ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Обстановка, конечно, не очень, -- смущенно заметила хозяйка.

-- Да нет, ничего, в иных гостиницах бывает и хуже, -- подбодрил ее Силин, затем достал деньги и расплатился.

Надя ушла, но не успел Нумизмат раздеться и выложить на кровать свой немалый запас газет, как хозяйка снова постучала в дверь.

-- Пойдемте поужинаем.

На этот зов Силин откликнулся с радостью. Пустой желудок давно уже сигнализировал ему, что съеденные поутру пельмени переработаны на калории и отходы.

На обширнейшей кухне, где в прежние времена могли воевать как минимум семь кухарок, его поджидала большая тарелка дымящегося борща. Давно Силин не ел такой вкусной, а главное -- домашней пищи.

-- Очень вкусно, просто необыкновенно! -- похвалил он, расправившись с порцией.

Надя просто просияла:

-- Правда? Да вроде бы обычный борщ. Давайте я вам еще налью!

Михаил не смог отказаться от столь заманчивого предложения. Он съел бы и еще тарелку, но как-то застеснялся. В конце трапезы на кухне появился седой древний старик. Шаркая ногами, он подошел к плите и дрожащими руками попробовал налить себе в кружку воды из чайника.

-- Папа, вы что же, позвать не могли? -- коршуном накинулась на него Надежда. Налив чая, она проводила старика в одну из комнат. Силин немного удивился, и когда хозяйка вернулась, спросил ее:

-- Вы же говорили, что ваши родители умерли?

-- Мои -- да, а это отец мужа. Там еще и мать его лежит, не встает уже.

-- А детей у вас сколько?

-- Двое, сыновья-погодки. Восьмой и девятый класс. Сейчас на секции, ходят на это... не каратэ, а ногами там еще лупят...

-- Таэквандо?

-- Да, вроде. Приходят домой поздно, все в синяках, голодные как волчата, злые... Что из них вырастет, не знаю. Может, еще чайку?

-- Нет, спасибо. Если возможно -- чуть попозже.

-- Ну, отдыхайте. А я снова на вокзал схожу, может, еще постояльца найду.

Перспектива обрести соседа не очень обрадовала Силина.

-- Надя, я долго добирался до Москвы, тут еще весь день бегал как заводной, -- Михаил вытащил деньги. -- Вот вам еще столько же, и никуда не ходите.

Женщина явно обрадовалась.

-- Вот спасибо. Вы так меня выручили. Иногда после работы там целыми часами приходится стоять.

-- А вы еще и работаете?

-- Ну а как же, в поликлинике, медсестрой. С девяти до четырех.

Оставшись наконец-то один, Силин до позднего вечера штудировал прессу, иногда делая выписки на листе бумаги. Фамилия Балашова встречалась довольно часто, большей частью в официальной хронике. То он купил контрольный пакет акций, то участвовал в каком-то форуме "передовиков капиталистического труда", то встречался с заезжими банкирами. Часто она мелькала и в скандальной хронике. То Балашова подозревали в подкупе видного чиновника, то очередные торги госимущества прошли очень невыгодно для государства, зато очень выгодно для магната. Самые интересные статьи, а также фотографии Балашова Нумизмат аккуратно вырезал.

В девять вечера Силин включил телевизор и в программе "Время" еще раз смог полюбоваться на своего врага, участвовавшего во встрече банкиров с премьер-министром. В одиннадцатом часу ночи бесконечный коридор бывшей коммуналки заполнился гомоном голосов и грохотом снимаемой обуви.

-- Ма, есть давай! -- донеслось до Силина, и тот понял, что детишки вернулись с тренировки.

Несмотря на шум, Нумизмата незаметно сморило. Очнулся он от странного ощущения присутствия рядом чужого человека. Михаил рывком сел, уронив на пол лежавшие на койке газеты. В комнате он обнаружил хозяйку дома, явно испуганную такой реакцией постояльца.

-- Я только выключить телевизор... -- робко пролепетала она. Силин взглянул сначала на экран, равномерно показывающий что-то вроде стены песчаного карьера в сопровождении хора змей, затем на часы. Шел второй час ночи.

-- Уснул и не заметил, -- пояснил Михаил, растирая заспанное лицо.

Женщина как-то странно ежилась, прикрываясь руками, и Силин понял, что на ней только одна ночная сорочка на голое тело. Фигура у Нади была еще вполне в норме, в мягком свете электрических ламп пропали морщинки у глаз. Пахло от нее не то дезодорантом, не то духами, в этом Силин разбирался слабо, но очень приятно и возбуждающе. Другой на его месте бы просто протянул руку, и все... Но Силин всегда побаивался и не понимал женщин. После Наташки у него было несколько романов, но всегда при этом активную роль играли сами женщины. Пауза затягивалась, и Надя спросила:

-- Вас завтра когда разбудить?

-- Часов в семь, если можно.

-- Хорошо, я как раз тоже встану.

Надя ушла, Силин постелил себе, но потом еще долго лежал, ломая голову над тем, что же скрывалось за поведением хозяйки. А та тоже не спала, ругая себя за то, что позволила постояльцу о себе плохо подумать. Она действительно совершала последний обход дома и, заметив в комнате свет, хотела выключить и лампу, и телевизор. Но войдя в комнату, задержалась, рассматривая своего нового гостя. Она решила, что тот журналист -- везде газеты, вырезки, записи на столе. Потом ее привлек сам вид спящего мужчины. Силин чем-то неуловимо напоминал ей покойного мужа, такой же рост, похожая фигура. И на секунду Надю неумолимо повлекло к этому большому и сильному человеку. За это она сейчас и корила себя последними словами.

Утро у них выдалось не очень счастливое: ни тот ни другой толком не выспался, Надя все прятала глаза, но и Силин неожиданно для себя сделал странный шаг. Зайдя в ванную комнату помыться, он сбрил усы -- последнюю связь с прошлым. Увидев его в новом облике, Надя сразу забыла про свои мучения и ахнула:

-- Боже мой, зачем вы это сделали?!

Силин глянул на себя в зеркало и смущенно почесал висок.

-- Надоело, -- пояснил он.

Надю можно было понять. Силин с усами и без них был словно два разных человека. Последний раз он брил их перед армией, и все провожающие очень долго смеялись над ним. Без усов лицо Михаила принимало странное выражение хитроватого лукавства, и все из-за линии тонких, будто изломанных в ехидной усмешке губ. Лишь усы придавали облику Нумизмата необходимый компонент мужественности.

-- Надя, вы когда заканчиваете работать? -- спросил Силин, поглощая лапшу с одинокой сосиской.

68
{"b":"38177","o":1}