ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что творится в городе? Люди боятся выходить вечером из дома. Ты понимаешь, что они обвиняют в этом меня? При Гриневе было спокойно, а Спирин не может навести в городе порядок. Так ведь скажут.

- Скоро все успокоится, - обнадежил Нечай. - Еще неделя, может две. Сейчас все это перебродит, а потом мы наведем свой порядок. Но нам надо помочь.

- В чем? - спросил Виктор.

Неторопливо достав сигареты, Нечай чиркнул зажигалкой и в полутьме салона ярко высветилось его худощавое, бесстрастное лицо.

- Многих можно упрятать за решетку, в том числе этого вольтанутого Сорова, что зарезал пацана и ту бабу в лесопосадке. Мы бы сдали их, но там есть такой майор Шавло...

- Начальник УГРо? И что? - не понял Спирин.

- Принципиальный дурак. Кто только догадался его с паспортного стола кинуть в УГРо. Уж очень он недоверчиво относится к нашей информации.

- Ну что ж, это я постараюсь исправить, но и ты попробуй обойтись без трупов.

- Хорошо, я попробую, - согласился Нечай, и на этом они расстались.

Действительно, вскоре после волна насилия в городе пошла на убыль. Оказалось, что у Нечая в каждом районе было что-то вроде своей базы: магазинчик, забегаловка или просто ларек. Там теперь постоянно дежурили три-четыре качка, и чем все это могло обернуться, первыми на своей шкуре испытали те двое, что привлекли в свое время внимание Нечая, рыжеватый верзила по кличке Ража и его сутулый друг Порик. Как обычно, с утра они появились на своем рынке и, подгоняемые

начинающейся "ломкой", принялись трясти торговок.

- Нет, ты видишь, я еще только раскладываю, ничего не продала? орала на них мощного сложения краснолицая дамочка, торгующая яйцами и туалетной бумагой. - Вы что, подождать не можете?!

- А меня не колышет, наторговала ты или нет, - по- блатному растягивая слова напирал Ража. - Я тебя сейчас посажу задом на эти яйца, и будешь торговать сразу омлетом. Гони, сука, десять рябчиков!

- О, уже десять! - возмутилась дама и покрыла обоих трясунов широкозахватным матом. - Вчера еще семь было?

- Еще орать будешь, пятнадцать отдашь, - вступил в разговор сутулый Порик.

Спор грозил перейти в драку, и рослая торговка вряд ли бы сдалась без боя, но тут к Михаевским птенцам подошли трое молодых, крепких ребят, похожих друг на друга, как родные братья. Один из них, пощелкивая семечки, весело спросил:

- Что за шум, а драки нет?

-Чего?! - свирепо обернулся к нему рыжий. - Это кто тут сопит без спросу? На перо захотел, сучонок?!

- Пошли-ка, дядя, отойдем, - спокойно ответил парень и, отвернувшись, двинулся за ближайший ларек. Ража переглянулся со своим напарником, но долго размышлять им не дали. Двое других веселых ребят как-то играючи проводили их толчками вслед за любителем семечек, а потом минуты за три так отделали Ражу и Порика, что появились они на рынке только через месяц и ни на что уже не претендовали.

После экзекуции весельчак, по-прежнему грызущий семечки, заявил собравшимся вокруг него торговкам:

- В общем так, мы этот рынок у муниципалитета выкупаем. Платить за место теперь только нам, шесть рублей в день. Если подойдет кто-то еще зовите нас, мы будем в баре.

Собрав дань, ребята удалились в свою "пиратскую" вотчину. Торговкам

новый порядок понравился. Михай со своими подручными мог пройтись по

рядам раза три в день, да еще приходилось платить официальным хозяевам рынка. А тут и плата постоянная, и всех надоедливых алкашей и наркоманов качки Нечая отшили за какую-то неделю. Примерно то же самое происходило по всему городу.

Сыграл свою роль и Спирин. На следующий день после рандеву с Нечаем он собрал совещание по вопросам правопорядка и обрушился на начальника милиции.

- Мы работаем, - попробовал возразить Малофеев.

- Плохо работаете, - перебил его Виктор. Все, даже знавшие его как облупленного, Макеев и Южаков, вытаращили глаза. Таким они Спирина еще ни разу не видели. - Сколько раскрыто убийств?

- Одно, - опустил голову подполковник.

- Из восьми?

- Да.

- И это в нашем-то городе, где, как я знаю, чихнуть нельзя, чтобы не услышали на другом конце. Вчера я прошелся по центральному рынку, меня еще плохо знают в лицо, послушал что говорит народ. И знаете, что он говорит?

Виктор, до этого нервно вышагивающий вдоль стола, остановился напротив милиционера и обратился прямо к нему.

- Народ говорит, только об этих трупах и о том, что страшно ходить по улицам даже днем.

Чуть успокоившись, он сел на свое место во главе стола и уже ровным голосом спросил:

- Кто такой Сорый?

- Есть такой рецидивист, фамилия Сыроквашин, под нашим надзором, припомнил подполковник.

- Даже под вашим надзором! - восхищенно воскликнул Спирин и взмахнул руками от возмущения. - А вот две бабки, торговавшие семечками, уверяли третью, что именно он убил ту женщину в лесопосадке и пацана! Кто у вас заведует УГРо?

- Майор Шавло.

- Плохо работает. Надо задействовать агентуру и участковых.

- Хорошо, - со вздохом согласился Малофеев, - мы его заменим. У меня давно вызывал сомнение стиль его работы. Сидел бы у себя в паспортном столе, так нет...

Закрыв совещание, Спирин остановил городского прокурора.

- Валериан Михайлович, задержитесь на минутку.

Сундеев, рослый, красивый мужчина с аккуратной бородкой клинышком и

умными, спокойными глазами, уже поднявшийся с места, снова опустился на свой стул. Дождавшись пока все уйдут, Виктор обратился к нему с несколько неожидан ным вопросом:

- Валериан Михайлович, скажите, можно что-нибудь сделать для избежания огласки по делу убийства Гринева?

- Вы имеете в виду суд? - спросил прокурор глубоким, хорошо поставленным голосом.

- Да. Анатолию Петровичу уже все равно, а вот семья...

Сундеев кивнул головой в знак согласия.

- Можно провести суд в областном центре и сделать его закрытым.

- Такое возможно?

- Конечно. Нам, чаще всего не доверяют такие сложные процессы.

- Когда он примерно состоится? - как можно более безразлично спросил Виктор.

- Пока не могу сказать даже примерно. Дело не закрыто, много неясного во всей этой истории.

- Вот как? - удивился Спирин. - А я думал, что все и так понятно.

17
{"b":"38178","o":1}