ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Что-то случилось? -- спросил его Сергей, искоса поглядывая в сторону супруги.

-- На прошлой неделе точно такая же "газель" пропала между Пермью и Кировом. Теперь проверяем все похожие машины.

-- А вообще-то много исчезает машин? -- задавая этот вопрос, Сергей как бы ненароком глянул в сторону выглядывающей из кабины жены: выражение ее лица не предвещало ничего хорошего, еще секунда, и она сдаст своего необычного спасителя.

-- Кроме "газели", в этих местах пропали еще четыре легковых автомобиля. Это только за последние полгода.

Инспектор жестом остановил еще одну "газель" и поспешил к ней. Сергей, сев за руль, покосился в сторону Марины. Та молчала. Слова, сказанные представителем власти, подействовали на нее сильнее, чем все увещевания мужа.

Отъехав пару километров от поста, Сергей остановил машину, заглянул в кузов и позвал своего нежданного попутчика.

-- Эй, как вас там! Вылазьте.

На его зов никто не отозвался, лишь прислушавшись, Сергей различил храповидные рулады, доносящиеся из глубины фургона.

-- Знаешь, а он спит, -- с удивлением доложил шофер своей половине.

-- Спит?! -- удивилась она. -- Там же холодно.

-- Ну, а ему, значит, нет, -- ответил Сергей, включая первую скорость.

И машина понеслась дальше в ночь, в темноту и неизвестность.

Усталость Нумизмата была столь велика, что он проспал до самого утра. Когда же проснулся, его "Командирские" показывали восьмой час, рассвет чуть брезжил, в кузове было темно, и Силин не сразу понял, где он находится. Лежать было жестко, пробирал холод. Пошарив руками вокруг себя, Нумизмат наткнулся на какие-то ящики и вспомнил все, что случилось вчера. Машина, к его удивлению, стояла, хотя где-то совсем рядом гудела моторами оживленная автострада. Нашарив в ногах у себя термос, Михаил не отказал себе в удовольствии допить уже теплый кофе, и задумался над тем, что ему делать дальше.

То, что молодожены не выдадут его, Нумизмат понял еще вчера, прослушав разговор Сергея с гаишником. Значит, впереди его ожидала Москва. А ведь совсем недавно ему казалось, что не видать ему первопрестольной как своих ушей...

На пепелище деда Дмитрича Силин провел три дня. Честно говоря, он сильно устал, оголодал и не смог сразу оторваться от убогого минимального уюта заброшенной деревеньки. Жил он все в той же баньке, питался вареной картошкой. Тщательно обшарив дома, он нашел полпачки соли и коробок с десятком спичек. Столетней давности, они тем не менее исправно разгорались, обеспечивая Михаила теплом и едой. Раз Нумизмат даже устроил себе банный день, использовав до конца обмылок, оставшийся ему в наследство от почившего хозяина.

С трудом расставшись с обжитым местом, Нумизмат шел по тайге еще два дня, тщетно пытаясь выйти к железной дороге. Уже давно он осознал, насколько опрометчиво поспешил, отдалившись от "кровеносных сосудов" России. Просто поддался панике, не рассчитал истинные пространства своей страны. Теперь он чаще всего шел по ночам, вдоль шоссе. Одежда Михаила пришла в ужасное состояние.

Куртку он порвал на боку, прыгая с поезда, джинсы превратились в грязные лохмотья, правый сапог нещадно пропускал воду. В таком виде даже в электричку соваться было смертельно опасно, все равно что добровольно сдать себя в руки правосудия. А тут вдруг кстати подвернулась эта парочка на "газели". Прошлым вечером он как раз отдыхал перед ночным марш-броском, использовав последнюю спичку, испек на углях остатки картофеля. Михаил доедал эту полусырую, сладковатую пищу, когда услышал, как где-то рядом скрипнули тормоза машины.

Сначала он следил за "газелью" из чувства настороженного любопытства. Потом, когда дела у ее хозяев пошли совсем плохо, Нумизмат бесконечно долго пробирался поближе к месту будущего убийства, стараясь ничем не выдать своего присутствия. Пожалуй, в первый раз он убивал с таким удовольствием. Это были нелюди, мразь, не имеющая право на существование.

Припомнив все, Силин подумал: "А почему все-таки машина стоит? Уж не бросили ли ее хозяева, испугавшись меня?"

Промаявшись в холоде еше минут пять, он начал выбираться из-за баррикады ящиков. Это оказалось не так просто -- Сергей замуровал его на совесть. Еле пробившись к заднему борту, Нумизмат с некоторым трудом освободил брезентовый тент и выбрался наружу.

Раннее утро еще не до конца рассеяло ночной мрак, отделив серый тон осеннего неба от более густого фона земли. Веяло сыростью, свежестью, острым запахом хвойного леса. Силина передернуло от озноба и отвращения. Таежной романтикой он был сыт по горло.

Оглядевшись по сторонам, он понял, что машина стоит в лесу, на небольшой полянке, а где-то совсем рядом, судя по звукам, проходит трасса. Обойдя "газель", Михаил заглянул в кабину. Сначала он даже испугался, ему показалось, что его благодетели мертвы, но потом понял, что они просто спят.

Еще больший испуг испытала Марина, в эту же самую секунду открыв глаза. Увидеть со сна такую небритую, закопченную рожу стоит многого. Девушка взвизгнула и, подпрыгнув на месте, кинулась на шею мужу. Тот же со сна ничего не мог понять.

-- А? Что?! -- заполошно спросил он, потом оглянулся в сторону Нумизмата, сначала тоже вздрогнул, но потом с облегчением вздохнул: -- Фу, чего ты меня пугаешь так? Это же наш попутчик.

Отодрав от шеи обмякшие руки жены, Сергей открыл дверь и вылез из кабины.

-- Доброе утро! -- спокойно поприветствовал он Силина, вздрогнул всем телом от утреннего холода и быстро убежал в лес по естественной надобности. Нумизмат же долго разглядывал себя в зеркало заднего вида. Недельная щетина, грязное, прокопченное лицо.

"Да, такого орла только и ждет мать-столица", -- вздохнув, подумал он.

-- Скажите, а как нам вас называть? -- спросил Силина вернувшийся Сергей.

-- По имени называйте, Михаилом, -- чуть подумав, решил Нумизмат.

-- Ну, а мы Марина и Сергей, Козловы.

-- Молодожены?

-- Ну, можно сказать и так, -- согласился Сергей, поглядывающий на появившуюся из кабины Марину. Та молча, не поздоровавшись, прошла мимо мужчин и скрылась в ближайшей ложбине, густо поросшей кустарником. Когда она вернулась, на поляне уже весело гудел походный примус. Нехитрый завтрак Козловы приготовили из "быстрорастворимой" лапши и кофе. К этому времени рассвело, и Силин снова, уже при дневном свете, рассмотрел обоих супругов. Сергей ему понравился: невысокого роста, шустрый, подвижный. Странная смесь мальчишеских повадок и мужской серьезности делала его даже забавным. Лицо водителя можно было назвать симпатичным, если бы не чересчур большой, лягушачий разрез рта.

58
{"b":"38177","o":1}