ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Жалко, что у нее не получится настоящего Нового года, — сказал Андрей.

— Ничего, у нее еще вся жизнь впереди, — ответил я и пошел обратно в спальню, к своим сумкам. Уже собрав их, я вспомнил еще кое-что.

— Да, твой майор звонил, — сказал я Андрею.

— Николай? Давно? Что ему было надо?

— Не знаю, я так и не понял. Просто позвонил и спросил, как у нас дела.

Лейтенант явно встревожился.

— Ты чего? — удивился я.

— Понимаешь, он один может вычислить, что речь в статье идет о нас. Слишком много я ему разболтал, таких совпадений просто не бывает: таежные бродяги, золото. Голова у него варит хорошо.

Мы поднялись с Андреем наверх, в комнату, облюбованную Лейтенантом. По пути решали, что делать с золотом — дробить его на две части или везти все в одном рюкзаке.

— Вдруг меня повяжут с ним? А так все понадежней.

— Да ты пойми, я никогда не смогу его продать, — пытался объяснить ему я. Все-таки упаковали золото в один рюкзак. Мы уже закончили, когда яркий свет, на секунду вспыхнувший где-то за окном, привлек наше внимание. Андрей сразу погасил лампу и подбежал к окну. Я последовал за ним и успел заметить, как в полукилометре от дома, чуть левей, погасли фары нескольких машин. Место это мы хорошо знали, там кончалась расчищенная дорога. Приезжая к нам в гости, Николай оставлял машину именно там.

— Тебе не кажется, что это за нами? — тихо спросил Лейтенант.

— Ты думаешь? Может, случайность?

— Юра, я давно уже не верю в случайности. — И, словно очнувшись, он крикнул мне: — Быстро беги вниз, предупреди Елену. Пусть одевает дочь, и принеси гвоздодер из шкафа на веранде.

— Зачем? — удивился я.

— Не рассуждай! Быстро! — прикрикнул Лейтенант и даже подтолкнул меня к выходу, а сам снова приник к окну.

Я кубарем скатился вниз, промчался мимо Ленки, крикнув ей на ходу:

— Кажется, к нам гости. Одевай Лерку и одевайся сама! Быстро!

Фомку я нашел на самой нижней полке большого шкафа и еще на кухне услышал донесшийся сверху грохот. Бегом взбежав по лестнице, я увидел, как Андрей, открыв дверцу того самого странного шкафа, не церемонясь, скидывает на пол всю хранившуюся там утварь вместе с полками. Расчистив загадочную дверь, он выхватил у меня из рук фомку, подсунул ее под железо и со стоном навалился на нее всем телом. Раны на руках не позволяли ему приложить всю силу, и я тоже нажал на стержень гвоздодера, хотя и не понимал, зачем это все нужно. Лишь с третьей попытки язычок замка выгнулся настолько, что дверь, гулко завибрировав, наконец распахнулась. Мы не удержались на ногах и свалились на пол. Андрей первым кинулся к шкафу и, засмеявшись, похвалил сам себя.

— Все-таки, Юрка, знаю я армейскую натуру. Если можно стащить оружие, то офицер подобного шанса не упустит.

Я заглянул в сейф. Там стояли три автомата, снайперская винтовка, несколько цинков с патронами. Андрей взял один из автоматов, отстегнул магазин и, убедившись в наличии патронов, отдал мне.

— Пошли вниз встречать гостей, — сказал он, беря себе другой автомат.

Уже спускаясь, я спросил его:

— А если это из милиции?

— Плевать, пусть это будет хоть сам президент, — зло огрызнулся лейтенант.

Спустившись вниз, мы застали на кухне уже одетую Ленку и наполовину одетую Валерию. Жена моя, вместо того чтобы одевать дочь, стояла сбоку от окна и осторожно рассматривала что-то на улице, прикрываясь плотной портьерой.

— Что там? — спросил я.

— Около калитки несколько человек, что-то решают. О, один идет сюда.

Мы с Андреем проскочили в прихожую, встали по разные стороны двери.

— По-моему, это Николай, — донеслось из кухни. — Он идет один.

