ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Олег принес нам чай. Увидев, что Андрей тоже не доел кашу, огорчился:

— Что, все-таки каша не удалась?

— Да нет, все нормально, каша отличная, — успокоил его Андрей. — Ты скажи лучше, Федька там? — И он кивнул в сторону вагончика.

— Нет, взял карабин и с обеда в тайгу ушел. Малина поспела, его теперь за уши оттуда не вытащишь.

— Тогда чего мы сидим? — Андрей обернулся ко мне. — Пошли-ка с ревизией. Олег, с нами пойдешь.

— Куда это? — удивился тот.

Пока я бегал в ближайшие кусты, где прятал под камнем ключ, Андрей показал повару наш жуткий груз. Олежка аж побелел от увиденного.

— Какой ужас! — только и выдавил он, выслушав короткий рассказ Андрея.

— Так… Я в кладовку, а вы тащите Рыжего в кусты, — скомандовал Лейтенант.

Мы с Чигрой не отличались геркулесовым сложением, и нам пришлось изрядно попотеть, выполняя его приказ. К тому же я очень беспокоился за Андрея. Мне казалось, он находится в вагончике уже непозволительно долго. Я не боялся Чапая, берег просматривался достаточно далеко, но мог нагрянуть Федька. Наконец Лейтенант показался в дверях. Он спокойно закрыл замок и спустился к нам.

— Ну, что? — спросил я.

— Пойдем поедим, что ли? — неожиданно весело обратился Андрей ко мне и Олегу. — Корми, повар!

Я обернулся и увидел Гарика, ковыляющего из тайги с карабином в руках. Подозрительно посмотрев на нас, он поднялся на крыльцо, толкнул дверь кладовой и, убедившись, что она закрыта, прошел в контору.

Уже за столом, допивая остывший чай, Андрей рассказал, что увидел в таинственной кладовой.

— Целый арсенал: два автомата, штук пять гранат, три пистолета… Патронов полно.

— Зачем это им? — удивился Олег.

— Не знаю. Может, это у них так с самого начала было задумано. Работяги дело сделали, и их в расход. Прикинь, какая экономия: платить не надо, обратные билеты не оплачивать. Да и хватиться нас никто не хватится… Помнишь анкеты-то? Не зря нас тогда так строго отбирали.

Нам с Олегом эта версия показалась чудовищной.

— Ну, это вряд ли. Шестьдесят человек все-таки, — неуверенно заметил Чигра.

— Да, а двадцать человек уже лежат. Ладно, скоро все выясним. Давайте сделаем так…

Когда артельщики подошли к столу, он был уже полностью накрыт.

— О, какой сервис! Как в ресторане, — загомонили мужики, с шумом рассаживаясь за столом.

— Официант, пузырь водки и вон ту толстуху ко мне за стол!

— Счас! Медведица к тебе бежит из малинника, торопится.

— Не… Их всех уже Федька затрахал, зря, что ли, он целыми днями там ошивается.

Пока с шутками и смехом ужинали, Чапай, как обычно, взвешивал в конторе золото. Затем, подойдя к столу, он уселся на свое обычное место, во главе, с торца, нацепил старенькие очки и прочитал записанную на листочке цифру:

— Четыре килограмма сто пятьдесят шесть граммов.

— О, чуть получше, чем вчера, — заметил кто-то.

Плаксин сразу начал свои подсчеты:

— Это получается…

— Ничего не получается, — резко оборвал его Андрей.

— Почему? — не понял наш малахольный счетовод.

Остальные так же с недоумением уставились на Лейтенанта.

— По кочану, — все так же грубо, с напором отозвался Андрей. — Мы если что и получим, то по девять граммов свинца в каждую голову.

Все внимание сконцентрировалось на Андрее, а я неотрывно смотрел на мастера. Лицо Ивановича покрылось крупными каплями пота, с носа соскочили и упали на стол очки. Я перевел взгляд на Федьку. Тот, как всегда, сидел чуть в стороне, с самого края, и сейчас начал осторожно отодвигаться еще дальше.

— Давайте, — кивнул нам с Олегом Андрей. Мы метнулись в кусты и с трудом выволокли на брезенте тяжелое тело Рыжего. Когда откинули серую ткань с его лица, то стопившиеся вокруг нас артельщики просто ахнули. На несколько секунд воцарилась полная тишина. Оглянувшись, я увидел, как Федька шарит по карманам неподвижно сидящего за столом мастера. Выхватив у него из кармана ключ от кладовой, Гарик побежал к вагончику. Я оглянулся на Лейтенанта, но тот только кивнул головой, дескать, вижу, и продолжал свой рассказ.

