ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Хорошо.

-- Тогда записывайте телефон.

Продиктовав номер прораба, Силин уже спокойно занялся другими делами, мысленно прокручивая все возможные варианты развития событий. Он пытался предусмотреть все, второй попытки у него не будет.

Паршин и бригадир приехали уже в темноте. По довольному лицу рыжего Силин понял, что затея с билетами удалась.

-- Все, -- объявил Шалим за вторым ужином. -- Послезавтра в ночь мы отъезжаем.

-- С расчетом не продинамят?

-- Нет, деньги получим перед отъездом, все будет нормально.

-- А как Пашка, что будет с ним? -- тихо спросил Мирон.

-- Паршин сказал, что похороны он берет на себя.

Мирон молчал, но глаза его просто буравили бригадира. Тот понял и резко повысил голос:

-- Деньги я отдам семье! И его, и Димкины, можешь поехать со мной и удостовериться.

-- Ладно, побачим, як ты это сдилаешь, -- пробурчал по-прежнему мрачный Мирон.

Пока руководство ругалось, весь остальной контингент бригады уже охватило радостное возбуждение.

-- Послезавтра! Значит, через четыре дня я буду дома! Как подцеплю я за жопу свою Олеську! -- возбужденный Ренат под хохот мужиков обхватил руками что-то невидимое, но очень большое.

-- Да она, поди, себе уже другого татарина нашла!

-- Да что татарина, двух грузин!

Под хохот и шутки Ренат оскалил свои белоснежные зубы, похоже было, что он нисколько не обижается. После этого "морального допинга" мужики просто порхали по дому, забыв про годовую усталость. 8. ХВОСТАТЫЙ НАПАРНИК.

К следующему вечеру Силин продумал почти все детали своего плана. Теперь многое зависело от Нади. Нумизмат недаром назначил время звонка. В пять Паршин неизменно ужинал. Год назад его первый раз прихватил приступ язвы, и с тех пор он питался только диетическим супчиком и строго по часам.

Примерно в половине шестого прораб поднялся к Силину на чердак, тот второй раз покрывал мебельным лаком отделанные дубовым шпоном стены биллиардной.

-- Слушай, Михалыч, тебе какая-то женщина звонила, по-моему...

-- Надя? -- помог ему Силин.

-- Да.

-- Что ей надо?

-- Просила приехать, хотя бы на одну ночь.

-- А что случилось-то, не сказала?

-- Нет.

Силин изобразил задумчивое выражение лица и меланхолично произнес, словно беседуя сам с собой:

-- Опять, наверное, отец бузит. Алкаш он у меня. Тут полгода его вообще не было, потом заявился, хуже бомжа, все с чужого плеча. Я-то с ним быстро справляюсь, не церемонюсь. А вот Надя как-то его побаивается. Так что же мне делать?

-- Ну давай я тебя на ночь подброшу домой, а утром заберу. Работы осталось немного, без тебя сегодня управятся.

В девять часов вечера Паршин высадил Нумизмата недалеко от Казанского вокзала. Первым делом Силин отправился в продуктовый магазин. Тщательно осмотрев все витрины, он спросил молоденькую продавщицу:

-- Скажите, а какая колбаса дольше всего хранится без холодильника?

Девчонка удивленно посмотрела на пожилого, с ее точки зрения, человека, не знающего подобной ерунды, и чуточку свысока ответила:

-- Конечно, копченая. Вам в дорогу?

-- Да, дня на три.

-- Возьмите вот эту, -- показала продавщица на один из многочисленных ценников. -- Сырокопченую.

-- Дорогая, -- качнул головой Силин.

-- Зато гарантия, что не отравитесь.

Этот довод сломил въевшееся в кровь Нумизмата скупердяйство.

"Да, понос в моем деле равен самоубийству," -- подумал он и купил две палки твердой, как железо, колбасы. К концу экскурсии по магазину Силин обогатился еще большим батоном хлеба в полиэтиленовой пленке и пластиковой двухлитровой бутылкой минеральной воды. Как-то неожиданно для себя он приобрел еще и шоколадку, для Нади.

Выйдя из магазина, Силин вспомнил, что забыл купить еще одну нужную вещь. В сердцах сплюнув, он не стал возвращаться назад, а подойдя к первому попавшемуся на глаза киоску приобрел литровую банку компота. Содержимое ему было не нужно, и мягкие, приторные персики Нумизмат сжевал на ходу, вполне удовлетворившись самой банкой, а главное -- железной крышкой.

Оставалось последнее дело, самое неприятное и грязное. Не доходя до дома своей хозяйки, Силин свернул к ряду знакомых мусорных баков. Подобрав длинную палку, Михаил начал сосредоточенно ковыряться в чреве помойки. Среди редких прохожих эта картина не вызвала большого удивления. "Двуногие крысы" составляли сильную конкуренцию своим серым братьям. Зато самого Нумизмата едва не вывернуло от отвратительного запаха, но он упрямо продолжал поиски. В конце концов местное "поле чудес" обогатило его железным ведром без дужки и обрывком бельевой веревки метров пяти длиной. Полбатона найденного хлеба Михаил держал в руках двумя пальцами и, кажется, не собирался этот дар богов есть.

Со столь ценными приобретениями Силин спустился в подвал ближайшего дома. Вышел оттуда он примерно через полчаса, долго отряхивал с одежды паутину и при свете фонаря с озабоченным видом осмотрел кисть левой руки.

Шел уже двенадцатый час ночи, но Надя его ждала, сразу открыла дверь, а получив в подарок шоколадку, вспыхнула от радости как школьница. Она уже отвыкла от подобных знаков внимания.

-- Спасибо! Пойдемте на кухню, я еще не ужинала, вас ждала.

-- Хорошо, я только разденусь да руки вымою.

Уже из ванной Силин крикнул хозяйке:

-- Надя, у вас зеленка или йод есть?

-- В верхнем ящичке, над ванной.

Ужин оказался выше всяких похвал. Кроме любимого Силиным борща, Надя подала еще и вермишель с домашними котлетами, большими, сочными. Нумизмат, не привыкший к подобным разносолам, как-то оттаял душой, от него теперь веяло добродушием.

-- Ну, Надя, вам надо устраиваться поваром в ресторан, "Пекин" или "Арагви". В жизни ничего не ел более вкусного.

-- Скажете тоже. Просто вы старый холостяк, вот для вас это и удивительно.

-- А что, это так заметно? -- удивился Михаил.

-- Ну а как же! Женская рука, она всегда чувствуется. Вон и пуговицы пришиты крестиком и разными нитками, да и вообще... Заметно. Никогда и не были женаты?

-- Был, почему. Два года.

-- И что?

-- Мне хватило, -- понемногу раздражаясь, прервал доверительный тон Силин.

-- Ну извините, я не хотела.

83
{"b":"38177","o":1}