенно после жесточайшего убийства Жучкова. Сам Филиппов получил хороший нагоняй, но вскоре после убийства антиквара был командирован в Железногорск, как человек, наиболее хорошо знавший Силина. Созданная в областном центре спецгруппа должна была заниматься только делом Силина. Именно Филиппов первый сформулировал мотивацию всех преступлений Нумизмата:

-- Похоже, он идет по следу своей чертовой коллекции.

-- Да, -- со вздохом согласился его железногорский коллега Николай Ефимов, глава группы. -- Жена Зубанова показала, что последние две недели покойный активно занимался монетами. К сожалению, увозили и привозили коллекцию без нее, так что она не видела ни людей, ни машины. Хотя пацаны со двора утверждают, что это был черный джип "чероки".

-- У нас в городе их штук двадцать, не меньше, самая популярная машина среди братвы, -- заметил оперативник, старый и опытный Федор Макеев. -- Кто из бандюг замешан в этом деле?

-- Ну, это вам Силин скоро сам подскажет, -- философски спокойно предсказал Филиппов.

За то время пока Силин выслеживал Чалого, все как-то немного успокоилось. Кое-кто из следственной группы даже предположил, что "свечинский маньяк" покинул Железногорск. Макеев почти было вычислил Чалого как предполагаемого похитителя коллекции, а значит, и следующей потенциальной жертвы Нумизмата. За шефом местной мафии предложили было установить наблюдение, но тут все карты сыскарям спутал расстрел Силиным местного "Гитлерюгенда". Та девица все-таки осталась жива и даже описала приметы убийцы. Баллистическая экспертиза подтвердила, что стреляли из пистолета Жучкова, и это озадачило следственную бригаду.

-- Что же он, просто так по ним палил, безо всякой причины? На Силина это не похоже, -- больше всех недоумевал Филиппов. Он и представить себе не мог, что того Силина, которого он знал, рационалиста и зануды, давно нет. Есть зверь, подчиняющийся только своим прихотям и инстинктам.

Оперативники начали проверять связи покойного "Адольфа" и его друзей, появилось предположение, что кто-то из них замешан в похищении коллекции или ее сбыте, но тут грянула бойня в Хлебном переулке. Убийство Чалого расставило все по своим местам. Силин чудом проскочил в увезшую его электричку, спустя две минуты выходы из города были перекрыты. Предполагалось, что Нумизмат еще в Железногорске, усиленные патрули милиции проверяли всех мужчин по единственному признаку -- высокому росту.

Выжила и "приманка" Силина -- Ниночка, еще раз подтвердив расхожее мнение, что у женщин, как у кошек, семь жизней. Шесть она израсходовала без остатка -- пролом черепа, обширное кровоизлияние в мозг. Но девушка, несмотря ни на что, упорно цеплялась за жизнь, приводя в изумление даже много повидавших врачей.

50
{"b":"38177","o":1}