ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
За тобой
Призрак дома на холме. Мы живем в замке
Оленёнок Метеор и зимний сюрприз!
Мне все льзя
Тотти. Император Рима
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Монтессори для малышей. Полное руководство по воспитанию любознательного и ответственного ребенка
Убийства по фэншуй
Подземелья Кривых гор
A
A

— Его тоже возьмите, он со мной.

Ларик остался с ним, они ковыляли к выходу, а Борман подошел и склонился надо мной.

— Идти можешь? — пробасил он. Я отрицательно мотнул головой.

Тогда он подхватил меня поперек туловища, легко закинул на плечо и потащил к выходу. Судя по всему, мой бараний вес не слишком его обременил, лишь на ступеньках он начал чуть постанывать. Очевидно, все-таки побаливали ушибы, полученные верзилой при ударах пистолетных пуль о бронежилет. Так, со своеобразным комфортом я выбрался на улицу, и свежий, морозный воздух словно придал мне сил. Борман поставил меня на землю и тут же подхватил под руки.

— По голове его здорово стукнули, — пояснил Андрей, кивая на меня. Судя по всему, он немного оклемался, по крайней мере на ногах стоял без посторонней помощи.

Нас погрузили в черную «Волгу», на заднее сиденье рядом со мной устроился все тот же Борман, а ему на колени прыгнул легковес Ларик.

— Не, ну ты догадался! — возмутился верзила. — Слышь, Коржан, у нас Ларик, похоже, поголубел. Видал, прыгает на колени как проститутка в баре.

Ларик только ржал в ответ, обнажая крупные белые зубы.

— Хорош выпендриваться, — буркнул сидевший спереди Коржан, видимо, главарь всей этой банды. Его лицо оставалось озабоченным, он все посматривал на мелькающие рядом машины, словно кого-то искал. — Куда Али со своими абреками девался, вот что действительно интересно. А если Ларик заголубел, то мы у него автомат заберем и на панель пустим. Так от него больше пользы будет.

Я видел в зеркало, как лицо Коржана скривила странная однобокая усмешка. Шофер и Борман по достоинству оценили юмор шефа и дружно захохотали над раздосадованным Лариком.

— Ты-то что ржешь, боров! — допекал он своего напарника. — Скажи спасибо, что я тебе бронежилет посоветовал надеть, а то валялся бы сейчас, вывалив язык…

Весь этот треп прервал слабый голос Андрея:

— Али и вся его банда уехали минут за пять до вас. Какого-то Шамиля грохнули, вот они все и сорвались.

Реакция на его слова последовала самая неожиданная. Салон машины чуть не разлетелся от потока хлынувшей брани. Все четверо боевиков дружно поносили какого-то Самсона. Особенно свирепствовал Коржан.

— Ну говорили же козлу, не начинай раньше восьми. Нет, вылез! Да что б ему…

Если бы свершилась хоть малая толика «душевных» пожеланий Коржана, то смерть неизвестного мне Самсона затянулась бы не на одну сотню лет, а по изощренности превзошла бы все известное в этой области мировой культуры.

Вскоре машина остановилась около двухэтажного особняка. Судя по всему, его только недавно заселили. Вокруг торчали бетонные столбики недостроенного забора, из солидного сугроба торчало гаубичное жерло бетономешалки. Подъезжать к самому крыльцу машины не стали, остановились за недостроенным забором. Вторая машина тоже под самую завязку оказалась набита народом. Вся эта толпа повалила к дому. Ларик по-прежнему опекал не очень уверенно идущего Лейтенанта, а замыкали кортеж мы с Борманом. Я вообще-то хотел пойти своими ногами, но здоровяк не дал мне даже попробовать сделать это. Он без слов взвалил меня на плечи и поволок к дому.

На первом этаже Борман не задержался, а сразу потащил меня по пологой лестнице наверх. Когда мы появились в дверях обширного зала, там во всю кипела жизнь. Гомон голосов, смех, табачный дым. Общество было исключительно мужским, не было заметно ни локонов, ни юбок. Судя по тому, как все нещадно склоняли имя Самсона, Коржан уже сообщил публике о произведенной этим неведомым мне человеком подлянке. Далеко тащить меня Борман не стал, сгрузил меня прямо на пол рядом с дверью, а сам прошел дальше, к большому полированному столу, щедро заставленному бутылками и снедью. Судя по всему хозяева не успели толком обзавестись мягкой мебелью. Несколько человек уже закусывали «а-ля фуршет», то есть стоя, и лишь один ел сидя в кресле, не торопясь ковыряя вилкой в тарелке.

