ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Поехали в музей! Я хочу духовной пищи! - Анечка вприпрыжку побежала по лестнице на улицу.

На последней ступеньке она поскользнулась и упала задницей на снег. Мишенька, который шел следом, споткнулся об Анечку и упал сверху.

Лера снисходительно улыбнулась. В ее сумочке зазвонила мобила, и красотка, вытаскивая телефон, отошла в сторону. Рита скосила глаза и сосканировала глазами содержимое сумочки - оно поразило своим порядком. Лера в сауне никак не вязалась с этим идеальным расположением дамских штучек. Было бы естественно, если бы она вытряхнула сумочку на ступеньки, чтобы найти телефон. Да. Так было бы естественно. В противном случае, вся эта оргия была бы для Леры бессмысленным занятием нужным только для поддержания имиджа. Но платит-то она! Для кого же нужен этот имидж? Для двух жалких журналистов? Для Анечки и Мишеньки? Или для кого-то еще, кто должен узнать об этом из рассказов?

Лера улыбнулась и сказала в трубку:

- Очень весело... Сейчас едем в музей... Мы еще не решили... - Она нажала кнопку отбоя и неожиданно противным голосом крякнула. - Хватит валяться. Пора!

Приятели послушно выкарабкались из снега и, отряхиваясь на ходу, устремились к машине.

- Так куда мы едем? - спросила Рита, когда все наконец уселись в "Шевроле". Мишенька впереди, Рита с Анечкой сзади.

- В Кунст-камеру. На Каменный остров! А потом в Петропавловку! сказал Мишенька.

- Сразу всюду? - с сомнением переспросила Лера.

- Да-да! - Анечка захлопала в ладоши. - Непременно! Там есть ресторан "Каземат". Ты должна попробовать " Обед вертухая". Там все, как в настоящей тюрьме. Так здорово! Поехали!

- Миша! Забей еще штакету... А то что-то заносит, - попросила Лера и рванула с места в своей обычной манере.

Мишенька справился с косяком, и сизый сладкий дым опять заволок салон машины.

Они летели стрелой в тусклом безвременьи пасмурного дня. И машины, попадающиеся по пути и навстречу, казались нарисованными в компьютерной игрушке. И чем быстрее они ехали, тем более нарисованным казался весь мир. А потом и вовсе стало казаться, что никуда они не едут, а сидят где-то в комнате и смотрят ящик. Или спят, а все вокруг им снится.

- А почему ты не возьмешь шофера? - спросила Рита, пропуская свою порцию каннабиса.

Лера усмехнулась:

- Ты знаешь хоть одного шофера, который сможет столько выжрать, а потом ехать?

Рита понятливо кивнула - они обгоняли все машины на шоссе.

Лера включила музыку. Низкий черный голос принялся твердить одну и ту же фразу: "Сын дъявола", по-кошачьи взвизгивали далекие женские голоса. Вдруг предметы в Ритиных глазах как-то размазались, словно замедлились во времени.

- Странная музыка... - оценила Рита. - Необычная. У меня не очень хороший слух, но я слышу нечто особенное.

- Ага... - кивнула Анечка, блаженно улыбаясь. - Классная. Меня так прет от нее, будто Череп знал, как подействует трава. А под кислым под нее вообще очень классно. Можно даже увидеть что-нибудь типа Африки. И племена пигмеев. Ты видела пигмеев?

- А кто это, Череп? - спросила Рита, пропустив текст про пигмеев и Африку.

- Один наш приятель. Он пишет музыку для дискотек. Он очень прикольный. От передоза у него выпали все волосы и даже бровей теперь нет. Он, типа, переродился и уже не совсем человек... Мы тебя познакомим. Правда, мы уже давно не видели его. Но это не проблема.

- Да-а... Круто. Волосы выпали - это круто, - кивнула Рита.

Мишенька, пыхнув, протянул косяк Лере. Его рука двигалась замедленным стробоскопическим образом.

Бормотание на диске сменилось низкими спусками звука. На полтона вниз. Еще раз вниз. И немного медленнее. Будто самолет начал снижаться в багровую тьму преисподней. И с каждым спуском вещи теряли по одному из своих реальных свойств. Сначала связь с названием, потом наполненность объема. Рита тупо смотрела на бутылку текилы, которая откуда-то появилась у Анечки в руке и удивлялась, как можно держать бутылку, которой не существует. Откуда-то из пищеварительной системы поднялось ощущение тихого первобытного ужаса. Предметы отслоились от названий. Рита тряхнула головой, чтобы прогнать наваждение.

- Черт!

Анечка улыбалась идиотической улыбкой и, ни слова ни говоря, протянула бутылку.

- Классно? Правда?

- Ага, - согласилась Рита и, дорожа проблеском сознания, отхлебнула из горлышка.

Каннабис отпустил.

Предметы снова соединились со словами. Мишенькино лицо расплылось в невинной блаженной улыбке, он протянул к Рите руки. И вдруг она узнала, что больше всего на свете любит Анечку и Мишеньку, и даже Леру, хоть у нее в сумке порядок. Сумка не шла из головы, крутясь вертолетом, она увеличилась до непостижимых размеров и затмила все пространство.

Струя холодного воздуха опять выдернула Риту в реал.

Хозяйка машины не спеша чуть приспустила окно. Ненамного. На пару сантиметров. Но этого было достаточно, чтобы кумар в салоне начал развеиваться.

- Лер! Не май месяц! - упрекнул ее Мишенька.

Но Лера отмахнулась:

- Глаза выедает!

Мишенька деловито откинув переднее сидение, перевалился назад.

- Что ты делаешь, придурок? - без интонационно возмутилась Лера.

Машина круто вильнула, болтнув компанию, будто мешки. Раздался дружный хохот единственной причиной которого было обилие употребленных веществ.

- Э-э-э! - сказала Лера. - Какие вы хитрые!

Она остановилась, съехав, не глядя, в какой-то кювет, и тоже откинула свое сидение. Таким образом куча стала общей. Взгляд Риты упал на паучка, и она с интересом подумала, в постоянном ли режиме мифический муж следит за своей фешенебельной красоткой. И почему бы ему не записывать все это на кассету и не продавать потом в качестве легкой эротики?

Но Леру наличие паучка не смущало. И Рита подумала, что сообщение про камеру могло быть шуткой. Просто шуткой.

Издали машина напоминала дымовую шашку. Дым конопли валил из приоткрытого окна, а от заснеженных сосновых стволов упруго отражался заводной танцевальный микс.

Компания предавалась самозабвенному сладострастию, когда кто-то постучал по крыше машины.

Рита подняла голову - мент. Пузан в серой форме упорно долбил кулаком по крыше.

5
{"b":"38190","o":1}