ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сдал и белорус. Щетина у него росла медленней, какая-то трехцветная, рыжие усы и черная борода с сильной проседью. Добродушная округлость лица исчезла, сменилась странной озлобленной гримасой. Он уже не заводил разговора о своих драниках, да и вообще мы стали говорить реже и меньше.

Зато очень живописно выглядела наша одежда. Вся она, от бушлатов до носков, невероятно изорвалась. Коленки и у меня, и у Павла зияли громадными дырами, памятью о прогулке по бараньей тропе. Андрей после падения получил на память громадный разрыв на штанах, от ширинки до копчика, и сверкал при каждом шаге своими далеко не белоснежными кальсонами. На каждого из нас приходилось по одной пуговице на бушлатах. И я, и Павел подвязывались веревками, а Андрей, блюдя марку, настоящим, офицерским ремнем.

Но слава Богу, пошел настоящий лес, тайга, хорошая, добрая, с кедрачами, с березами и осинами, с частыми малинниками. Навстречу нам метнулась и, тревожно крикнув, улетела куда-то вбок заполошная птица. Андрей на минуту остановился и уверенно сказал:

— Все, кончается дождь.

— С чего ты взял? — удивился я.

— Птицы летать начали. Так же и прошлый раз было, еще до гор, помнишь?

— Посмотрим, — пожал я плечами.

Он оказался прав. Вскоре действительно дождь стих, а еще через полчаса выглянуло солнце. Это послужило нам сигналом к привалу. Андрей сбросил рюкзак и сразу полез в карман за спичками.

— Черт, отсырели. Павел, а у тебя?

Но и у белоруса речная вода проникла сквозь все преграды. Они разложили спички сохнуть на поваленном дереве, сами пошли за дровами, а меня отправили за водой.

В поисках ручья или озера я забрался довольно далеко, но заблудиться никак не мог. На всю округу слышался стук топора рьяных лесорубов. Вернувшись, я застал их на поляне, возившихся с большой сухой березой. Разрубив ее, Андрей наколол из сухой сердцевины щепы, сложил ее шалашиком, а чтобы уж точно не прогадать, даже не пожалел одного из пистолетных патронов, вывернув из него пулю и высыпав порох на костер

Еще полчаса мы ждали, пока подсохнут спички. И каким же праздником для нас стал вспыхнувший огонь. Обкладывая скромный шалашик все новыми и новыми поленьями, мы вскоре развели костер, напомнивший своими размерами пионерское детство.

— Хорошо! — засмеялся Андрей. — Это просто праздник!

Какое же это было блаженство, после недельного перерыва сидеть около костра и ощущать, как на тебе сохнет одежда.

— Юр, хватит сидеть, — тронул меня за плечо Андрей. — Суши одеяло, скоро стемнеет.

Я с трудом оторвался от гипнотизирующей пляски огня и достал из рюкзака одеяла. Уже развернув их, я увидел, что они в мелких дырах. Происхождение этих дыр я не понял, просто развесил одеяла на колья, там же пристроил и дымившийся бушлат. По ходу дела я еще и варил кашу, засыпал чай. Дней десять назад казалось, что эту пшенку никто из нас в рот не возьмет, настолько она обрыдла, а теперь она шла на «ура».

— Благодать! — заметил Андрей, прожевав первую ложку каши. — Это, конечно, не счастье, но что-то похожее на него. Ничуть не хуже твоих драников, да, Павло? — и он подтолкнул плечом белоруса.

Тот с набитым ртом согласно кивнул, а когда закинул в рот очередную ложку, то вдруг резко выплюнул в миску все содержимое и схватился рукой за челюсть.

— Ты чего, Павло? — удивился Лейтенант, да и я вытаращил глаза.

— Камень, — хрипло каркнул тот и хмуро глянул в мою сторону. — Ты что, булыжниками ее заправлял?

— Да нет, ты что, откуда здесь камень?! Может, с водой что попало?

Павел забрался толстыми пальцами в миску, сосредоточенно пошарил в каше и вытащил на свет Божий… автоматную пулю. Андрей даже присвистнул от изумления.

— Мать честная, откуда она тут?

Я, кажется, начал догадываться в чем дело, и метнулся к своему рюкзаку. Дырка обнаружилась не только в нем, но и в мешочке с пшеном, а кроме того, она прошила насквозь банку с тушенкой.

