ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увы, в пристанище игр и забав балашовского принца Силин не нашел ни одной монеты. Нумизмат окончательно обнаглел и забрался в свой "отдельный кабинет" только в восемь часов утра. Сквозь обычную легкую дрему Михаил через час расслышал отдаленный шум, затем хлопнула входная дверь. Он хотел было перевернуться и продолжить досматривать свой хрупкий сон, но тут снизу, через вентиляционное окно, выходящее в подвал, до него донесся короткий собачий лай. Нумизмат, зыбывшись, резко приподнялся, но, стукнувшись головой об упругую жесть, снова упал на свою лежанку и подумал: "Вот она, сволочь!"

Да, он не ошибся. Та самая, хорошо ему знакомая бригада "секьюрити" под присмотром Киреева совершала контрольный осмотр дома. Не дожидаясь, пока гости подойдут поближе, Силин открыл люк и со словами: "Давай, Фрося!" вытряхнул крысу из банки. Звучно шлепнувшись на пол, Фрося коротко пискнула, минут пять металась от одной стенки до другой, жутко скрежеща когтями, но поняв, что деваться ей некуда, забилась под нижнюю полку стеллажа. Убедившись, что все получилось так, как он хотел, Силин закрыл люк и, затаив дыхание, стал ждать.

В этот раз контрольная "зачистка" производилась более тщательно, лишь через полчаса Нумизмат услышал, как гулкий коридор второго этажа наполнился топотом шагов и перекличкой голосов. Парни в зеленой форме работали методично, обшаривая округлыми антеннами каждый закуток дома. Вместе с ними, не торопясь, обходил комнату за комнатой и кинолог все с той же лохматой собачонкой. Подойдя было к двери туалета, собачонка вдруг подняла голову, а затем потянула своего хозяина к нише. Остановившись у дверей темнушки, лохматый сыщик забавно приподнял свисающие почти до земли уши и остервенело принялся облаивать что-то внутри темной комнаты.

Посмотреть на причину беспокойства четвероногого охранника подошли три остальных его компаньона, Киреев и высокий, полноватый человек с округлым, несколько слащавым, но довольно приятным лицом. Это был управляющий новой недвижимостью Балашовых, Евгений Михайлович Ерхов. Именно он почему-то шепотом задал первый вопрос кинологу:

-- Что, бомба?

Проводник, с недоумением глядя на своего питомца, пожал плечами.

-- Непохоже. Совсем по-другому работает. Странно как-то.

-- Ну, что делать будем? Саперов вызовем? -- спросил Киреев.

-- Каких саперов, тут что-то другое, -- возмутился кинолог. -- Линда, что за дела?

Собака коротко глянула на хозяина и, не переставая надрывно тявкать, попыталась лапой открыть дверь.

-- Она краску попортит, -- заволновался Ерхов.

-- Да давайте откроем! -- предложил самый молодой из бригады.

-- Ага, а если там растяжка? -- скептично отозвался его более опытный коллега.

-- Если это растяжка, то установивший ее парниша ушел сквозь стену или до сих пор сидит в нише, -- резонно заметил третий "секьюрити", снимая с пояса тонкий пальчиковый фонарик. Чуть приоткрыв дверь, он, подсвечивая им, осмотрел узкую щель. Управляющий домом при этом как-то очень быстро исчез где-то внутри своего заведения.

-- Нет тут никакой растяжки. -- С этими словами охранник распахнул дверь, и Линда, первая ворвавшись в нишу, уверенно потянула хозяина к полкам.

Все остальное Силин слышал так, словно сам стоял внизу.

-- Линда, фу! -- крикнул было кинолог, но дружный хор голосов рявкнул только одно слово: "Крыса!", а затем нестройный топот, глухие удары и азартные возгласы подсказали Нумизмату, что на Фроську началась самая настоящая охота.

-- Опять под полку забралась!

-- Пошуруди там антенной!

-- Ага, нашел дурака! Своей шуруди!

-- Вот она, держи!

-- Блин, мне по ноге заехал, козел!

-- Не подставляй!

Фроська защищалась отчаянно, металась из угла в угол, но силы были неравные. После очередной серии дружного, слоновьего топота Силин услышал финальный аккорд странной охоты.

-- Есть, готова!

-- Тащи ее на свет!

-- О, какая здоровая!

-- Сказал тоже, здоровая! Крысенок! Вот у нас в армии на свинарнике крысы водились, так это крысы! Больше Линды!

В это время в коридоре снова материализовался Ерхов. Управляющему тут же продемонстрировали охотничий трофей.

-- Смотри, Михалыч, какой зверь попался. Покупай, диетическое мясо, ценный мех! -- пошутил Киреев.

Увидев у себя под носом серую тушку Фроськи, Ерхов, солидный, пожилой уже человек, коротко и пронзительно взвизгнул, а затем воздушным шариком отскочил в сторону метра на три.

-- Ба, Михалыч, да ты, никак, крыс боишься?! -- насмешливо улыбаясь, спросил Киреев.

-- Я не боюсь, мне просто противно! -- истерично заявил управляющий, но стоило лишь охраннику с крысой двинуться к нему, как Ерхов, смешно подпрыгнув, ретировался еще дальше.

-- Да ладно тебе, смотри какая красавица, а шерстка, а глазки! -- под смешки подчиненных продолжал расхваливать товар Киреев. Шаг за шагом они выдавливали управляющего с этажа.

-- Нет, что вы смеетесь?! Анна Марковна не выносит ни крыс, ни тараканов, она повесит меня и вас, если увидит хоть одну такую тварь, -попробовал усовестить разошедшихся "секьюрити" Ерхов.

За разыгравшейся комедией никто не обратил внимание, что Линда очень неохотно покинула нишу, смеющийся хозяин буквально волок своего лохматого напарника на поводке, а собака все пыталась оглянуться назад и активно нюхала воздух.

Когда голоса внизу окончательно затихли, Силин облегченно перевел дух и вытер пот со лба. Самая шаткая часть его плана удалась. Может, собака и не среагировала бы на него, обучали ее не на поиск людей, но подстраховаться стоило.

"Все хорошо, -- подумал Нумизмат, прикрывая глаза. -- Осталось пять дней до приезда семейки банкира. Жрать, правда, нечего, но вынес все, вынесу и это."

Чтобы как-то занять время, Силин перевернулся на живот и в желтоватом свете фонарика начал перечитывать черную тетрадь. ЧЕРНАЯ ТЕТРАДЬ

Князев.

В марте тысяча девятьсот девяносто третьего года к Силину пришел высокий, худощавый парень лет тридцати, с бегающим взглядом хронического алкоголика и, не поздоровавшись, сказал, глядя куда-то в сторону:

-- Это... тебя отец просит прийти... Завтра.

-- Как он? -- насторожился Силин.

98
{"b":"38177","o":1}