ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самая темная звезда
Палеонтология антрополога. Книга 1. Докембрий и палеозой
Джейн Остин и деревянная нога миссис ля Турнель
Я – эфор
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Марк и Эзра
Зург : Я – выживу. Становление. Империя
Приключения Серёжи Царапкина
Антипечальки. Невероятно простые способы сделать свою жизнь красивой и счастливой
A
A

волей-неволей приходилось самому заниматься финансовыми делами города. Это отнимало много времени, и Виктору пришлось делать то, что раньше он считал дурным тоном - задерживаться на работе дольше положенного времени.

Не получилось ничего из затеи привлечь инвестиции корейцев и создать на базе одного из цехов совместное предприятие. Но зато Шамсудов открыл цех по производству рубероида. Спирин все больше проникался уважением к этому человеку, его светлой голове и цепкой деловой хватке. Он один давал городу более тысячи рабочих мест.

Но самое главное, что все-таки удалось претворить в жизнь идею с городским рынком. Огромный плакат вдоль железной дороги с самого начала строительства предупреждал всех проезжающих, что с первого ноября открывается Энский вещевой рынок, милости просим! Спирин уговорил своих компаньонов на телевизионную рекламу, этот ролик три месяца гоняли по местному телевидению и даже пару раз показали по центральному. Основной упор делался на удобное расположение

города, дешевые гостиницы. Действительно, постарались учесть все, даже перенесли место остановки поездов с первого пути на четвертый и пятый, поближе к рынку. От перрона заасфальтировали дорогу, на самом перроне дежурили с десяток носильщиков с тележками и даже электрокар. Огромные цеха несостоявшегося завода оборудовали торговыми рядами, причем челнокам не приходилось таскать с собой весь товар, на ночь все их сумки запирались в оборудованные под прилавки шкафы, а затем помещение запиралось на ночь, а внутри оставалась лишь свора натренированных овчарок. Для более солидных оптовых поставщиков отвели другое здание, рядом, где они могли выставить свою продукцию на постоянной выставке. Там продавалось все, от куриных окорочков до большегрузных автомобилей. За порядком на рынке и днем и ночью присматривали люди Нечая, официально зарегистрированные как охранный кооператив "Марс".

Не пустовала и переоборудованная из старых казарм гостиница, а так как ручеек торговых гостей превратился в полноводную реку, то для жителей города открылся новый вид коммерции. Они десятками стояли на перроне и у входа на рынок с небольшими плакатами: "Сдам комнату". Очень многие из горожан сами стали ездить за товаром на юг, а то и за границу.

Не ошибся и Нечай. Его казино с пышным названием "Версаль" процветало. Здание кинотеатра оказалось великовато для него, но Геннадий не растерялся и втиснул туда небольшой ресторан, а на сцене бывшего кинозала жующие бизнесмены могли видеть довольно откровенное варьете, с восхитительным канканом и стриптизом. Еще бы, кадры для варьете поставлял народный ансамбль танца, многократный лауреат всяческих конкурсов на протяжении тридцати лет. Руководитель ансамбля, человек

популярный и заслуженный, подготовивший сотни профессиональных танцоров, даже слег с сердечным приступом от огорчения. Но что он мог поделать? В варьете девчушкам платили раз в пять больше, чем они могли заработать любым другим способом.

Так что Нечай не прогадал. Уставшие с дороги и отвыкшие от благ цивилизации торгаши просто шалели от услуг такого уровня и иногда спускали на девочек и игру весь заработанный капитал.

А вот с гостиницей на один вечер пришлось повременить. Спирин реквизировал уже отремонтированное помещение бывшего педучилища после одной трагической ночи.

Виктора разбудил телефонный звонок. Взяв телефонную трубку, он глянул

на часы, они показывали полтретьего ночи.

- Да, Спирин слушает, - хриплым голосом спросил он.

- Виктор, приезжай, - Спирин узнал по голосу Макеева и удивился, что тот называет его просто по имени. С тех пор, как он стал мэром, то приучил всех подчиненных обращаться к нему по имени и отчеству. - Обвалился дом по Советской.

- Шестой? - спросил Виктор.

- Нет, девятый.

- Как девятый?! - закричал в трубку Виктор. - Он же из всех них самый

крепкий был?

- Был и весь вышел, - безнадежно потухшим голосом ответил Макеев. Сложился за секунду, как карточный домик. Все люди там, под обломками.

- Военных вызвал? - помолчав спросил Спирин.

- Да, - ответил Макеев.

- МЧС?

- Тоже. Машину я за вами выслал.

- Хорошо, сейчас я приеду.

Одеваясь, Виктор размышлял о злом роке, преследующим этот район города. Построенный в тридцатые годы на бывшем болоте и получивший при рождении гордое имя Соцгород с началом девяностых начал стремительно разрушаться, как и весь строй, в честь которого получил свое имя. Происходили какие-то непонятные подвижки грунта, да и силикатный кирпич оказался не таким стойким, как предполагалось, он активно впитывал грунтовую воду и терял свою прочность. К этому

времени уже три дома стояли в руинах, но рушились они постепенно, предупреждая об аварии сетью трещин. Людей отселяли загодя, и жертв еще не было. Пустым стоял и дом № 6 по Советской улице, хотя там обитали три семьи в ожидании переезда. Но рухнул не он, а самый крепкий на вид - девятый.

"Сколько же там квартир? - уже в машине думал Спирин. - Вроде сорок пять, нестандартная какая-то цифра. Значит, как минимум столько же пострадавших. И почему он обрушился сразу? Такого еще не было. Ну стена вывалится, подъезд осядет, а тут все, сразу".

Открывшаяся картина была просто ужасной. В свете фар нескольких работающих грузовиков, на месте дома громоздилась огромная куча обломков и из-под них доносились жуткие крики людей. Больше всего Спирина поразил крик грудного младенца, истошный, заходящийся надрывным плачем, а где-то рядом сорванный женский голос почти непрерывно кричал:

- Витя, Витенька, Витя!

Далее все было как во сне. Виктор ковылял по развалинам с ужасом понимая, что ходит по живым людям, быть может по тому младенцу, и не представлял, как теперь быть, ведь их можно было спасти, только разобрав обломки. Между тем со всех сторон сходился народ, горожане выстраивались цепочкой и начинали работать. Макеев пригнал все имеющиеся в городе автокраны, прибыли спасатели МЧС из областного центра, съехались все машины "скорой помощи". Руководили всем Макеев и подполковник МЧС, очень скоро Спирин почувствовал, что он там лишний, все и без него идет, как надо. Тогда он отошел в сторону и пристроился к одной из цепочек, автоматически, как робот, передавал дальше обломки, что подавали ему другие люди, а сам напряженно вслушивался в затихающий голос ребенка. Было холодно и пошел снег. Ребенка извлекли уже в десять часов утра, он был целехонек, но мертв, просто замерз. У солдата, несшего его на руках, из глаз текли слезы.

26
{"b":"38178","o":1}