ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Стой! - крикнул один из них, бросаясь наперерез бегущему. - Брось оружие!

Сам он пистолет достать еще не успел. Суслик на секунду остановился и, повернувшись в его сторону, буквально с трех шагов влепил в кричавшего две пули. Так и не достав пистолета, тот мешком осел на землю и замер без движения. Немногочисленный народ, услышав выстрелы, брызнул в разные стороны, стараясь поскорее спрятаться за что-то надежное.

Его спутник как-то странно отпрыгнул назад, потом с матом подбежал к упавшему, нагнулся. Поняв, что у того дела плохи, милиционер совершил очень большую ошибку. Вытянув руки, как на стрельбище, он тщательно прицелился в спину бегущего пацана и дважды нажал на спуск. Но за мгновение до этого из-за киоска появилась пожилая тучная женщина. Верткий Суслик, чудом извернувшись, смог избежать столкновения, а вот пули свернуть не смогли и обе достались ни в чем не повинной жертве. Коротко болезненно вскрикнув, женщина осела на землю, а там уже закричала во все горло от страха и боли. Опустив пистолет, несчастный мент даже тряхнул головой, словно не веря тому, что произошло.

Тут на площадь с воем ворвались патрульные машины, и она сразу заполнилась людьми в форме.

Суслик метнулся было через пути, но по ближнему из них грохотал скорый поезд, дорога оставалась ему только одна - верхом, через перекидной мост.

Сил уже не оставалось, и, обливаясь потом, он едва бежал, перепрыгивая через ступеньки. А сзади в самом низу лестницы грохотали милицейские сапоги. Суслик добрался почти до середины моста, когда увидел и впереди, на другом конце виадука, знакомые фигуры в форме. Это подоспел наряд, патрулирующий район за железной дорогой.

Пацан остановился, оглянулся назад. Первые трое преследователей как раз показались наверху, и он, не целясь, выпустил в них остатки обоймы. Попасть не попал, но все трое как подкошенные рухнули на ступеньки, преградив своими телами дорогу остальным. Один из них не выдержал и пальнул два раза в сторону пацана, загремели выстрелы и с другой стороны моста. Но снизу снова раздался громогласный голос Малофеева:

- Не стрелять, живьем брать!

А Суслик отчаянно искал пути спасения. Снизу, пропустив встречный поезд, тронулся товарняк. Большие полувагоны были доверху наполнены щебенкой. Скорость была еще невелика. Суслик перелез через перила и прыгнул вперед, стараясь перепрыгнуть большой заградительный щит, прикрывающий токонесущий провод. Между мостом и вагонами было метра два, не больше. Он пролетел в миллиметрах от провода с его тысячевольтной смертью и упал на самый край вагона. Приземлился на все четыре конечности и даже закричал от боли, в кровь разбив костяшки пальцев правой руки. Подув на них, Суслик подобрал выпавший пистолет и оглянулся.

А на мосту бушевал полковник Малофеев:

- Патрульным машинам вдогонку за составом! Связаться с диспетчером, остановить состав! Да прыгните кто-нибудь вслед за ним! Пацан смог, а вы?! К ордену представлю, кто его возьмет!

- Лучше к ордеру! - хмыкнул кто-то из собравшихся у перил.

- Черт с вами, квартиру без очереди, слово офицера!

Это подействовало. Но поезд за это время довольно прилично прибавил ход, к тому же кончились вагоны со щебенкой, пошел крытый состав. Первый из милиционеров спрыгнул вполне удачно: и провод миновал, и приземлился на середину вагона. Второму повезло меньше. Он слишком взял в сторону, да к тому же попал на самый край вагона, инерцией его швырнуло назад, он попытался зацепиться руками за край крыши, но пальцы только корябнули по мокрому железу, и он полетел между вагонами.

Видя судьбу своего коллеги, третий из добровольцев изменился в лице и поспешно полез обратно на мост.

Полковник упрекать его не стал, похоже, он сам уже жалел об отданном сгоряча приказе, да и поезд набрал слишком большую скорость. Он только плюнул в сердцах и пошел вниз по лестнице.

Суслик, видевший падение второго милиционера, зло рассмеялся, но первый, пригнувшись, пробирался по крышам вагонов. Прыгать как в кино - с крыши на крышу - он не решился и добросовестно спускался вниз, потом, перебравшись по мотающейся из стороны в сторону сцепке, снова залезал на крышу вагона. Поняв, что рано или поздно мент доберется до него, Суслик начал шарить по карманам. Патроны у него были, но россыпью. Оказалось, что зарядить обойму в мотающемся из стороны в сторону вагоне разбитыми в кровь пальцами не очень-то и просто. Последний патрон выскользнул из рук и исчез среди щебенки. Суслик выругался и начал разгребать ее руками. Казалось, что золотистый цилиндрик патрона издевается над ним. То покажется, то исчезнет снова, юркнув в очередную щель. Он выкопал довольно приличную яму и кое-как, матерясь как сапожник, все-таки изловил проклятый патрон.

