ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-- Кончай ты, -- огрызнулся Брюс. -- Просто никак не вспомню, где розовая спальня, здесь или этажом выше?

-- Где-где, в...! -- Адрес апартаментов супругов Балашовых оказался очень неожиданным и скорее мог заинтересовать гинеколога, чем дизайнера. -- Борода же четко сказал: второй этаж, вторая комната слева!

Доходчиво все объяснив, Руль не без труда заволок здоровенную штуковину из гнутых хромированных труб, силуэтом отдаленно напоминающую женщину, только попавшую в какую-то жуткую экологическую катастрофу. Брюс, продолжавший оглядываться по сторонам, затащил следом свое монументальное кашпо, а затем вытаращил глаза на сооружение, принесенное в спальню его старшим товарищем.

-- Это что такое?

-- Как тебе? Правда, класс? Дело рук нашего профа. Аллегория женщины, библейская Ева. Видишь, -- Руль ткнул в золотистый шар в середине конструкции, -- то самое мифическое яблоко, олицетворение плодородия и продолжения жизни. А напротив, с другой стороны кровати, поставим Адама. О, вот Бичико и Адама прет!

Носастый парень хлипкого телосложения с видимым усилием заволок в комнату хромированного Адама с несуразно маленькой головкой и некоторым подобием третьей ноги. По мнению неискушенного Брюса, композиция больше походила на попавшую под бульдозер спинку старой кровати.

-- Теперь вся компания в сборе, -- удовлетворенно заметил Руль.

-- Слушай, тяжелый такой! Как из золота, -- заметил Бичико, вытирая пот со лба.

-- Кованый метал с покрытием, а вот основание чугунное, чтобы случаем не завалилось на хозяев. Ставь его слева, Еву справа да поднимай повыше, весь линолеум сдерешь! -- продолжал командовать Руль. -- Вот теперь вся композиция в сборе. Пошли вниз, а то делов еще до фига.

Дизайнерские изыски профессора настолько потрясли Брюса, что на время он забыл про странное исчезновение живого человека на втором этаже нового дома.

Лишь вечером, в общежитии, Брюс вспомнил про этот случай и даже поведал его остальным. Виной тому были две вещи: доброе молдавское вино и зеленые глаза неотразимой Валентины. Небольшую пирушку по поводу подвернувшегося калыма организовал, конечно, Руль. Сейчас он сидел на кровати и, обхватив обеими руками божественный стан зеленоглазой красотки, с интересом слушал возбужденный рассказ Брюса.

-- ...Честное слово, я как это увидел, у меня волосы дыбом встали. Был человек и как сквозь землю провалился! -- темпераментно закончил свое повествование Брюс.

-- Да померещилось тебе, клянусь мамой! -- воскликнул пристроившийся на полу маленький Бичико, москвич в третьем поколении, но истинный грузин в душе. -- А "Хванчкара" все-таки лучше "Изабеллы", -- закончил он, разглядывая на свет темное вино.

-- Да погоди ты со своим вином! -- отмахнулся от него Руль, -- скажи честно, Брусок ты наш уральский, придумал все?

-- Вот те крест! -- истово завершил крестное знамение разошедшийся Брюс. -- Ты же знаешь, что я даже от лабораторной отмазаться не могу. Фантазии не хватает. Да и на фиг мне это придумывать?

Остальная публика, а в небольшой комнатке набилась вся шарашка, за исключением семейно-озабоченной Маргарет, с интересом ожидала развития дискуссии, и она не преминула состояться. Начал ее заводной Руль:

-- Нет, братцы, это было привидение. Я слыхал, что за время строительства этой конуры погиб один из строителей, не то его зарезали, не то током убило. Вот его тень и бродит по залам дома, никак не успокоится. Не завидую я хозяевам, жуткие их ожидают ночки.

-- Привидения днем не появляются, -- ехидно заметила зеленоглазка, по-прежнему возлегая на руках своего оппонента.

-- Ну, с этим можно и поспорить. В свете предстоящего наступления третьего тысячелетия активизировались потусторонние силы. Идет борьба добра со злом, Армагедон неминуем, параллельные миры проявляют себя все чаще и чаще. Так называемые летающие тарелки, полтергейст, привидения -- все это явления одного рода...

Руль долго мог еще фантазировать, это был его стиль, его кураж. Но тут зеленоглазая ведьмочка окончательно вырвалась из его объятий и спросила:

-- Слушай, Брюс, это твое привидение было в виде высокого сутулого мужика с таким длинным, лисьим лицом?

-- Ну да, -- подтвердил очевидец. Руль сразу вспомнил, что лично вручил "привидению" горшок с традесканцией, но говорить об этом не счел нужным.

-- Тогда это точно не привидение, -- вынесла свой приговор Валентина.

-- Ты-то откуда знаешь? -- усомнился Руль.

-- А я разговаривала с ним.

-- Ну и что? Трудно, что ли, потусторонним мирам создать говорящий фантом? -- не унимался Руль.

Валентина, прищурившись, с легкой усмешкой взглянула на своего дружка, зная, что он этого жутко не любит, и добила его небольшой речью:

-- Во-первых, привидения не отбрасывают тень, читай Булгакова. Этот же здорово перекрывал мне свет. Кроме того, твой пришелец очень долго пялился на вырез моей кофточки, это два. И в-третьих, от него несло застарелым потом, как от некастрированного козла, метра на три. Почти как от тебя сейчас, милый.

Последний довод вместе с гомерическим хохотом всей компании напрочь сразил одаренного, но разбросанного в своих талантах Руля. В который раз он с досадой убедился, что внешне идеальная Валентина обладает совсем иным, чем он, складом ума и характера. Самое страшное, что она напрочь отказывалась воспринимать его самого как нечто сверхинтеллектуальное и божественно талантливое. Трещина между возлюбленными ширилась, "любовная лодка" нещадно билась о быт.

Как бы то ни было, разговоры о сверхъестественных явлениях в доме Балашовых на время прекратились. 12. ПОЧТИ КУРОРТ.

Странно, но, лежа в своем "плацкартном" убежище, Силин в этот вечер тоже вспоминал зеленоглазую бестию. Как ни пытался Нумизмат выбросить ее из головы, она неизбежно появлялась вновь, сначала своими невозможными глазищами, редкими веснушками по курносому лицу, копной темно-каштановых волос и уже в конце -- соблазнительным вырезом кофточки с молочно-белыми округлостями пышной груди.

-- Черт бы ее побрал! -- в сердцах пробормотал Михаил, вынужденно переворачиваясь с живота на спину. Кроме Наташки, у него не было в жизни сильных увлечений. Время от времени он схлестывался с одинокими бабенками, с одной даже валандался три года, но как дело доходило до более тесных связей -- оформления брака или переселения под одну крышу, неизбежно сбегал навеки.

95
{"b":"38177","o":1}