ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Саруханов Тимофей

Одна голова-хорошо

Тимофей САРУХАНОВ

ОДНА ГОЛОВА-ХОРОШО...

Учение - свет, ученых - тьма. Такая переиначенная поговорка отражает реальность второй половины XX века. Число научных работников в индустриально развитых странах стало исчисляться миллионами. А ведь сравнительно недавно, в прошлом веке, в эпоху невиданного подъема научной мысли, их было примерно в сто раз меньше. Этот феномен следовало бы рассмотреть с разных сторон, но мы пока ограничимся одной, связанной с научными публикациями. Число их растет быстрей, чем количество ученых. Но еще стремительней увеличивается армия авторов публикаций. На первый взгляд это может показаться странным: ведь и статьи, и их авторы должны вроде бы расти или уменьшаться в одинаковой пропорции. Почему же получается иначе? Оказывается, все больше и больше становится соавторов. Соответствующие графики и таблицы недвусмысленно свидетельствуют о том, что исследователи-одиночки в науке постепенно становятся такой же редкостью, как люди, рискующие пересекать океан в одноместной лодке. В настоящее время примерно две трети всех публикуемых научных статей принадлежит двум авторам или трем. Из оставшейся трети больше половины написано группой из четырех и более человек. Еще каких-нибудь 40 лет назад три автора писали всего лишь 5% статей. Через десятилетие процент этот увеличился до 10. По нашим подсчетам ныне данный показатель превысил 30%. Все это подтверждает давнее мнение известного американского науковеда Д. Прайса (кстати, предпочитавшего обходиться без соавторов): "Пропорция статей, имеющих несколько авторов, быстро увеличивается, и в настоящее время она так велика, что если увеличение будет происходить тем же темпом, то к 1980 году статья с одним автором исчезнет. Важно подчеркнуть, что число статей с тремя авторами увеличивается быстрее, чем с двумя, с четырьмя авторами - быстрее, чем с тремя, и т. д. Если эта тенденция сохранится, то... мы будем постепенно двигаться к бесконечному числу авторов на одну статью". Конечно, почтенный ученый не обошелся без преувеличений и недоучета социальных факторов. Все-таки одинокие авторы в океане научных публикаций еще встречаются. А сам этот океан основательно сократился в размерах и понизил свой общий уровень в связи с развалом могучей научной державы СССР. Однако в общих чертах Д. Прайс верно оценил ситуацию Его вывод не вызывает возражений: "Ученые всегда имели сильнейшее желание писать статьи, но гораздо меньшее желание читать их". Ныне большинство научных сочинителей организуются в команды. Очень выгодное мероприятие! Ведь если в группе из пяти человек каждый будет писать по 4 статьи в год, то на его лицевом счету окажется 100 публикаций за пятилетку. Великолепный результат, достигаемый с минимальными усилиями! Легко сообразить, что некоторые члены команды могут оставаться авторами, вовсе не принимая активного участия в научных исследованиях. Для данной группы такие члены обычно играют роль внедрителей и пробивателей. Так некогда участники штурма крепости обзаводились тяжелым бревном-тараном, с помощью которого вдребезги разбивали крепостные стены. Увеличение числа соавторов на первый взгляд должно усиливать интеллектуальный потенциал группы, укреплять коллективный разум и способствовать замечательным успехам в науке. Как говорится, одна голова хорошо, а две лучше (тем более несколько). Тут-то и закрадываются в душу мучительные сомнения. Как же так получается? Число соавторов растет стремительно, а количество научных открытий столь же стремительно уменьшается. Какие крупные теоретические достижения приходятся на последние тричетыре десятилетия? Или даже на последние полвека? Окиньте мысленным взором необозримые просторы наук математических, физических, химических, геологических, биологических... Нет нужды перечислять, тем более что конкретных областей знания будет не менее тысячи. И какие же новые "цветы идей" появились на этом обильно унавоженном ассигнованиями интеллектуальном пространстве? Увы, оригинальных, значительных и перспективных теоретических разработок почти нет: раз-два и обчелся. Особенно уныло выглядит эта картина по сравнению с первой третью XX века, когда научные открытия сыпались как из рога изобилия, причем авторами были не сообщества и коллективы, а единичные исследователи. Вообще в истории науки мыслителям-одиночкам доводилось делать по два, три и более крупных открытий (Ньютон, Эйлер, Ломоносов, Менделеев, Вернадский и др.). А вот соавторам никогда не удавалось сделать хотя бы два значительных открытия... Да и одно-то им оказывалось не по плечу. Это было замечено давно. Без малого сто лет назад В. И. Вернадский писал: "История науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации ученых..." В чем же дело? Отчего при увеличении числа голов соавторов количество вырабатываемых ими мыслей уменьшается? Одна из причин была отмечена еще в прошлом веке в эпиграмме:

По паре ног у них двоих. Теперь мы видим вкупе их. Два автора, на удивленье многим, Являются одним четвероногим.

Иначе говоря, с возрастанием голов увеличивается вдвое число ног. Этот очевидный факт демонстрирует одну важную закономерность: в группе складываются не только положительные знания ученых, но также и их невежество. Любой здравомыслящий человек не знает неизмеримо больше, чем знает. Следовательно, в группе ученых "отрицательный заряд" незнания получается чрезмерно большим, а потому и общий уровень значительно уступает уровню работ неглупого одиночки. И еще одно обстоятельство. В группе преобладают осредненные решения, тогда как подлинное открытие есть творческий акт, вспышка мысли, озарение, а не тление. Но, как бы то ни было, широкие массы соавторов уверенно шествуют по научной стезе, затаптывая хилые ростки идей и сметая на своем пути растерянных и неорганизованных одиночек, вечно высказывающихся невпопад, вылезающих из ряда вон со своим личным мнением. А ведь еще мудрый Козьма Прутков проницательно отметил: "Да разве может быть СОБСТВЕННОЕ мнение у людей, не удостоенных доверием начальства?! Откуда оно возьмется?"

1
{"b":"38185","o":1}