Вставив обойму и передернув затвор, Суслик приподнялся и выглянул назад. Мент был совсем рядом, через вагон, и пацан принялся лихорадочно углублять выкопанную в поисках патрона яму.

Когда милиционер подобрался к краю соседнего крытого вагона, он лег на крышу и осторожно выглянул вперед, держа наготове оружие. К его удивлению, в полувагоне никого не было.

"Наверное, уполз к другой стороне вагона, прячется за кучей", - решил милиционер. В середине вагона щебенка действительно выпирала бугром. Он приподнялся во весь рост и начал вглядываться вперед. И тут совсем близко, над краем борта, показалась небольшая сивая головка. Пистолеты они вскинули одновременно, как на дуэли, но вагоны нещадно мотало из стороны в сторону, и пуля милиционера расплющилась о борт вагона. Выстрел Суслика оказался более удачным. Пуля попала в бедро милиционеру, того отбросило назад. Падая, он случайно, в поисках опоры, коснулся пистолетом провода, мелькнула вспышка, и, вскрикнув жутким голосом, неудачный дуэлянт покатился по овальной крыше вагона навстречу немилосердно жесткой земле.

Суслик перевел дух и, откинув голову назад, замер в своей ямке. Но долго отдыхать ему не пришлось. Какие-то странные звуки привлекли его внимание. Сквозь грохот и лязг несущегося состава послышалось что-то похожее на стрекотание кузнечиков, а затем грохот, будто кто-то барабанил по борту вагона. Выглянув влево, он увидел милицейскую машину, мчашуюся прямо по полю параллельно составу. Сидевшие в ней милиционеры видели, что произошло с их товарищем, и им было уже наплевать на все распоряжения начальства. Огонь они вели из автомата, и те пули, что не попадали в борта, выбивали из щебенки мелкую гранитную крошку, осыпавшуюся на голову пригнувшегося беглеца. Другой бы стал зарываться дальше, прятаться, но Сусликом овладел кураж, вера в собственную неуязвимость и злость. Дождавшись, когда свинцовый дождь перестанет выбивать барабанную дробь на ни в чем неповинном вагоне, он подполз поближе к краю, положил пистолет на самый борт и, стараясь уловить какой-то ритм в толчках вагона, несколько раз выстрелил в сторону машины. Расстояние было большое, метров тридцать, но Суслику действительно сегодня очень везло. Одна из пуль пробила лобовое стекло, по счастью не задев никого из пассажиров.

- Дьяволенок какой-то! - выругался один из милиционеров, вставляя в автомат новый рожок. Но стрелять ему уже не пришлось. Сначала между поездом и машиной вклинилась лесополоса, а когда "жигуленок" все-таки догнал нужный ему вагон, поезд прогрохотал по мосту через небольшую речку, машина же замерла на берегу...

Через пять минут после этого состав должны были остановить. Малофеев уговорил диспетчера, и к этой оговоренной с железнодорожниками точке мчались сразу пять милицейских машин. Но еще раньше эшелону повстречалась бригада ремонтников, собирающихся менять треснувшую рельсу. Повинуясь флажку бригадира, машинист сбросил скорость, и состав буквально прополз аварийный участок со скоростью пешехода. Когда же поезд остановился и вагон окружила милиция, внутри его оказалась только щебенка да несколько стреляных гильз.

Выпрыгивая из вагона, Суслик здорово ободрал ладони и коленки. В его джинсах теперь зияли две огромных дыры, сквозь которые виднелись два мосолистых ободранных колена. Чуть придя в себя после падения, Суслик осмотрел все раны, нашел еще по дыре на локтях куртки и только после этого попробовал идти. Давалось это ему с трудом. Чуть прибавили ему резвости донесшиеся издалека звуки милицейских сирен. Но пробежав прихрамывающей рысью метров сто, Суслик выдохся окончательно и рухнул на землю, прислонившись спиной к березе. Чуть отдышавшись, он вытащил пистолет и с огорчением убедился, что обойма снова пуста. В карманах он нашел только один патрон. Это его обескуражило. Он уже начал жалеть, что вступил в бессмысленную перестрелку с патрулем в "жигулях". Но делать было нечего. Вдавив свой единственный патрон в обойму, он поставил "ТТ" на предохранитель и сунул его за пазуху. С кряхтением, как маленький старичок, Суслик встал и снова заковылял вдоль лесополосы.

17
{"b":"38179","o":1}