Андрей глянул на меня, на какую-то секунду задумался, отставил автомат в сторону, прикрыв его бархатной портьерой, а мне кивнул на дверь, ведущую на веранду. Я все понял без слов, осторожно приоткрыл ее и проскользнул в холодную, неотапливаемую пристройку, служившую хозяевам летней кухней. А в дверь уже стучали, негромко, но требовательно. Стараясь ничего не свалить в захламленном помещении, я пробрался к большому окну, состоявшему из небольших квадратиков цветного стекла. Осторожно выглянув наружу, я увидел на крыльце темную фигуру. Сзади не было видно никого. Это меня и взбодрило, и одновременно насторожило.

— Кто там? — услышал я голос Андрея.

— Свои! — радостно прокричал в ответ майор. Его своеобразный голос я узнал сразу.

Зазвенела щеколда, послышались радостные возгласы обоих офицеров, затем они прошли в дом. Последнее, что я услышал, был вопрос Николая:

— А где Юрий?

— Да спит, ему все нездоровится…

Я не отрывал глаз от калитки, забора, сугробов по другую сторону штакетника. Входная дверь осталась открытой. Я не слышал, как звякнула щеколда. Теперь все зависело только от меня.

Секунды текли томительно долго. За стенкой глухо звучали голоса Андрея, Ленки, Николая. Несмотря на холод, пот заливал мне глаза.

— Ну, где вы там? — пробормотал я себе под нос. — Давайте.

И они появились. Несколько темных силуэтов выросли как из-под земли. Луны не было, но белый снег зимой никогда не позволит темноте властвовать ночью полностью. По одной черные фигуры проскакивали через калитку и устремлялись к дому по единственной расчищенной тропинке. Машинально я начал считать.

— Один, два, три… пять!

В руке первого из них я явственно разглядел пистолет. Теперь мне было плевать, кто это такие: бандиты, милиция или КГБ. За моей спиной находились дочь и жена, я не мог ими рисковать. Вскинув автомат, я поймал на мушку первого из бегущих. Я просто нажал на спуск, грохот выстрелов и звон стекла слились в одну яростную какофонию звуков. До первого из этой шестерки нападавших было чуть больше пяти метров, так что промахнуться я никак не мог. Пули попали ему в левый бок, и сила удара была так велика, что мужика выбросило с тропинки. Я потянул очередь дальше. Благодаря тому, что я находился чуть сбоку от нападавших, почти каждая пуля находила жертву. Еще двое упали на снег, скошенные свинцом.

Следующий за ними бестолково метнулся назад, столкнувшись со своим напарником и помешав тому выстрелить. И лишь последний из этой шестерки успел открыл огонь. Я увидел, как дважды блеснул огонь выстрелов, и над моей головой зазвенело разбитое пулями стекло. Я машинально отпрянул в сторону, затем снова дал очередь по тому месту, откуда только что видел вспышки огня, но мой противник успел пробежать чуть вперед и укрылся за трупами. Я понял это слишком поздно, и следующий выстрел незваного ночного гостя едва не стал для меня роковым. Пуля свистнула над моим левым виском, и я даже почувствовал что-то вроде легкого ветерка, слегка растрепавшего мне волосы.

Отпрянув в сторону, я от души выругался, пригнулся и проскочив под окном в дальний угол террасы следующую очередь дал оттуда, опять устроив грандиозное стеклобитие дачных витражей. После этого я сразу пригнулся, решив уже не испытывать судьбу. И точно, две пули разнесли квадратик красного стекла, засыпав меня осколками. Я быстренько вернулся на свое прежнее место, выпустил патрона четыре в сторону темного бугорка на тропинке и отпрянул в сторону. Две пули с легким свистом ударили в стену дома, пролетев точно в разбитые квадратики стекол. Определенно этот парень хорошо стрелял.

Наша ночная дуэль могла затянуться надолго, но тут над моей головой, откуда-то со второго этажа, треснул одинокий выстрел. Я не понял, в чем дело, но, выглянув в окошко, увидел, как приподнялась из-за двух трупов человеческая фигура, донесся болезненный стон и снайпер завалился навзничь.

«Это Андрей!» — понял я. С минуту я еще разглядывал этот странный ночной пейзаж а затем прошел в дом. Лейтенант как раз спускался сверху, уже одетый, с рюкзаком за плечами и снайперской винтовкой в руке. А на кухне сидела Елена в расстегнутом пальто и расширенными от ужаса глазами смотрела куда-то вниз, на пол. Я глянул туда и увидел лежавшего лицом вниз хозяина дачи. От головы майора медленно растекалась лужа крови.

96
{"b":"38180","o":1}