Сидя у стены, я обозревал представшую передо мной картину. Смех, шум, гул голосов. Голова у меня просто раскалывалась, земля под ногами еще чуть колыхалась, но что меня просто убивало, так это полная неопределенность нашей дальнейшей судьбы. Лица этих людей, уверенные, нагловатые, все их повадки и речи, оружие в руках и прислоненные к стене автоматы — все это говорило, что здесь собрались отнюдь не любители канареек. Где-то в глубине комнаты исчез и

Андрей. Я не видел Коржана, слышал только его голос, густой, низкий баритон.

— …Не, ты представляешь, какую подлянку он мне устроил? Да и других наверняка подставил, сука!

— Сейчас все чечены лягут на дно, и их хрен их оттуда достанешь, — отозвался собеседник Коржана, и по тому, как задвигались уши и затылок неторопливого едока, я понял, что именно к нему обращался Коржан. Я почему-то сконцентрировал внимание именно на нем. И хотя голос его показался мне знакомым, лица едока я по-прежнему не видел. Судя по комплекции человек, сидевший за столом, был невысокого роста, сухощав и не очень широк в плечах. Сквозь короткую прическу просвечивали свежие красные рубцы за левым ухом, а у самого уха отсутствовала мочка.

— Да, там в подвале,… - начал было по-прежнему не видимый мне Коржан, а до меня вдруг дошло, кто сидит за этим столом и где я раньше слышал этот голос. Догадка была столь ужасна, что меня тут же вырвало, мучительно и жестоко. Это совпало с резким звонком телефона. Часть боевиков повернулась в мою сторону, а большинство уставилось на телефон. Борман, очевидно, взявший надо мной шефство, подскочил ко мне и поволок в туалет.

— Иди, попугай унитаз, — как-то даже добродушно сказал он включая в туалете свет. Затем он прикоснулся к моему затылку и присвистнул. — Вот это у тебя шишмак!

Он достал из кармана куртки носовой платок и сунул его мне:

— Намочи и приложи к затылку.

Посчитав свою благородную миссию на этом выполненной, здоровяк удалился, а я приник ухом к приоткрытой двери. Коржан говорил по телефону. Смысл его речи я понимал мало, да и уловил лишь конец.

— … Ладно, не мельтеши, пять минут, и мы на месте. Да ты и сам пошевели задницей, тебе туда ехать через всю Москву! Лады!

Положив трубку, Коржан обратился к своей братве:

— Чечены собрались в Химках, рядом с Речным. Валим туда, пока они все в куче.

Толпа взревела, кинулась разбирать оружие, а Коржан раздавал инструкции:

— Ларик, Борис — остаетесь здесь! Борман, хорош лопать! Ты уже ящик пива выдул, в собственный хрен сейчас не попадешь, не то что в чеченца.

— Обижаешь, командир… — начал было заводиться Борман, но главарь его уже не слушал. Он обратился все к тому же невозмутимому едоку, судя по всему, продолжающему пить пиво и не собирающемуся уходить из-за стола.

— Да, Бурый, ты у нас самый большой спец по золоту. Посмотри, что там пацаны надыбали подвале у черножопых.

«Значит, точно! — понял. — Это в самом деле Бурый».

И мне невольно вспомнился далекий августовский день и монотонный, глуховатый голос этого человека, доносящийся из динамика рации: «Вторая бригада, прошу ответьте, если вы нас слышите, то сообщаю…» А в голову все лезла характеристика, данная Бурому покойным Чапаем: «Отстреленная мочка… Бурый свидетелей не оставляет…»

Мимо меня с шумом и гомоном проследовала вся братва. Внизу громко хлопали двери, слышался шум моторов. Машины отъехали от дома, и наступила тишина. В ней особенно резко, неприятно и даже как-то не к месту прозвучал звон чайной ложечки, бьющей по стенкам стакана. Это Бурый мешал сахар. До меня даже донесся запах растворимого кофе. Пока он неторопливо прихлебывал кофе, в поле моего зрения появился Борис, так, по-моему, назвал Коржан второго из оставшихся в доме боевиков. Это был типичный головорез, здоровый, широкоплечий, с низким, покатым лбом.

— Я пойду вниз, прилягу, — пробурчал он Ларику. — Башка что-то раскалывается.

Он прошел мимо меня, и вскоре его шаги затихли на первом этаже. Теперь я видел спину Бурого, развалившегося в кресле, видел Ларика, дымившего сигаретой, но я никак не мог рассмотреть Андрея. Он должен был оставаться в этой комнате, но я его не видел.

88
{"b":"38180","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я путешествую одна
Как стать королевой Академии?
Eat. Большая книга быстрых и несложных рецептов
Послание в бутылке
Собственность мистера Кейва
Меню для диабетика. 500 лучших блюд для снижения уровня сахара
Академия грёз. Пайпер и сила снов
Собрание сочинений в 2 томах. Том 2. Золотой теленок
Женщины созданы, чтобы их…