ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что у вас тут творится-то? - поинтересовалась Рита. - Хочется приобщиться к общественному бытию. Кто-кого-куда?

- Что твориться? Что твориться... А мы знаем? Нас все это не волнует. Мы уже две недели вот так... - Мишенька призадумался. - Гуляем. Работы нет. Денег валом. Гуляем!

- Да... А что вообще творится? - задорно крикнула с заднего сидения Анечка. - Надо купить газету! В газетах пишут!

- Лер! Ты как насчет притормозить? Я бы добежал... - попросил Мишенька.

Лера мягко поставила "Шевроле" у киоска.

- Сходи! - разрешила она и тронула пальцем паучка.

Этот жест заставил Риту еще раз обратить внимание на сувенир. Она не очень поняла, зачем Лере понадобилось сообщить о том, что кто-то постоянно наблюдает за происходящем в салоне. Странная откровенность. Если только... Если только у нее есть общие с Анечкой и Мишенькой секреты от мужа. Что ж... вероятно так и есть.

Через пару минут Мишенька вернулся с местным изданием СМИ.

- Поехали, - сказал он, падая на сидение и разворачивая тусклые газетные листы.

- Что там пишут-то? - лениво поинтересовалась Анечка.

Лера в своей обычной манере резко тронулась с места.

- Так... так... - деловито начал Мишенька. - Да ты знаешь... Ничего! Бредятину какую-то. Даже читать не хочется. На! Ты просила!

Он протянул газету Рите. Она утащила ее и попыталась прочитать несколько абзацев.

Несколько светских сплетен. Собчак. Пара питерских музыкальных звезд и неизбывная питерская претензия на столицу. Несколько мошенников, обещающих решить все проблемы по фотографии, пяток гадалок с причудливыми именами...

- "Телепатия - миф и реальность. Профессор Легион раскручивает торсионные поля!" - прочитала она вслух и поморщилась. - Интересно, он так и родился с этой фамилией?

Мишенька хохотнул:

- Крутая фамилия! Имя им - легион! Сатана, мазафака!

- Исцеление во сне... мысли сквозь бетонную стену... Тьфу! Желтизна какая! Как вы это читаете? - пробормотала Рита. От букв начало мутить. Она сложила газету и снова достала калейдоскоп.

Газета перекочевала к Анечке.

- А мне по приколу... - сказала та и полюбила газету.

Некоторое время они ехали молча, каждый занимаясь своим делом. Лишь когда тряхнуло на какой-то колдобине, Рита отвлеклась от трубочки и обнаружила, что мимо уже проносятся леса.

- Куда едем-то?

- Ну ты же должна помыться, позавтракать. Мы едем в сауну, - объяснил Мишенька и принялся набивать косяк.

Они свернули на боковую дорогу и вскоре остановились у небольшого кемпинга, рядом с которым стояло еще два черных мерса.

Рита поспешила выйти из машины. Она остановилась в нескольких шагах и с наслаждением вдохнула отрезвляющий, по-весеннему влажный воздух. Было приятно слушать тихие шорохи ветра и позволять ему нежно прикасаться к щекам. Бесформенное пасмурное небо еще сильнее навалилось на плоскую питерскую землю. Казалось, облачность лежит прямо на верхушках леса.

- Какая-то она плоская, ваша планета... - Сказала Рита.

- Ага, - кивнула Анечка.

Далеко - то ли где-то за лесом, то ли за облаками послышался низкий еле ощутимый гул. Хмель выдувало, но мир от этого не становился обыденнее. Он становился угрожающим. Неизвестная и неведомая душа стихий чувствовалась в его обманчивом умиротворении.

- Кажется, я понимаю, зачем вам так много всего... - пробормотала Рита.

- Ага. По-другому нельзя. Пойдем. Здесь мы только позавтракаем и помоемся! - объявила Анечка и направилась к зданию. - Знаешь, когда я сюда переехала, меня все это прикалывало. А сейчас - надоело. Пустое это все. От этого у каждого питерца какое-то свое безумие выращивается. Мишкина матушка, например, экотомит на туалетной бумаге, чтобы антикварные издания поэтов-модернистов скупать. На фиг они ей?

В коридоре заведения была вызывающая поддельная роскошь. Роскошь для новых русских. Не для тех новых, которые, горбатясь под сумками, летали в Турцию за кожаными куртками, и не для тех, которые поверили в яркие лозунги о свободе и кинулись трудиться в маленьком робком кооперативчике, а для тех, кто вложился сразу во взятки, пушки, бронированные джипы, и собирал со всех этих глупырей дань.

- Внутри тут вполне... Мур-мур. - Мишенька потерся об Ритину щеку носом и поцеловал ее в ухо.

Рита улыбнулась. Надо будет потом, без Леры узнать, что заставило приятелей так глубоко погрузиться в дружбу с Лерой. Собственное желание или суровая необходимость?

Компания шумно миновала еврокоридор и загрузилась в еврономер. Электрический свет снова привел притихших было Мишеньку и Анечку в бодрое состояние. Они сразу, без ненужных условностей разделись и поторопились в сауну. И Рита не спеша разделась, наблюдая, как Лера освобождает свое холеное тело от фирменных тряпок. Надо же иметь такое кукольное лицо. Манекен, а не девушка. Хотя и красивая.

Все должно быть естественно, подумала Рита и не стала затягивать процесс раздевания дольше. В конце концов, если Лера хочет проверить ее шмотки, если ее это утешит - пусть проверит! Ничего она там не найдет. Потому что все у Риты в голове.

В сауне было хорошо. Пар сделал тело легким и чистым. Ополоснуть покрытые россыпью пота распаренные тела под душем, смывая время, прошлое, напряги. Нет. Неплохо, что Рита поехала пораньше. Перед Голландией надо придти в подходящее состояние. В голландское. Если в состояние не войдешь, то будешь выглядеть, как дурак и все провалишь. Все должно быть естественно.

В дверь позвонили. Рита приоткрыла глаза и сквозь потоки душевой воды увидела, как смиренная перепуганная обслуга принесла креветок, устриц, пиво, коньяк, опять текилу, икру, фрукты. Мишенька забивал третий косяк. Лера молча улыбалась и курила. Из одежды на ней остался только перстень. Пепел она аккуратно стряхивала в пепельницу, держа ее во второй руке.

- Й-йех! - воскликнула Рита, обняла Анечку, и они рухнули вместе в бассейн.

Вода сомкнулась над головами. Рита нащупала около дна вибрирующий от напора шланг и поднялась, держа его в руках. Она направила струю в Анечку. Та завизжала, закрываясь руками.

- Девчонки! Идите пить и курить! Будем сладостно погибать! - громко позвал Мишенька.

3
{"b":"38190","o":1}