— Там вся бригада в одной яме… — Андрей обернулся к мастеру. — И нас это же ждало?

Чапай замедленно, отрицательно покачал головой, но тут на крыльце показался Федька. В руках его был автомат, а на лице сияла торжествующая ухмылка. Лениво передернув затвор, он заорал, не сводя взгляда с Андрея:

— Эй, вертухай! Выходи, я тебя первого грохну! Говорил тебе, что из тайги ты не выйдешь, значит, так и будет!

Все замерли, Андрей же поднялся и не торопясь пошел к вагончику. Гарик торжествующе закричал:

— Ну вот и все! Получай!

Он нажал на спуск, но выстрелов не последовало. Удивившись, он снова передернул затвор и опять нажал на спуск, но эффект был тот же. Андрей был уже близко. Торопясь, Федька отсоединил магазин, заглянул вовнутрь, снова воткнув рожок на место, нажал на спуск.

— Не дергай ты его зря, — спокойно объяснил Андрей, поднял руку и показал тускло блеснувшую хромировкой деталь затвора. — Без этого все равно стрелять не будет.

Они сошлись совсем близко. Гарик перехватил автомат за дуло, как дубину и попробовал с размаху ударить Лейтенанта прикладом. Андрей увернулся, а Федька, потеряв равновесие, полетел с крыльца и растянулся на земле. Увидев, как грозно хлынула в его сторону вся бригада, он мгновенно вскочил и рванул в сторону прииска. Артельщики с ревом побежали за ним. Неожиданно из-за вагончика мастеров выскочил Олег и ловко подставил уголовнику подножку. Вся артель с единым возгласом торжества сомкнулась над телом кладовщика, но в нее тут же врезался Андрей и зычным, командным голосом приказал:

— Отставить! Его надо допросить!

Как это ни странно, но ему удалось остановить самосуд. Федьку подняли с земли, за какую-то секунду расправы ему успели разбить нос и губы, кровь обильно текла по его лицу, Гарик болтался в руках мужиков, как ватное чучело. Мат стоял чудовищный.

— К столу его, рядышком с мастером, — скомандовал Андрей.

Пока Федьку волокли к столу, пару раз ему досталось в ухо, и судя по дерганью тела, кто-то сзади непрерывно пинал кладовщика ногой в зад. Усадив Гарика рядом с мастером, один из артельщиков и Ивановичу с душой заехал по затылку.

— Тихо, тихо! — подняв руку, начал успокаивать всех Андрей.

За эти десять минут Лейтенант стал в бригаде персоной номер один.

— Не надо их бить, сначала надо все выяснить. За что они «рассчитали» первую бригаду и что готовили нам. Ну, говорите!

Сначала мастер и Федька молчали. Гарик все пытался скривить разбитый рот в презрительной усмешке, но это ему плохо удавалось. В его глазах застыл страх перед разъяренными мужиками, да и кровь, капающая из носа, плохо способствовала браваде. Ему брезгливо кинули тряпку, ту самую, что укрывала лицо Рыжего, и Гарик медленно вытер с лица кровь. Через несколько долгих минут заговорил Чапай.

— Не поделили они что-то по пьянке. Принялись всей толпой бить Куцего и Витьку, кладовщика. Тот прорвался в оружейку, ну и со злости положил всех…

— Ну, хорошо, допустим. А что же начальство? Тот же Мациевич?

— Да ему-то что? Ему лишь бы до сентября дотянуть, у него уже виза в Израиль в кармане лежит. Вот он и покрыл все. За такое ведь не загранка светит, а срок, и большой.

— Откуда в артели автоматы? — продолжал допрашивать Андрей.

— Для охраны золота, — тусклым голосом ответил мастер.

— Врешь, — сразу определил Андрей. — Автоматов так просто тебе никто не даст. Тем более гранат.

Иванович замолчал, и уже никакие угрозы не могли заставить его говорить. Кто-то сзади пару раз его стукнули по шее, но Андрей сразу пресек самосуд.

— Ладно, хватит, — наконец произнес Лейтенант. — Завтра с утра вызовем милицию, прокурора. Там они все скажут. Давайте спать.

Обоих арестованных заперли в кладовой, предварительно освободив ее от золота и оружия. На всякий случай мы с Андреем разместились рядом, на местах наших пленников. Среди ночи те попытались отжать дверь, но замок и десятимиллиметровая сталь оказались им не по зубам. Андрей для острастки прикрикнул на «сладкую парочку», и те оставили попытки освободиться, но зато до самого утра они о чем-то отчаянно спорили. Странно, за день я жутко устал, но уснуть долго не мог. Мешали даже эти приглушенные голоса. Забылся я лишь перед рассветом.

13
{"b":"38180","o":1}