— Рюкзак, одеяла, тушенка, и застряла в пшене, — вычислил траекторию полета пули Андрей. — Повезло тебе, парень. Рюкзак за бронежилет поработал.

Повертев в руках пулю, он протянул ее мне.

— Возьми на память. У нас дембеля из таких сувениры делали, просверлят и на шею вешают. Талисман у тебя будет.

Я подержал в руках увесистую чуть деформированную пулю и потихоньку кинул ее в сторону. Ну их на фиг, такие сувениры!

После ужина Андрей глянул на разложенное барахло из моего рюкзака и спросил:

— У тебя сколько тушенки осталось?

— Три банки вместе с пробитой.

— А у тебя, Павел?

— У меня пять.

— И у меня четыре. Хреново. Нам еще топать и топать.

— Пшенка еще есть, — напомнил я.

— Ладно, давайте спать, — сказал Лейтенант, прихлопывая на шее очередного комара. С прекращением дождей эти твари тут же вышли на тропу войны.

Одеяла высохли не до оконца, но рядом трепетало живительное пламя костра, и по сравнению с предыдущими ночевками эта показалась мне просто курортной. Перед отбоем мужики положили в костер сухостоину, и под ровное гудение прогорающих бревен я отключился.

ИВАН

А следующим утром мы повстречали Жеребу. Обычно я просыпаюсь первым, и будил меня один и тот же неизменный будильник — холод. Но в то утро я проснулся от того, что выспался, и первое, что ощутил, выбираясь из объятий сна, тепло, идущее от костра. Слушая потрескивание горящих сучьев, я, не открывая глаз, подумал: «Мужики уже встали, костер разожгли. Какие молодцы».

Разлепив наконец свои сонные гляделки, я первым делом порадовался хорошей погоде. Солнце золотило желтую листву нависшей над нами громадной березы, на голубом небе ни намека на тучи и дождь.

Чуть повернув голову, я увидел растрепанную шевелюру Лейтенанта, он как раз пошевелился, откинул одеяло, и я заметил, что Андрей во сне улыбается. Я повернул голову в другую сторону и чуть не поцеловался с подошвами сапог белоруса. И в это же время я услышал, как звякнул чайник, полилась вода. Волосы у меня на голове не то что встали дыбом, но явно зашевелились. Готовясь к самому худшему, я медленно приподнялся и посмотрел туда, откуда донеслись эти «жуткие» звуки.

По другую сторону костра, как раз напротив меня, сидел незнакомый мне человек и не торопясь пил наш чай. То, что это был именно наш чай, я понял по тому, как, потянувшись, он поставил наш побитый и закопченный чайник поближе к костру. Кроме него, на поляне больше никого не было.

Чуть прийдя в себя, я растолкал своих друзей. Приподняв головы, они хмуро уставились на меня, я же только и смог что кивнуть в сторону костра. Теперь настало их время удивляться. Как ни странно, но никто из нас троих не кинулся к оружию, даже толком не всполошился. Слишком миролюбивым казался облик незнакомца. Даже в сидячем положении было видно что это очень мощный парень. Но сидел он вполне расслабленно, не выказывая никаких признаков агрессивности или хотя бы напряжения. Но что больше всего успокаивало, так это лицо незнакомца: круглое, курносое, с широко поставленными карими глазами, оно несло на себе явную печать благодушия. Чем оно меня еще в тот момент поразило — подбородок и щеки незнакомца были гладко выбриты. А ведь даже у меня к этому времени на щеках пробилось что-то вроде гагачьего пуха.

Оценив наше внимание, мужик широко улыбнулся и этим сразу как-то смазал все наше благожелательное впечатление о нем. Во рту его обозначилась сильная недостача передних зубов.

— Ну вы, паря, и спать! — заговорил он глубоким грудным голосом, слегка пришепетывая, очевидно, от недостатка зубов. — Я уже и костер разжег, и чаю напился, а они все дрыхнут.

— Ты кто такой? — наконец спросил Андрей, поднимаясь.

— Да лешак я местный! — снова засмеялся незнакомец, обнаружив явно смешливую натуру. Но затем продолжил, хоть и улыбаясь, но на полном серьезе. — Иваном меня зовут, мать так назвала, Ванькой. Фамилия Терехов, а соседи вообще-то Жеребой зовут, Жеребцом то есть…

32
{"b":"38180","o":1}